ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда самолет пересек границу пустыни, Ска-гриф, возвращаясь на большой высоте к своему выводку, заметил странную огромную птицу, вторгшуюся в его пространство. То ли Ска решил вступить в бой с нарушителем, то ли им двигало простое любопытство, но, как бы то ни было, гриф резко бросился на перехват. Глупый Ска недооценил скорость приближающегося противника, и случилось то, что должно было случиться. В результате столкновения безжизненное, разорванное в клочья тело грифа полетело вниз, лейтенант Олдуик, ударившись головой о приборную доску, на мгновение потерял сознание, а самолет, задрожав всем корпусом, свалился в штопор и устремился к земле.

Придя в себя, Олдуик быстро оценил обстановку. Моторы молчали, а земля приближалась с ужасающей скоростью. Единственным пригодным местом для посадки, хотя и очень рискованной, могло стать дно глубокого ущелья. Другого выхода не было, и лейтенант принял решение. С трудом выровняв самолет, он вывел его из пике, и спустя несколько секунд самолет неуклюже запрыгал по неровной поверхности почвы.

Олдуик с тревогой оглянулся назад. К счастью, ни он, ни его пассажирка серьезно не пострадали. Несколько минут они сидели молча, затем Берта Кирчер спросила:

– Это конец?

Англичанин покачал головой.

– Это лишь конец первого действия.

– Но вы же не сможете починить самолет после такой посадки.

– Пока не знаю, – отозвался пилот, – если что-нибудь не очень серьезное, то смогу. Сначала надо его внимательно осмотреть. Будем надеяться на лучшее. До железной дороги на Танга очень и очень далеко.

– Нам далеко не дойти, – сказала девушка с отчаянием. – Мы абсолютно безоружны! Будет чудом, если мы сумеем пройти хотя бы несколько миль.

– Но мы не безоружны! – воскликнул лейтенант. – У меня есть запасной пистолет, этот черномазый не нашел его.

С этими словами он извлек из потайного места автоматический пистолет.

Берта Кирчер откинулась на сиденье и громко рассмеялась безрадостным нервным смехом.

– Это не оружие для джунглей, это пугач! Какой от него толк?

Олдуик смутился.

– И все-таки это оружие, – сказал он. – По крайней мере, человека из него убить можно.

– Конечно, – ответила девушка. – С небольшого расстояния, и если пистолет не даст осечки. Я не очень доверяю этим игрушкам, мне и самой доводилось ими пользоваться.

– Ну да, – попытался сострить лейтенант, – скорострельная винтовка была бы более кстати, ведь здесь в пустыне на нас может напасть слон…

Девушка поняла, что лейтенант обиделся, хотя и сам сознавал бесполезность своего оружия.

– Простите меня, – прошептала она. – Я не хотела вас обидеть. Пусть этот пистолет останется последним средством. Мне кажется, что я пережила сама себя. Я готова была отдать жизнь за родину, но не представляла, что моя смерть может растянуться на такой долгий срок. Теперь я понимаю, что умирала в течение долгих недель.

– Что вы хотите этим сказать? – воскликнул молодой офицер. – Вы не умираете. С вами ведь ничего не случилось.

– О, не то, – ответила она. – Я имею в виду то, что с момента, когда Усанга и его банда захватили меня в плен и повели в глубь страны, мой смертный приговор был подписан. Иногда мне казалась, что мне дарована отсрочка, иногда я думала, что близка его полная отмена, но в глубине души я сознавала, что больше никогда не смогу вернуться в цивилизацию. Я исполнила свой долг перед своей страной и поэтому могу исчезнуть с сознанием, что сделала все, что было в моих силах. А сейчас я желаю только одного – скорейшего приведения приговора в исполнение. Я не могу больше медленно умирать и испытывать в то же время страх за свою жизнь. Я знаю, вы считаете меня храброй женщиной, но в действительности я страшная трусиха. Крики хищников наполняли мою душу таким страхом, что я почти физически ощущала его. Сомневаюсь, что вы поймете меня – мужчины так отличаются от нас, женщин!

– О! – воскликнул лейтенант. – Я прекрасно вас понимаю, и от этого еще больше восхищаюсь вашим героизмом. Мужества не может быть там, где нет преодоления страха.

– Благодарю вас, – ответила она. – Но я вовсе не смелая, и сейчас стыжусь моей невнимательности к вашим собственным чувствам. Постараюсь взять себя в руки, и давайте надеяться на лучшее. Я постараюсь помочь вам чем смогу, только скажите, что делать.

– Во-первых, – ответил лейтенант, – необходимо выяснить, насколько серьезно повреждение, а потом решим, что можно сделать, чтобы устранить неполадки.

В течение двух дней Олдуик возился с разбитым самолетом, Хотя ему с самого начала было ясно, что никаких надежд нет. Наконец он сознался в этом Берте Кирчер.

– Я знала, – ответила она. – Но, с другой стороны, вы понимаете, что мы не можем ни идти вперед, ни возвращаться назад. Пешком нам не добраться до железной дороги на Танга. Мы умрем от голода и жажды, не осилив и половины пути. Если же мы попробуем вернуться в джунгли, то в результате добьемся того же самого – смерти – только в другой форме.

– Поэтому нам лучше оставаться здесь и ждать гибели вместо того, чтобы тратить последние силы в бесплодных попытках спастись, – предложил лейтенант.

– Нет, – возразила девушка. – Я никогда на это не соглашусь. Если мы не можем идти ни вперед, ни назад – нужно выбрать другое направление. Где-то же должна быть вода! Надо двигаться вниз по ущелью. У нас еще остались запасы, и, если быть бережливыми, их можно растянуть на несколько дней. А к тому времени, может, и натолкнемся на родник или доберемся до благодатных краев. Когда Усанга вел меня в деревню вамабо, мы шли по южному маршруту, там достаточно воды и дичи. Поэтому, если мы достигнем этой земли, мы сможем дотянуть и до побережья.

Мужчина покачал головой.

– Сомнительно, но нужно попытаться. Лично и мне не по душе торчать тут в ожидании смерти.

Олдуик привалился к самолету, устремив удрученный взгляд в землю. Девушка смотрела на юг, вдоль ущелья, в направлении их призрачного пути к спасению.

Вдруг она схватила его за руку.

– Смотрите! – шепнула Берта.

Олдуик быстро обернулся и взглянул в том направлении, в котором она указывала. Он увидел косматую голову огромного льва, внимательно разглядывающего их из-за поворота ущелья.

– Ну и ну, – воскликнул лейтенант, – эти негодяи бродят повсюду.

– Но ведь они не уходят далеко от воды, не так ли? – с надеждой спросила девушка.

– Полагаю, что нет. Лев не очень выносливое животное.

– Тогда он – предвестник надежды, – воскликнула Берта.

Мужчина рассмеялся.

Лев, очевидно, удовлетворившись тем, что узнал, какие существа перед ним, медленно направился в их сторону.

– Скорее, – воскликнул Олдуик. – Давайте взберемся на борт самолета. – И он помог девушке залезть в кабину.

– Разве он не сможет проникнуть сюда? – спросила она.

– Думаю, вполне, – ответил мужчина.

– Вы уверены? – тревожно поинтересовалась она.

– Нет, не уверен. – И он вытащил пистолет.

– Ради Бога! – вскричала Берта Кирчер. – Не стреляйте в него из этой штуки. Вы можете в него попасть!

– Я не собираюсь его убивать, но, может, сумею отпугнуть. Разве вы никогда не видели, как дрессировщик работает со львами? С помощью простого пугача и обычной табуретки он укрощает самых свирепых животных.

– Но у вас нет табуретки, – напомнила девушка.

– И то верно, – ответил он. – Я всегда говорил, что самолеты должны быть оборудованы табуретками.

Берта Кирчер смеялась спокойно, почти без истерики, словно ее развлекали забавной беседой после обеда.

Лев Нума степенно подошел к ним, его поведение больше говорило о любопытстве, чем о желании напасть. У самолета он остановился и принялся разглядывать их.

– Красавец, не так ли? – воскликнул мужчина.

– Я никогда не видела более прекрасного существа, – ответила она восхищенно. – Какая темная шерсть. Ведь он почти черный.

Звуки их голосов, казалось, не очень понравились царю зверей, так как вдруг он оскалился, сердито зарычал и припал к земле, готовясь к прыжку. Олдуик выстрелил в воздух. Эффект оказался обратным ожидаемому: Нума еще больше рассвирепел и со страшным рыком бросился на автора нового и тревожного звука, оскорбившего его слух.

30
{"b":"3394","o":1}