ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун. Книга 2
«Под маской любви»: признаки токсичных отношений
Охота
Дневник слабака. Предпраздничная лихорадка
Один плюс один
Девушки сирени
Осень
Связанные судьбой
Отчаянная помощница для смутьяна
A
A

– А если я добровольно полечу с тобой, ты выполнишь мою просьбу? – спросила она Усангу.

– Какую?

– Пусть твои люди отпустят белого человека, когда мы улетим. Нас ему не догнать. Подари ему жизнь и свободу – больше я ничего не прошу.

– Ты и так полетишь со мной. Какая разница – добровольно или насильно. Я стану великим королем, а ты будешь во всем повиноваться мне.

Усанга с самого начала решил взять правильный тон с этой задавакой. Наученный горьким опытом с Нарату, он не желал повторения ошибок.

Берта Кирчер замолчала. Бесполезно было взывать к этому тупому существу. И она с печалью подумала об участи лейтенанта, объяснившегося ей в любви.

По приказу один из негров отнес девушку в кабину. Усанга снял ремни с ее рук, привязал Берту Кирчер к сиденью, а сам расположился впереди.

Девушка поглядела на лейтенанта. Она была очень бледна, однако мужественно улыбалась.

– Прощайте! – крикнула она.

– Прощайте! Да благословит вас Бог! – хрипло ответил он. – Можно я теперь скажу то, о чем смолчал тогда?

Девушка что-то ответила, но слова ее потонули в шуме мотора. Усанга завел двигатель, самолет тронулся с места. Гарольд Олдуик застонал от душевной муки. Его любимую девушку увозили на верную гибель. Аэроплан сделал разбег и взмыл в воздух. Взлет прошел на удивление чисто, но лейтенант-то понимал, что это случайность. В любое мгновение самолет мог рухнуть вниз, а если произойдет чудо и Усанга удержит машину в воздухе, то все равно катастрофа неминуема – ему ни за что не посадить самолет.

Но что это? У лейтенанта екнуло сердце.

XIII. УСАНГА ПОЛУЧАЕТ ПО ЗАСЛУГАМ

В течение двух дней Тарзан неторопливо охотился на севере, после чего повернул назад. Ночь он провел на дереве неподалеку от хижины, где оставил Берту Кирчер и летчика, ибо на рассвете хотел поймать рыбу для своих спутников. Замерев в неподвижности на корточках на берегу тихой заводи, он терпеливо поджидал добычу, полагаясь на собственную молниеносную реакцию, так как рыбу он собирался ловить голыми руками.

Вот уже блеснула чешуя, рыбина подплывала. Еще минута, и он выхватит ее из воды, но в этот момент за спиной Тарзана раздался шум упавшего тела, и рыбина вмиг исчезла. Тарзан негодующе зарычал. Обернувшись, он оказался лицом к лицу с Зу-Тагом.

– Что тебе, Зу-Таг?

– Зу-Таг пришел к воде напиться, – ответил самец.

– А где племя? – спросил Тарзан.

– Ушло в лес.

– А самка Тармангани и самец? Они в безопасности? – спросил человек-обезьяна.

– Они ушли, – сообщил Зу-Таг. – Куду уже дважды выходил из своего логова с тех пор.

– Их прогнало племя? – удивился Тарзан.

– Нет, – возразил Зу-Таг. – Сами ушли, мы не видели, куда, и не знаем, зачем.

Тарзан поспешил к хижине. Та и вправду оказалась пустой. На стене была приколота записка. Тарзан снял бумажку и прочел следующее: «После вашего рассказа про Берту Кирчер, которую вы терпеть не можете, я считаю бесчестным продолжать навязываться вам. Наше присутствие мешает вам идти к побережью, поэтому мы уходим к белым. Мы оба благодарны вам за вашу доброту и защиту. Будь такая возможность, я бы с готовностью отблагодарил вас при встрече.»

Под текстом стояла подпись лейтенанта Олдуика.

Тарзан дернул плечом, скомкал бумажку и швырнул на пол. Он почувствовал явное облегчение от того, что остался один. С глаз долой – из сердца вон… Однако вскоре ему стало как-то неуютно, и он решил двинуться на запад, к побережью. Сначала он пойдет вдоль реки на север, через несколько миль река повернет на запад, к подножью гор. Перейдя горы, он поищет ручей, бегущий к западному побережью, а там быстро доберется до цели.

Но не прошел он и несколько шагов, как вдруг остановился.

– Он – англичанин, она – всего лишь женщина, – пробормотал человек-обезьяна. – Без моей помощи им придется туго. В свое время я не смог убить ее, не смогу и на сей раз своей бездеятельностью.

Тарзан обругал себя за очередную слабость и пошел назад.

Узнав у обезьяны ману, что Тармангани двинулись в сторону деревни, он поспешил по свежему следу. В темной сырой чаще на почве он нашел отпечатки их ног.

Тарзан торопился. Внутренний голос нашептывал ему, что те двое попали в беду. Наконец до его ушей долетел характерный шум.

– Самолет, – пробормотал он и рванул на звуки. На краю поляны он остановился и мгновенно оценил ситуацию. На земле лежал связанный лейтенант, возле которого столпились черные дезертиры из немецкой туземной части. Их он видел впервые. По поляне в сторону Тарзана бежал самолет, пилотируемый черным Усангой, за спиной которого сидела Берта Кирчер. Невежественный дикарь за штурвалом аэроплана?! Что он задумал? Все указывало на то, что черный сержант пытается увезти девушку. Но зачем? Ведь она и так в его власти. Не мог же Тарзан знать о грезах Усанги о двадцати четырех женах и о страхе сержанта перед ужасным характером Нарату, от которой он сейчас бежал. Усанга хранил свой замысел в тайне от своих воинов, которым объяснил, что повезет пленницу к султану на севере, получит большой выкуп, а когда вернется, поделится с ними барышом.

Ничего этого Тарзан не знал. Вскоре аэроплан оторвется от земли и станет недосягаемым. Тарзан мог бы убить Усангу стрелой, но тогда самолет лишится управления, и девушка погибнет. Оставался только один путь.

Усанга, поглощенный вождением, не видел ничего, кроме приборной доски. Черные же увидели вдруг белого гиганта, спрыгнувшего на землю и помчавшегося к самолету, и с угрожающими криками бросились ему наперерез. На их глазах Тарзан размахнулся и кинул в сторону аэроплана длинную веревку с петлей на конце, которую всегда носил с собой. Девушка моментально сориентировалась, поймала петлю и крепко вцепилась в веревку. Тарзана сбило с ног, а самолет бросило в сторону. Усанга резко набрал высоту. Человек-обезьяна повис в воздухе, раскачиваясь, словно маятник.

Наблюдавший за происходящим связанный лейтенант с замиранием сердца следил за головокружительным полетом Тарзана, который вот-вот разобьется о верхушки деревьев. В последний момент самолет взмыл ввысь, Тарзан взлетел над деревьями и проворно полез вверх, к фюзеляжу. Девушка из последних сил удерживала веревку. Усанга, не ведая ни о чем, продолжал набирать высоту.

Тарзан глянул вниз. Расстояние между аэропланом и землей увеличивалось с каждой секундой. Ветер рвал его легкие, и лишь травяная веревка да мускулы упорной девушки отделяли его от зияющей внизу смерти.

Берта Кирчер чувствовала, как свело руки до самых локтей. Одеревеневшие пальцы могли отказать в любой момент, но тут отчаявшаяся девушка увидела смуглую руку, схватившуюся за край кабины. В следующую секунду Тарзан подтянулся, перебросил через край ногу и, не спуская глаз с Усанги, прокричал девушке на ухо:

– Умеете вести самолет?

Берта Кирчер утвердительно кивнула.

– Хватит ли у вас смелости перелезть через спинку его сиденья и взять на себя управление, пока я им займусь?

– Да, но у меня связаны ноги.

Тарзан достал охотничий нож и перерезал ремни. Затем взял девушку за руку, и они поползли вперед. До спинки переднего сиденья было лишь несколько футов, преодоление которых было сопряжено с огромным риском. Малейший наклон самолета, и их выбросит в вечность. С другой стороны, Тарзан видел, что черный не имеет опыта управления, и, если останется за штурвалом, то всем им конец.

Пребывавший в полном неведении Усанга неожиданно увидел рядом с собой девушку, схватившуюся за штурвал, и в тот же миг на его горле сомкнулись стальные пальцы. Гигантская сила подняла его с сиденья; Усанга завопил от бессилия и ужаса.

С земли было видно, что самолет накренился, потерял управление и стал пикировать, затем вдруг выровнялся, сделал круг и полетел назад. Лейтенант Олдуик с изумлением увидел, что из кабины вывалилось тело, полетевшее камнем вниз. Англичанин затаил дыхание.

Тело с глухим стуком врезалось в землю посреди поляны, и лишь тогда лейтенант нашел в себе мужество взглянуть на упавшего.

27
{"b":"3394","o":1}