ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Человек-обезьяна вышел вперед и позвал Нуму на языке великих Мангани, отвлекая его от девушки. Без сомнения, лев узнал его, как узнал и копье, которое Тарзан сжимал в загорелой руке. Лев замер, размышляя, что делать – нападать или спасаться бегством.

Человек-обезьяна решительно двинулся в сторону зверя.

– Уходи, Нума! – крикнул он. – Или Тарзан снова привяжет тебя и поведет через джунгли без еды и питья. Смотри: вот мое копье, ты помнишь, как я колол тебя наконечником и бил древком по голове? Уходи, Нума! Я – Тарзан из племени обезьян приказываю тебе!

Лев оскалился и зарычал, отбиваясь от копья, которым Тарзан пытался его уколоть, но вскоре вынужден был ретироваться. Человек-обезьяна перемахнул через мертвую лошадь, и девушка с удивлением уставилась на могучую фигуру, отгоняющую свирепого льва, медленно отходившего от своей жертвы.

Когда Нума отошел на несколько ярдов, Тарзан обратился к фрейлейн Кирчер на чистейшем немецком языке:

– Вы сильно ушиблись?

– Не думаю, – ответила она, – но я не могу освободить ногу из-под лошади.

– Попытайтесь еще раз, – скомандовал Тарзан. – Я не знаю, как долго смогу удерживать льва.

Девушка отчаянно напряглась, но вскоре в изнеможении откинулась назад.

– Это невозможно! – крикнула она.

Тарзан медленно попятился назад, наклонился, ухватился рукой за подпругу и одним рывком приподнял лошадь с земли. Девушка освободилась и вскочила на ноги.

– Вы можете идти? – спросил Тарзан.

– Да, – ответила она. – Нога затекла, но, кажется, повреждений нет.

– Хорошо. Теперь медленно отступайте, но не делайте резких движений. Надеюсь, он не нападет.

С предельной осторожностью оба попятились к кустам. Нума немного постоял, зарычал и неторопливо двинулся вслед за ними. Тарзан не знал, что собирается предпринять Нума, но вполне можно было ожидать нападения. Когда лев подошел к трупу лошади, Тарзан замер. Нума тоже остановился. Тарзан ждал, что за этим последует. Лев посмотрел в их сторону долгим взглядом, сердито зарычал, затем взглянул на лежащую перед ним добычу и бросился на тушу, продолжая прерванную трапезу.

Девушка вздохнула с глубоким облегчением. Они возобновили свое медленное отступление. Лев пожирал мясо, бросая на них косые злобные взгляды.

Когда Тарзан и фрейлейн Кирчер углубились в густой кустарник, девушка внезапно почувствовала сильное головокружение, и она упала бы, если бы Тарзан, заметивший состояние своей спутницы, не поддержал ее. Через некоторое время она пришла в себя.

– Мне было тяжело, – сказала она извиняющимся тоном. – Моя жизнь висела на волоске, а я ничего не могла поделать. Вот нервы и не выдержали, но теперь мне лучше. Как я могу отблагодарить вас? Невероятно, вы, кажется, совсем не боялись этого чудовища, похоже, он боялся вас. Кто вы?

– Он меня знает, – мрачно ответил Тарзан, – потому и боится.

Человек-обезьяна стоял лицом к девушке и впервые мог рассмотреть ее. Она была красива, этого нельзя было отрицать, но Тарзан остался равнодушным. Чисто внешняя красота не облагораживала ее душу, которая, вероятно, была черна, как грех. Фрейлейн Кирчер служила немцам, и Тарзан ненавидел ее. Смерть была для нее достойной карой, но возмездие не могло заключаться лишь в физическом уничтожении, нужно было избрать способ, который нанес бы наибольший урон врагу.

Тарзан взглянул на красивые обнаженные груди, с которых Нума сорвал одежду. На гладкой белой коже между холмиков грудей покачивался медальон. Человек-обезьяна увидел то, что вызвало в нем внезапный гнев и изумление – золотой медальон, отделанный бриллиантами. Золотой медальон, подаренный Джейн в знак любви и сорванный с ее шеи убийцей Шнайдером. Девушка заметила взгляд Тарзана, но не поняла его. Тарзан грубо схватил ее за руку.

– Где вы это взяли? – воскликнул Тарзан, срывая с нее украшение.

Девушка оскорбленно выпрямилась.

– Отпустите мою руку, – возмутилась она, но человек-обезьяна с еще большей силой сжал пальцы.

– Отвечайте! – потребовал он. – Где вы его взяли?

– А вам какое дело?

– Это моя вещь! Скажите, кто дал вам медальон, иначе я брошу вас обратно льву!

– И вы сможете это сделать?

– Почему бы и нет? Вы шпионка, а шпионов казнят.

– И вы собираетесь казнить меня?

– Я собираюсь отвести вас в штаб, там решат, что делать с вами. Но Нума расправится с вами быстрее. Так что вы выбираете?

– Его дал мне Фриц Шнайдер, – ответила девушка.

– Значит, вы выбрали штаб! – сказал Тарзан. – Пошли!

Продираясь через кусты рядом с Тарзаном, фрейлейн Кирчер напряженно размышляла. Они двигались на восток, и это ее устраивало, она была даже рада находиться под защитой гигантского белого дикаря. Она постоянно помнила, что в кармане у нее лежит пистолет. Человек, пленивший ее, вероятно был просто глуп, раз не догадался обыскать ее.

– С чего вы взяли, что я шпионка? – спросила она после длительного молчания.

– Я видел вас в немецком штабе, – ответил Тарзан, – а затем в лагере англичан.

Берта Кирчер не могла позволить ему отвести себя обратно к англичанам. Она должна во что бы то ни стало добраться до Вильгельмсталя, даже если придется применить оружие. Она бросила косой взгляд на высокую фигуру. Какое великолепное существо, и все же он – животное, способное убить ее, если она не убьет его первой. А медальон? Она должна заполучить его обратно и доставить в Вильгельмсталь.

Тарзан шел теперь фута на два впереди, так как тропа сузилась. Берта Кирчер осторожно вытащила пистолет. Одного выстрела было бы достаточно, с такого короткого расстояния она не могла промахнуться. Размышляя таким образом, она, тем не менее, невольно любовалась атлетической фигурой Повелителя джунглей, его гладкой смуглой кожей и всем его обликом, которому мог бы позавидовать любой из древнегреческих героев.

Волна внезапного чувства охватила ее. Нет, она не могла этого сделать, однако было необходимо освободиться и захватить медальон. Берта Кирчер взмахнула пистолетом и, почти вслепую, что было сил ударила Тарзана рукояткой по затылку. Как подкошенный, он рухнул на землю.

VI. ВОЗМЕЗДИЕ И МИЛОСЕРДИЕ

Часом позже Шита-пантера охотилась и случайно взглянула на голубое небо. Ее внимание привлек Ска-гриф, медленно кружившийся над кустом примерно на расстоянии мили. Целую минуту желтые глаза следили за полетом отвратительной птицы. Они видели, как Ска нырял и взмывал вверх в зловещем кружении. Движения Ска были понятны Шите. Она догадалась, что гриф парит над кем-то живым: либо над зверем, пожирающим добычу, либо над умирающим животным, на которого не решается напасть. В любом случае для Шиты это означало мясо, поэтому осторожная кошка двинулась окольным путем, мягко ступая своими низкими с подушечками лапами. Ее движения были бесшумны, ни птица, ни жертва не должны заметить ее приближения. Затем, принюхиваясь к каждому дуновению легкого ветерка, Шита-пантера осторожно поползла вперед. Вскоре ее острый нюх уловил запах человека – Тармангани.

Шита остановилась. Она не охотилась на людей, до этого она избегала неприятного соседства, но в последнее время начала привыкать к людям, потому что на ее охотничьей территории появилось много солдат. Солдаты распугали всю дичь, и Шита была ужасно голодна.

«Видимо, Ска решил, что этот Тармангани беспомощен и уже находится на грани смерти, иначе не кружил бы над своей жертвой с такой настойчивостью», – подумала Шита. Выйдя из густого кустарника, она со злорадством и жадностью уставилась своими желто-зелеными глазами на тело полуобнаженного гиганта Тармангани, лежащего лицом вниз на узкой тропе.

* * *

Нума, насытившись, схватил обглоданную тушу лошади Берты Кирчер за шею и оттащил в кусты. Затем направился на восток к своему логову, где оставил самку. Наевшись, он думал только об отдыхе и шел не таясь, ступая величественно и смело. За поворотом тропы он увидел странную сцену: к лежащему лицом в пыли неподвижному Тармангани осторожно подкрадывалась Шита-пантера. Нума внимательно вгляделся в полуобнаженного гиганта и узнал его. Лев издал тихое рычание-предупреждение: это был его Тармангани. Положив лапу на спину Тарзана, Шита резко обернулась, чтобы взглянуть на непрошенного гостя.

13
{"b":"3394","o":1}