ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тарзан навещал немецкий штаб несколько дней кряду, надеясь уцепиться за какую-нибудь ниточку, ведущую к ней. Где она может находиться? С другой стороны, он не терял времени даром, его искусные проделки приводили немцев в смертельный страх. В этом ему помогали обрывки разговоров, которые он подслушивал, находясь в расположении немецких войск.

Однажды ночью, затаившись в кустах неподалеку от штаба полка, Тарзан стал свидетелем беседы нескольких офицеров. Один из них рассказывал, о чем говорят туземные солдаты в связи с их поражением несколько недель тому назад, когда в траншее появился лев-людоед, а с ним полуобнаженный белый гигант. Аскари считали, что это был демон джунглей.

– Вероятно, там орудовал тот же человек, что и в штабе, – предположил второй. – Хотел бы я знать, почему он похитил именно майора Шнайдера? Он же легко мог выкрасть самого генерала.

– У капитана Фрица Шнайдера есть некоторые предположения, – вмешался третий. – Неделю назад он сказал, что знает, почему похитили его брата. Это была ошибка, основанная на их внешнем сходстве. Он утвердился в своем мнении, когда узнал о гибели фон Госса во время ночной атаки на траншею, и, вероятно, от рук того же самого человека. Фон Госс был в одной экспедиции со Шнайдером. В ту ночь, когда похитили майора, еще один участник экспедиции был найден со свернутой шеей, и Фриц считает, что этот дьявол охотился за ним и членами его команды, но ошибся. Краут рассказал ему, что когда он представлял майору фрейлейн Кирчер и произнес его фамилию, этот дикарь вскочил в окно и бросился на Шнайдера.

Вдруг офицеры прервали разговор и прислушались.

– Что бы это могло быть? – спросил один из них. Они посмотрели в сторону кустов, откуда раздалось приглушенное рычание. Это рычал Тарзан, который понял, что, благодаря его ошибке, виновник страшного преступления в бунгало все еще жив, что убийца жены все еще не отомщен.

В течение долгой минуты офицеры стояли в напряженной тишине, всматриваясь в кусты, из которых донесся зловещий звук. Каждый из них моментально вспомнил случаи таинственных исчезновений людей из лагеря, часовых с отдаленных постов, солдат, убитых среди белого дня тем же неведомым существом. Офицеры вспомнили о следах, оставленных ногтями и пальцами гиганта на шеях мертвецов, об отпечатках мощных зубов и стали быстро расходиться, держа оружие наготове. Один из офицеров заметил легкое движение ветки и выстрелил без предупреждения, но Тарзана в кустах уже не было. Спустя десять минут он находился в той части лагеря, где располагался отряд туземных войск под командованием Фрица Шнайдера. Солдаты-аскари спали прямо на земле, для офицеров же были разбиты палатки. К ним-то и подползал Тарзан. Он двигался медленно и осторожно: немцы знали, что их сверхъестественный противник проник в лагерь, чтобы взять свою кровавую ночную дань, и были начеку. Тем не менее, человек-обезьяна благополучно миновал посты и подкрался к па латкам. Здесь он затаился и прислушался. Из палатки доносилось спокойное дыхание спящего человека – только одного. Тарзана это устраивало. Ножом он разрезал веревки на задней стенке и бесшумно вошел внутрь. Тарзан подошел к спящему человеку и склонился над ним. Конечно, он не мог знать, был ли это Шнайдер, но намеревался узнать это, причем немедленно. Тарзан тихонько тронул человека за плечо. Тот тяжело повернулся и выругался низким гортанным голосом.

– Тихо! – шепотом предупредил его Тарзан. – Тихо, или я убью тебя!

Немец открыл глаза. В тусклом свете ночника он увидел мощную фигуру, склонившуюся над ним. Затем неизвестный гигант схватил его за плечо сильной рукой, а другой слегка сдавил горло.

– Не вздумай кричать, – приказал Тарзан. – Отвечай на мои вопросы шепотом. Как твое имя?

– Люберг, – ответил офицер. Он дрожал. Сверхъестественное появление полуобнаженного гиганта наполнило его страхом. Он тоже припомнил таинственные исчезновения и загадочные убийства. – Что вам нужно?

– Где гауптман Фриц Шнайдер? Где его палатка?

– Капитана здесь нет, – сказал Люберг. – Вчера он отправился в Вильгельмсталь…

– Я не буду убивать тебя сейчас, – произнес человек-обезьяна. – Сначала я проверю твои слова, и если окажется, что ты солгал мне, смерть твоя будет ужасна. Ты знаешь, как погиб майор Шнайдер?

Люберг отрицательно покачал головой.

– А я знаю, – продолжал Тарзан, – и, поверь мне, его смерть была не лучшей даже для проклятого гунна. А теперь повернись лицом вниз и закрой глаза. Не двигайся и не издавай никаких звуков.

Люберг в точности исполнил приказ, и, как только он закрыл глаза, Тарзан выскользнул из палатки. Через час он уже находился за пределами лагеря, направляясь в сторону небольшого городка Вильгельмсталь, служившего летней резиденцией правительства Германской Восточной Африки.

* * *

Фрейлейн Берта Кирчер растерялась. Она была оскорблена и рассержена – потребовалось немало времени, прежде чем ей пришлось признать, что она, всегда гордившаяся своим знанием джунглей, заблудилась в этой небольшой части страны между Пангани и железной дорогой на Танга. Она знала, что Вильгельмсталь расположен милях в пятидесяти на юго-восток, но в силу разного рода обстоятельств вдруг обнаружила, что не может определить нужное направление.

Вначале она шла от немецкого штаба по дороге с ясно различимыми указателями, уверенная в том, что легко доберется до Вильгельмсталя. Чуть позже она получила предупреждение, что сильный британский патруль движется к железной дороге на Танга.

Сойдя с тропы, она оказалась в густом кустарнике, и, поскольку небо было плотно затянуто тучами, Берта Кирчер решила воспользоваться компасом. Тут-то она и обнаружила, что компаса нет. Однако, полагаясь на свое знание леса, она решила продолжить движение, чтобы обойти британский патруль с тыла. Несколько раз Берта Кирчер меняла направление движения, и, по ее расчетам, она должна была уже давно выйти на дорогу южнее Танга, однако лес не кончался; и девушка начала испытывать настоящую тревогу.

Ее лошадь прошла весь день без пищи и воды. Приближалась ночь, и Берта Кирчер окончательно поняла, что заблудилась в дикой и бездорожной стране, хорошо известной в основном обилием мух цеце и хищных животных. Ее сводило с ума сознание того, что она не имеет никакого представления о направлении своего движения, и вполне вероятно она не приближается к цели, а удаляется от нее вглубь мрачной и опасной страны Пангани. Однако останавливаться было нельзя, нужно было идти вперед!

Берта Кирчер не была трусихой, кем угодно, только не трусихой; но когда вокруг нее стала сгущаться темнота, она не могла выбросить из головы мысли о тех ужасах, которые подстерегают ее в ночных джунглях до тех пор, пока восходящее солнце не развеет кромешный мрак. До наступления темноты ей удалось отыскать среди густого кустарника небольшую лужайку. В центре росло несколько деревьев. Здесь Берта Кирчер решила устроить ночевку. Трава была высокая и густая. Девушка стреножила лошадь и устроила себе постель. Вокруг деревьев она собрала много сухих сучьев для хорошего костра. Когда стемнело, она развела огонь, достала из седельного вьюка еду и флягу с водой. Берта Кирчер позволила себе сделать всего один глоток, экономя живительную влагу на экстренный случай. Сердце ее наполнилось жалостью к бедной лошади, которой воды не досталось, и не мудрено – ведь даже немецкие шпионки могут иметь доброе сердце, а эта была очень молода и сентиментальна.

Вокруг стоял непроглядный мрак – ни луны, ни звезд, а свет от костра лишь подчеркивал темноту, выхватывая из темени небольшой пятачок травы да пару ближайших деревьев, на коре которых плясали отблески огня. Но уже в трех шагах от пламени не было видно ни зги. Ночь опустила свой черный занавес, за которым готовились к выходу будущие участники лесной драмы.

Джунгли дышали зловещим спокойствием. Где-то вдали слышались слабые отголоски пушечной пальбы, но в какой именно стороне, Берта Кирчер определить не могла. Она лихорадочно напрягала слух, пока нервы ее не оказались на грани срыва, но так и не сумела установить направления звуков. А ведь это было для нее так важно, поскольку тогда она знала бы, в какую сторону ей идти утром.

11
{"b":"3394","o":1}