ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Человек не обращал никакого внимания на львов, как и они на него. Несколько секунд он изучающе разглядывал человека-обезьяну, затем подошел поближе и обратился к Тарзану на совершенно непонятном языке. Жесты его, по-видимому, относились ко львам. Затем он коснулся копья указательным пальцем левой руки и дважды похлопал по сабле.

Пока тот говорил, Тарзан пристально изучал его и пришел к выводу, что перед ним стоит психически ненормальный человек с явными признаками кретинизма. Черты лица, манеры, форма головы – все указывало на то, что он ненормален, в то время, как интонация и жесты напоминали нормального разумного смертного.

Человек закончил свою речь вопросительной интонацией, словно ожидая ответа. Тарзан пробовал говорить на языке великих обезьян, затем на туземных диалектах, но тот никак не реагировал.

Человек-обезьяна потерял терпение. И раньше не полагаясь на речь как средство достижения цели, он сейчас поднял копье и двинулся на собеседника. Общий язык таким образом был найден, ибо человек тотчас же схватился за копье и отдал негромкий приказ. Львы мгновенно ожили. Тишину потряс грозный рык, львы поднялись и окружили жертву. Человек отошел в сторону, скалясь в злой усмешке.

Тут-то Тарзан впервые заметил, что у человека необычайно длинные и острые верхние клыки. Человек-обезьяна не стал мешкать, запрыгнул на ветку и растворился в листве, крикнув напоследок:

– Я – Тарзан из племени обезьян, ловкий охотник, бесстрашный воин. Нет никого сильнее и хитрее, чем Тарзан!

Отойдя на некоторое расстояние, он снова спустился на тропу, быстро отыскал следы Берты Кирчер и лейтенанта и пошел по ним. Через полмили тропа вышла на открытое место, и пораженному взору человека предстали купола и минареты. Перед ним раскинулся город, окруженный стеной.

Вокруг росли разнообразные садовые растения, посаженные симметричными рядами и хорошо ухоженные. Возле ног Тарзана проходил искусственный ров, в котором журчала вода. Между рядов от основного русла струились небольшие ручейки.

Оштукатуренная и выкрашенная в кремовый цвет городская стена была футов тридцать в высоту. В ней виднелись редкие проемы. У основания росли аккуратно подстриженные кусты, а местами ее сплошь увивала ползучая виноградная лоза. Вдали виднелись купола – красные, голубые, желтые, а самый большой, центральный, был позолочен.

Стоя в тени, Тарзан впитывал в себя каждую деталь увиденного, как вдруг уловил запах львов и человека, от которых только что скрылся. Он спрятался на дереве, наблюдая за тропой. Вскоре появились его недавние противники – странный мужчина, а за ним следом огромные львы, шедшие, словно верные псы. Они прошли через сад к воротам. Мужчина ударил по воротам древком копья. Ворота открылись, и человек со львами вошел внутрь.

Этой же дорогой, как предположил Тарзан, в город были доставлены Берта Кирчер и лейтенант Олдуик. Какая участь ожидает их? Тарзан пребывал в полном неведении. Он не знал ни где они, ни что с ними. Он знал только одно: помочь им можно, лишь проникнув в город.

К вечеру к воротам потянулись рабочие, трудившиеся в поле. Первый из них опустил шлюз поперек рва, перекрыв течение воды. За ним шли люди с огромными корзинами на плечах, в которых лежали груды овощей. Тарзан не предполагал, что за пределами города работает так много людей.

Перебравшись повыше, человек-обезьяна стал рассматривать город. Внешние стены составляли прямоугольник, а сам город был длинным и узким, улицы извилистыми. Ближе к центру виднелось низкое белое здание, окруженное большими строениями. Между двумя домами Тарзану почудился блеск воды, но он не смог бы за это поручиться. Чутье подсказывало, что там находится центральная площадь и что именно там логичнее всего искать Берту Кирчер и лейтенанта.

Зашло солнце, на город опустилась темнота, казавшаяся непроницаемой из-за вспыхнувшего в окнах освещения.

Тарзан отметил, что большинство крыш плоские, за исключением наиболее претенциозных зданий, предназначавшихся, видимо, для общественных целей. Каким образом возник этот город в неисследованных дебрях Африки, человек-обезьяна не понимал, хотя ему как никому другому были известны некоторые тайны неизведанных районов Великого Черного Континента, куда не ступала нога цивилизованного человека. Казалось нереальным, что город просуществовал в течение столетий, сменив множество поколений, и так и не вступил в контакт с окружающим миром, не попытался выйти за пределы маленькой долины.

С приходом ночи в джунглях поднялся грозный рев. Голоса лесных львов перекликались с рычанием пантер так громко, что дрожала земля, а из-за стены города раздавались ответные голоса других львов.

Тарзан придумал простой план проникновения в город. Успех его зависел от прочности лоз, покрывавших восточную стену, к которой он и направился. От стены его отделяло четверть мили обработанной земли, свободной от деревьев. Тут он мог стать легкой добычей черных лесных львов. Поэтому Тарзан сначала прошел по деревьям до опушки леса, прислушался, принюхался, убедился, что поблизости никого нет, спрыгнул на землю и крадучись двинулся вперед.

Когда Тарзан преодолел половину расстояния, взошла луна, и ее яркие лучи осветили могучую фигуру человека-обезьяны. Охотящийся возле кромки леса лев, заметив Тарзана, взревел и бросился на него.

Даже издалека Тарзан увидел, что лев огромен – настоящее чудовище с черной гривой. Человек-обезьяна повернулся лицом к зверю, готовый к бою, однако вспомнил про беспомощную девушку, томящуюся в плену, и что было сил припустил к стене. Огромными прыжками лев кинулся следом. Во время бега львы обычно быстро выдыхаются, но на коротком расстоянии могут развивать огромную скорость. Тарзан же прекрасно выдерживал длинные дистанции, хотя и уступал Нуме в скорости.

Теперь судьба человека-обезьяны всецело зависела от того, сможет ли он на старте перегнать льва на несколько секунд. Остальное же решит прочность лозы.

Началась умопомрачительная гонка, свидетелями которой были только луна и звезды. Нума догонял бегущего с нарастающей скоростью, и все же Тарзан с каждым шагом приближался к стене. Оглянувшись, он увидел настигающего его льва и на бегу вытащил нож. Однако, к счастью, Нума стал выдыхаться и чуть поотстал, но преследования не прекратил.

Если еще недавно за погоней наблюдали лишь Горо, луна, и звезды, то у финиша бегущие оказались в поле зрения пары близко посаженных черных глаз, следящих из амбразуры в верхней части стены.

Тарзан опережал Нуму всего на дюжину ярдов и не мог позволить себе тратить время на поиски лозы покрепче. С ходу запрыгнув на стену, человек-обезьяна с кошачьей ловкостью полез вверх, цепляясь за что попало.

Нума прыгнул следом за ним.

XVIII. СРЕДИ БЕЗУМЦЕВ

Когда львы набросились на Тарзана, Берта Кирчер забилась вглубь пещеры, оцепенев от ужаса. Ей вдруг почудились людские голоса, и в следующий миг она почувствовала, как ее схватили чьи-то руки. В темноте она не видела, кто это. Человек отогнал львов копьем, вытащил ее из пещеры и запретил хищникам ее трогать.

Перед входом в пещеру Берта Кирчер увидела еще двоих людей, которые подвели к ней спотыкающегося лейтенанта Олдуика. Вокруг пленных бешено запрыгали львы, пришельцы же отгоняли их, словно дворовых псов, совершенно не боясь огромных хищников.

Затем забрав с собой пленных, пришельцы двинулись по дну ущелья, которое вскоре пошло под уклон. Девушке сперва показалось, что перед ней возникла бездонная яма, а, приглядевшись повнимательней, она увидела внизу долину, поросшую лесом, куда они и спускались. Внизу царила кромешная тьма. Когда наконец поднялось солнце, оказалось, что идут они по широкой, плотно утрамбованной тропе среди огромных деревьев. Почва была необыкновенно сухая для африканского леса, а растительность менее буйная, чем та, которую Берта Кирчер привыкла видеть в джунглях. Не было здесь ни затхлого запаха гниющих растений, ни мелких насекомых, характерных для влажных мест.

34
{"b":"3394","o":1}