ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Боже, неужели кошмар закончился?» – подумал Олдуик.

Затем он почувствовал щекой прохладное прикосновение чьей-то руки, и тяжелые воспоминания вмиг улетучились, наступило состояние полного покоя. Затем рука стала как будто жестче, горячей и влажной. Лейтенант открыл глаза и уперся взглядом в морду огромного льва.

Лейтенант Олдуик был не только английским джентльменом и офицером, но и отчаянным храбрецом. Однако когда он понял, что все это ему привиделось, а на самом деле он продолжает лежать подле решетки, а стоящий над ним лев лижет ему лицо, глаза его наполнились слезами безысходного отчаяния.

Некоторое время он притворялся мертвым, пока лев обнюхивал его тело, а затем решил, что лучше умереть, чем сойти с ума от напряжения. Тогда он поднялся, держась за решетку. Лев зарычал и, потеряв вдруг к нему всякий интерес, отошел. Остальные львы лежали в тени деревьев, кроме двух или трех, ходивших взад-вперед по двору. Этих-то лейтенант опасался больше других, но львы проходили мимо, видимо, привычные к присутствию человека.

Увидев, что ветви одного дерева свисают над распахнутым окном, лейтенант приободрился. Появился шанс на спасение. Но для этого предстояло миновать дремлющих львов.

С полчаса англичанин колебался, затем, тихо выругавшись, расправил решительно плечи и осторожно двинулся вперед. Ему наперерез бросился лев, обнюхал, зарычал, однако лейтенант не сбавил шаг.

Сунув руку под рубашку, Гарольд Олдуик вытащил пистолет. Поведение льва круто изменилось – хищник отвернулся и, рыча, удалился. До дерева оставалось всего несколько шагов, но путь к спасению преграждал спящий лев. Переход по двору настолько измотал лейтенанта, что он стал сомневаться, сможет ли вообще взобраться по стволу. Оставалась последняя возможность – залезть на нижнюю ветку, а оттуда перебраться к стволу. Но чтобы дотянуться до ветки, ему предстояло перешагнуть через льва. Затаив дыхание, он поставил между раскинутыми лапами зверя сначала одну ногу, затем другую. Лев не шелохнулся.

Собрав остатки сил, лейтенант сделал почти невозможное – высоко подпрыгнув, оказался на нижней ветке и взобрался наверх. От движения в ветвях хищник проснулся, взглянул вверх и тут же снова погрузился в глубокий сон. Гарольд Олдуик едва не огорчился из-за проявленной львами пассивности – он-то знал, что идет на смертельный риск, а оказалось, что зря нервничал.

Вровень с ним находилось открытое окно, ведущее в пустую комнату, насколько он мог судить со своего наблюдательного пункта, и он двинулся вперед по толстой, прочной ветке. Особой ловкости не потребовалось, и спустя минуту, перевалившись через подоконник, лейтенант оказался в комнате. Он очутился в просторном помещении, выстланном коврами грубой ручной работы. Обстановка напоминала ту, что он видел в комнате, где его разлучили с Бертой Кирчер. В углу, судя по всему, располагался альков, прикрытый тяжелыми занавесями. Рядом с альковом виднелась дверь – единственный выход из комнаты.

Сумерки сгущались. Решив выбираться из здания и города под покровом ночной темноты, лейтенант принялся осматривать комнату и первым делом направился к двери. Неожиданно альковные занавеси раздвинулись, и в комнату вступила женщина.

Она была молода и хорошо сложена, одежда, вернее, ее отсутствие лишь подчеркивали грациозность ее фигуры. Однако лицо девушки было лицом слабоумной. При виде незнакомки Олдуик замер, поминутно ожидая, что она закричит, призывая о помощи. Но девушка, улыбаясь, подошла к нему и своими тонкими красивыми пальцами коснулась рукава его изодранного френча. Она заговорила мягким приятным голосом, резко контрастировавшим с выражением ее лица. Голос и изящная фигура гармонировали друг с другом, тогда как лицо, казалось, принадлежит иному существу. Лейтенант ни слова не понял из того, что она ему сказала, но, тем не менее, тоже заговорил с ней, по-английски, тоном, каким он разговаривал бы с настоящей леди. Очевидно, это подействовало на нее, и прежде чем Олдуик успел что-либо сообразить, дикарка обвила его шею руками и принялась жадно целовать. Лейтенант попытался освободиться от жарких объятий, но девушка только крепче прижималась к нему всем телом. Неожиданно Олдуик вспомнил, что к умственно неполноценным нужно относиться с известной долей снисходительности и потакать им в их желаниях, кроме того, подобное знакомство можно было использовать для побега. Вот почему он закрыл глаза и ответил на ее поцелуи.

В этот момент дверь распахнулась, и в комнату вошел мужчина. При первом же звуке лейтенант открыл глаза и попробовал сбросить руки девушки со своей шеи, но сразу понял, что вошедший застал их в довольно недвусмысленной позе. Девушка стояла спиной к двери и сначала не поняла, что случилось. Повернувшись и увидев искаженное от ярости лицо мужчины, она дико вскрикнула и бросилась к алькову. Англичанин, смущенный и залитый краской стыда, остался стоять неподвижно. Всмотревшись в лицо мужчины, он сразу понял, что этому безумцу невозможно ничего объяснить. В нем лейтенант без труда узнал чиновника, принимавшего их в комнате внизу. Несколько секунд тот стоял неподвижно, точно парализованный приступом бешенства, только его лицо, лицо маньяка и кретина, непроизвольно дергалось в страшном тике. Затем он выхватил саблю и с яростным воплем бросился на англичанина. Лейтенант вырвал из кармана пистолет и выстрелил. Без единого стона нападавший рухнул к ногам Олдуика лицом вниз. Пуля попала прямо в сердце.

Англичанин подошел к двери, держа оружие наготове. Он опасался, что звук выстрела привлечет внимание, но за дверью было тихо. За спиной лейтенанта зашелестели портьеры, и, обернувшись, он увидел девушку, выглядывающую из алькова. Глаза ее были широко открыты, нижняя челюсть отвисла, а весь ее вид выражал удивление, смешанное со страхом.

Взгляд дикарки был прикован к трупу, распростертому на полу. Вдруг она выскользнула из-за занавеса и приблизилась. Двигалась она настороженно, готовая убежать в любую минуту. Девушка задала какой-то вопрос лейтенанту, но тот, естественно, ничего не понял. Подойдя к мертвецу вплотную, она присела рядом и коснулась его плеча.

Вдруг она с силой встряхнула труп и перевернула его на спину. Один взгляд на страшные черты, застывшие в смертельном оскале, убедил ее в том, что жизнь покинула это бренное тело. С ее губ слетел взрыв истерического смеха, и она принялась маленькими злыми кулачками молотить по лицу и груди мертвеца. Зрелище было настолько отвратительно, что лейтенант Олдуик невольно отвернулся. Он объяснял ее действия неистовой безумной радостью по поводу смерти ненавистного человека.

Неожиданно девушка вскочила, бросилась к двери и закрыла ее на щеколду, затем вернулась и принялась что-то быстро говорить лейтенанту, время от времени указывая на тело убитого. Видя, что ее не понимают, она вышла из себя и в приступе безумства бросилась вперед, желая ударить лейтенанта. Олдуик отступил на несколько шагов и поднял пистолет. Хотя девушка и была безумной, но все же не настолько, чтобы не понять связи между громким выстрелом и маленьким предметом, который он держал в руке. Истерика прекратилась так же внезапно, как и началась. Снова блуждающий взгляд и улыбка слабоумной появились на ее лице, голос утратил резкость и вновь зазвучал мягко и дружелюбно. Теперь она попыталась жестами объяснить, что ей надо. Она подошла к занавесям и раздвинула их, открыв альков. Это было, пожалуй, больше, чем альков. Довольно большая комната со множеством ковров и драпировок, с мягкими подушками на кушетках. Указав на труп, девушка подошла к одной из кушеток и приподняла край ковра, покрывавшего ее.

Лейтенанту стало ясно, что она хочет спрятать труп под кушеткой. Вдвоем они подняли мертвеца и подтащили его к кушетке, затем с большим трудом затолкали тело под диван. И вновь Олдуик поразился дьявольской жестокости дикарки. В середине комнаты лежал ковер, пропитанный кровью. Она быстро свернула его и набросила на одну из кушеток так, чтобы пятна не было видно, затем бросила на пол другой ковер и расставила вещи так, словно в комнате ничего не произошло.

41
{"b":"3394","o":1}