ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда негр склонился над маленьким столиком, чтобы взять очередное блюдо, до его уха донесся тихий голос, обратившийся к нему на его родном языке. Не имевший представления о существовании ниши, замаскированной портьерой, туземец решил, что звуки исходят прямо из стены.

– Если хочешь вернуться в страну Вамабо, – произнес голос, – помалкивай и делай, что я скажу.

Негр испуганно уставился на портьеру и задрожал. Тарзан даже начал опасаться, как бы тот с перепугу не выдал их присутствия.

– Не бойся, – прошептал Тарзан. – Мы друзья. Наконец негр осмелился открыть рот, но говорил так тихо, что Тарзан едва разбирал слова.

– Что может ничтожный Отобу сделать для Бога, говорящего с ним через стену?

– Сейчас скажу, – ответил Тарзан. – Нас двое, и сейчас мы войдем в комнату. Сделай так, чтобы эта парочка не смогла убежать или поднять тревогу.

– Я помогу вам задержать их, – прошептал негр, – но даже если они закричат, все равно никто не услышит. Стены звуконепроницаемы, а если вдруг кто-нибудь случайно и услышит, то не обратит внимания – в городе сумасшедших крики раздаются на каждом шагу. А теперь я вернусь к столу, чтобы быть рядом с ними.

Негр пересек комнату, поставил на стол новое блюдо и, заняв место за спиной мужчины, устремил взгляд на стену, откуда с ним говорил человек-обезьяна, всем своим видом показывая новому господину, что готов к действию.

В этот миг Тарзан отдернул портьеру, пересек альков и шагнул в комнату. При его появлении мужчина попытался вскочить, но был остановлен черным рабом. Девушка, сидевшая спиной к алькову, не видела пришельцев, а видела только то, что на ее любовника напал раб. С громким криком она бросилась выручать своего кавалера. Одним прыжком Тарзан настиг ее и схватил за плечи. Лицо девушки, обернувшейся к непрошенному гостю, выражало безумную ярость, тут же сменившуюся нежной улыбкой, хорошо знакомой лейтенанту. Тонкие пальцы оценивающе коснулись незнакомца.

Узнав второго посетителя, она не удивилась и не рассердилась. Вероятно, этому несчастному полоумному созданию было ведомо лишь две формы душевного состояния, сменявшихся с быстротой молнии.

– Приглядите за ней, пока я займусь этим типом, – сказал Тарзан, направляясь к мужчине, с которым никак не мог справиться Отобу, и отнял у него саблю.

– Скажи им, – велел он негру, – что мы не тронем их, если они будут вести себя спокойно и не поднимут шума.

Негр таращил глаза на Тарзана, силясь понять, каким образом бог принял человеческое обличье и говорит голосом белого бваны, и почему он одет в форму солдат этого города. Тем не менее, его доверие к пришельцу, обещавшему свободу, ничуть не ослабло, и он поспешил выполнить приказ.

– Они спрашивают, что вам нужно, – перевел Отобу, переговорив с парочкой.

– Скажи им, что прежде всего нам нужна еда, – потребовал Тарзан, – и, кроме того, кое-что из того, что находится в алькове под кушеткой. Возьми пику этого кретина, Отобу, вон там, в углу. А вы, лейтенант, держите его саблю.

Затем Тарзан вновь обратился к Отобу:

– Там под кушеткой… Вытащи и приволоки сюда. Отобу, приученный к повиновению, направился к кушетке, отодвинул ковер и вытащил труп человека, убитого лейтенантом. При виде мертвеца мужчина громко закричал и бросился к убитому. Тарзан остановил его, и тогда сумасшедший накинулся на человека-обезьяну, пытаясь пустить в ход зубы и ногти. Скрутив мужчину за считанные секунды, Тарзан велел негру спросить у него причину столь бурного проявления чувств при виде трупа.

– Я и так знаю, – ответил Отобу. – Это его отец.

– Что он сейчас спросил у девушки? – поинтересовался Тарзан.

– Он спросил, знала ли она о том, что под кушеткой спрятано тело его отца. Она ответила, что не знала.

Пока Отобу снимал с мертвеца одежду, Тарзан передал разговор лейтенанту. Тот криво улыбнулся.

– Если бы ее ухажер видел, как она заметала следы убийства, помогала прятать тело и возилась с ковром, чтобы скрыть пятна крови, он не стал бы зря спрашивать. Вон этот ковер, раньше он лежал на полу, а теперь покрывает кушетку. Выходит, в определенном смысле не такие уж они и идиоты.

Негр протянул снятую с мертвеца одежду лейтенанту, который тут же принялся натягивать ее поверх мундира.

– А теперь, – произнес Тарзан, – присядем и перекусим. На пустой желудок много не наработаешь.

Во время трапезы человек-обезьяна вел разговор с парочкой с помощью переводчика Отобу. Он узнал, что они находятся во дворце, принадлежавшем убитому, что все еще продолжал лежать на полу. При жизни этот человек занимал высокое положение, он и его семья входили в правящую верхушку, хотя и не являлись членами королевской семьи. Когда Тарзан спросил их о Берте Кирчер, мужчина ответил, что ее увели во дворец короля, а на вопрос – зачем? – ответил:

– Для короля, естественно!

В течение беседы как мужчина, так и женщина казались вполне разумными, даже задавали вопросы, в частности, они поинтересовались, из какой страны прибыли непрошенные гости, и изобразили сильное удивление, узнав о том, что вокруг долины лежит безводная пустыня.

По просьбе Тарзана Отобу спросил мужчину, знаком ли тот с расположением королевского дворца. Тот ответил утвердительно, поскольку являлся другом принца Метака, одного из королевских сыновей, и часто наведывался во дворец, а принц Метак приходил сюда, в дом его отца.

Тогда Тарзан стал размышлять, как наилучшим образом использовать знакомство мужчины со зданием королевского дворца, но ни на чем конкретном не остановился.

Неожиданно во входную дверь постучали. Присутствующие в комнате замерли, а мужчина громко крикнул что-то тем, кто стоял за дверью. Отобу ринулся к нему и зажал его рот ладонью.

– Что он крикнул? – спросил Тарзан.

– Сказал, чтобы они выломали дверь и спасли его и девушку от чужеземцев. Если они войдут, нас всех поубивают.

– Скажи ему, – приказал Тарзан, – чтобы сидел тихо, не то я его прикончу.

Отобу перевел. Мужчина впал в хмурое молчание. Тарзан направился к двери проверить ее на прочность. Олдуик последовал за ним, оставив Отобу сторожить пленников. Человек-обезьяна пришел к выводу, что дверь не выдержит тяжелых ударов.

– Я собирался использовать этого человека в наших интересах, – сказал он Олдуику. – Но, боюсь, придется уходить отсюда тем же путем, каким мы и пришли. Нет смысла ждать, пока они выломают дверь. Судя по шуму, там их не меньше дюжины. Пошли, – скомандовал он. – Идите первым, я за вами.

Вернувшись назад, они увидели уже совершенно иную картину – на полу распростерлось безжизненное тело черного раба, а обоих пленников и след простыл.

XXIII. ПОБЕГ ИЗ КСЮДЖА

Когда Метак нес Берту Кирчер к краю бассейна, девушка не догадывалась о его намерениях, но, по мере приближения к водоему, ей все яснее становилась страшная правда. Метак, не снижая скорости, бросился в воду, по-прежнему сжимая девушку в своих объятиях. Берта Кирчер закрыла глаза и зашептала молитву, так как была уверена, что безумный принц решил покончить таким образом счеты с жизнью.

Однако, хотя Берта Кирчер была уверена в собственной скорой гибели, инстинкт самосохранения заставил ее набрать в легкие побольше воздуха за секунду до того, как водная гладь сомкнулась над их головами.

Несмотря на охвативший ее ужас, она сохраняла способность рассуждать здраво и вскоре поняла, что Метак плывет с нею под водой. После дюжины сильных гребков, они начали медленно всплывать на поверхность, и вскоре Берта Кирчер смогла сделать несколько глотков свежего воздуха. Она огляделась. Метак сумел проплыть под водой через весь бассейн, и теперь они находились в сводчатом коридоре, наполненном водой. В потолке тут и там были пробиты небольшие отверстия, пропускавшие внутрь воздух и тусклый свет.

Метак плыл по коридору, делая одной рукой мощные гребки, а другой поддерживая голову девушки над водой. Так он плыл минут десять, не сбавляя темпа, и Берта услышала, как он что-то сказал ей. Принц, видимо, сообразил, что она не поняла его, поэтому жестами показал ей, что нужно зажать нос и рот руками. Она поняла и сделала глубокий вдох. После этого он нырнул, толкая ее перед собой, и, снова сделав дюжину мощных гребков, выплыл на поверхность.

44
{"b":"3394","o":1}