ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Если мы хотим выбраться отсюда – нельзя терять ни минуты. Наконец-то мы опять вместе, и ничто не должно нас задерживать. Вопрос лишь в том, какой путь самый безопасный. Парочка, удравшая от нас, очевидно, бежала через люк и закрыла его за собой, чтобы отрезать нам путь к отступлению. Попробуем через главный вход. Вас провели по этому маршруту? – обратился Тарзан к Берте.

– Да, – ответила она, – но у основания лестницы комната, и в ней полно вооруженных людей. Вряд ли мы сумеем проскочить.

В этот момент Отобу вдруг приподнялся и принял сидячее положение.

– Так ты жив? – удивился человек-обезьяна. – Ты ранен?

Негр осторожно поднялся на ноги, помахал руками и ощупал голову.

– Кажется, у Отобу все на месте, бвана, – ответил он. – Только у него очень сильно болит голова.

– Ничего, это пройдет, – успокоил его Тарзан. – Так ты хочешь вернуться на родину в страну вамабо?

– Еще как, бвана!

– Тогда веди нас из города самым безопасным путем.

– Безопасного пути нет, – ответил чернокожий. – Если мы и доберемся до ворот, нам придется принять бой. Я могу вывести вас из дворца и провести боковыми улочками. Вы одеты, как люди этого проклятого города, поэтому до ворот можно пройти почти без риска, но там – другое дело: никому не разрешается покидать город ночью.

– Делать нечего, – ответил Тарзан. – Нужно идти. Отобу провел их через сломанную дверь, и они оказались в длинном коридоре. Пройдя половину пути, Отобу свернул в боковую дверь, миновал несколько помещений, поплутал по бесчисленным коридорам, спустился по лестнице и подвел их к неприметной дверце, выходившей на боковую улицу позади дворца.

Двое мужчин, девушка и черный раб не являлись необычным зрелищем на улицах города, поэтому редкие прохожие не обращали на них внимания, кроме того, вся группа старалась держаться тени, а освещенные участки они пробегали как можно быстрее. Они уже прошли большую часть пути, как вдруг до их слуха донеслись звуки тревоги и смятения.

– Что бы это значило? – поинтересовался Тарзан, заметив, что Отобу задрожал как в лихорадке.

– Беда, бвана, – ответил тот, стуча зубами. – Они обнаружили то, что случилось во дворце Веза, мэра города. Его сын и девушка, которые сбежали, вызвали солдат, и сейчас, вероятно, обнаружили труп Веза.

– Интересно, – ответил Тарзан, – нашли ли они то тело, которое я выбросил из окна?

Берта Кирчер, разбиравшаяся в туземных диалектах, поняла, о чем они говорят, и спросила Тарзана, знает ли он, что человек, выброшенный им из окна, являлся наследным принцем.

Человек-обезьяна рассмеялся.

– Нет, не знал. Но если они обнаружили тело, это значительно усложнит наше положение.

Шум позади них все более усиливался, и неожиданно раздались звуки горна.

– Скорее, бвана, – вскричал Отобу, ускоряя бег, – все хуже, чем я думал.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил Тарзан.

– Это сигнал общей тревоги. На ноги поднята вся королевская охрана, и спущены королевские львы. Боюсь, нам не спастись.

Стало ясно, что они все-таки обнаружили тело Метака. Вновь в ночной тиши раздались звуки горна.

– А это что? – поинтересовался человек-обезьяна.

– Они вызывают попугаев.

Молча и быстро группа продвигалась вперед, но вскоре их внимание привлекло хлопанье крыльев над ними. Взглянув верх, они увидели попугая, кружащегося над их головами.

– А вот и птичка, Отобу, – сказал Тарзан с усмешкой. – Они что, намерены затравить нас попугаями?

Негр застонал, когда птица устремилась к городским воротам.

– Теперь мы действительно погибли, бвана, – закричал чернокожий. – Птичка, как вы изволили выразиться, заметила нас и полетела предупредить стражу!

– Ты что, Отобу! – раздраженно воскликнул Тарзан. – Ты так долго прожил среди этих психопатов, что и сам рехнулся?!

– Нет, бвана. Я не псих. Вы их не знаете. Эти проклятые птицы – настоящие демоны. Они говорят на языке горожан, а, собравшись в большую стаю, могут даже напасть на нас и убить.

– Как далеко мы от ворот? – спросил Тарзан.

– Не очень, – ответил негр. – За следующим поворотом мы увидим их, но проклятая птица долетела раньше и теперь созывает стражу.

Справедливость этих слов была немедленно подтверждена звуками многочисленных голосов. Впереди слышались громкие крики команд, а сзади нарастал шум преследования: возгласы людей и рычание львов.

Беглецы выскочили на узкую аллею, ведущую к воротам, но вдруг из черной тени дерева возникла могучая фигура огромного льва.

Отобу остановился и спрятался за спину Тарзана.

– Взгляните, бвана, – запричитал он, – черный лев из леса.

Тарзан выхватил саблю, висевшую у него на боку.

– Мы не может отступать, – сказал он, – попугаи, львы, люди – все равно. – И он твердо шагнул в сторону ворот. Ветер дул Тарзану в спину, в сторону льва, и, когда человек-обезьяна подошел почти вплотную к молчаливо стоявшему Нуме, вместо грозного рычания раздалось тихое мурлыкание. Тарзан перевел дух.

– Спокойно, – крикнул он. – Это Нума из ямы-западни! Не бойтесь, он не причинит нам зла.

Лев повернулся и зашагал рядом с Тарзаном вдоль узкой аллеи.

Вскоре они увидели ворота, их защищало не менее двадцати воинов, готовых к схватке. Сзади усиливался, приближаясь, шум погони. Тарзан остановился и повернулся к летчику.

– Сколько у вас патронов, Олдуик?

– Семь в обойме и около дюжины в кармане.

– Будем атаковать, – сказал Тарзан, – Отобу, останешься с женщиной. Олдуик, вы пойдете слева от меня, а Нуме, думаю, не надо объяснять, что делать.

Огромный лев, обнажив клыки, уже рычал на стражу. Воины немного растерялись перед лицом этого чудовища, которого боялись больше всего на свете.

– Когда мы двинемся, Олдуик, – продолжал человек-обезьяна, – сделайте один выстрел, это должно их напугать. Потом стреляйте только в случае необходимости. Все готовы? Пошли!

Тарзан бросился вперед. Олдуик выстрелил, и воин в желтой тунике вскрикнул и упал лицом вниз. На какое-то мгновение стражники растерялись, и вот-вот могла возникнуть паника, но офицер отдал команду, и ряды сомкнулись.

– А теперь все вместе! – крикнул Тарзан. Лев, поняв намерение Тармангани, бросился следом, свирепо рыча.

При виде огромного зверя, несущегося прямо на них, стражники разомкнули цепь. Одни бросились направо, другие налево. Крики и приказы впавшего в бешенство офицера не могли побороть врожденного инстинкта самосохранения. С хищным ревом Нума повернул направо и набросился на группу охранников, нанося удары своей смертоносной лапой.

Тарзан бросился к офицеру, этот маньяк владел своей кривой саблей как большой мастер фехтования, для человека-обезьяны же этот вид оружия был почти незнаком. Олдуик не решился выстрелить, боясь промахнуться и попасть в Тарзана. К своему ужасу он вдруг увидел, как с помощью профессионального приема офицер выбил саблю из рук Тарзана, оставив его безоружным. С торжествующим воплем офицер занес саблю над головой человека-обезьяны, чтобы нанести последний удар. Внезапно, к удивлению Тарзана и Гарольда Олдуика, офицер, вытянувшись, замер; сабля выпала из его рук, безумные глаза закатились, и на губах показалась пена. Задыхаясь, как от удушья, он зашатался и упал к ногам человека-обезьяны, корчась в страшных судорогах.

Тарзан поднял саблю и вопросительно взглянул на Олдуика.

– Парень – эпилептик, – пояснил лейтенант, – переволновался – и вот результат. Думаю, этому заболеванию подвержены многие из них, но нет худа без добра: нормальный человек давно бы вас прикончил.

После утраты командира охранники казались растерянными. Они сгрудились слева от ворот, крича во весь голос и с надеждой глядя в ту сторону, откуда доносился шум приближающейся погони. Шестеро охранников все еще стояли, загораживая ворота. В тусклом свете факелов блестело их оружие, а лица, искаженные гримасой ярости и страха, тем не менее выражали решимость.

Нума помчался за двумя стражниками, улепетывающими вдоль крепостной стены. Человек-обезьяна обратился к лейтенанту Олдуику.

46
{"b":"3394","o":1}