ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вам придется пустить в ход пистолет, нужно пробиться к воротам!

Олдуик выстрелил, а Тарзан бросился с саблей в руках вперед, совершенно позабыв, что этим видом оружия он владеет недостаточно хорошо. После первых двух выстрелов двое охранников упали замертво, но потом Олдуик промахнулся, тогда оставшиеся четверо разделились: двое бросились на Тарзана, а двое на лейтенанта.

Тарзан вступил в схватку, Олдуик свалил одного метким выстрелом и нажал на курок, целясь во второго. Раздался щелчок, но выстрела не последовало: кончились патроны. Противник бросился на него уже безбоязненно со своей острой как бритва саблей, блестевшей в свете факелов.

Тарзан поднял свое оружие всего лишь раз, чтобы отразить удар нападавшего, направленный ему в голову. Затем схватил противника за шею и за ногу и поднял над головой. Второй стражник кружил вокруг них, выжидая удобного момента для нанесения удара. И когда он замахнулся, чтобы полоснуть саблей Тармангани по шее сзади, Тарзан подставил под удар тело его товарища. Раздался страшный предсмертный крик, и человек-обезьяна швырнул мертвое тело в лицо своего последнего противника.

Олдуик судорожно нажимал на курок, потеряв всякую надежду на спасение, но вдруг мимо него промчалось чудовище, олицетворяющее свирепость, и одним ударом когтистой лапы снесло нападавшему половину черепа.

За те несколько минут, в течение которых разворачивались описываемые события, Отобу вместе с Бертой Кирчер пробился к воротам и отодвинул засов. Путь был свободен. Преодолев последнее сопротивление стражников группа вырвалась из сумасшедшего города Ксюджа и скрылась в спасительной темноте. В то же мгновение у последнего поворота, ведущего из города к воротам, появилось с полдюжины львов. Нума из западни развернулся и ринулся на них. При виде нападавшего страшилища, львы развернулись и бросились врассыпную, в то время, как группа Тарзана продвигалась через прилегающие к городской стене сады в сторону темного леса.

– Будут ли они преследовать нас? – спросил Тарзан у Отобу.

– Только не ночью, – ответил чернокожий. – Я был рабом здесь пять лет, и ни разу не слышал, чтобы они покидали город ночью. Если они задерживались в лесу, то обычно дожидались рассвета. Нет, бвана, ночью погони не будет, но завтра они сумеют догнать тех из нас, кто останется в живых после темного леса, населенного львами-людоедами.

Когда они миновали сады, Олдуик перезарядил пистолет. Девушка тихо шла слева от Тарзана между ним и летчиком. Неожиданно человек-обезьяна остановился и, обернувшись к городу, издал могучий крик льва, призывающего своих собратьев. Олдуик вздрогнул, Отобу от страха рухнул на колени, девушка тоже затрепетала, сердце ее забилось, и она в непроизвольном движении придвинулась к человеку-обезьяне, пока не коснулась плечом его руки. Затем она тихо отстранилась, радуясь, что при тусклом свете звезд никто не заметил ее движения и краску стыда, залившую ее щеки. Она боялась, что после этого эпизода Тарзан будет еще больше презирать ее.

Из распахнутых городских ворот послышался ответный крик льва. Небольшая группа остановилась и подождала, пока из темноты не возникла величественная фигура черного льва. Когда Нума присоединился к ним, Тарзан ухватился за его гриву рукой, и они продолжили путь к лесу. Позади в городе раздавался страшный шум.

Входя в мрачную, таинственную темноту леса, девушка вновь непроизвольно придвинулась к человеку-обезьяне, и на этот раз Тарзан почувствовал ее прикосновение. Сам не испытывая страха, он однако понимал, что переживает девушка. Поддавшись внезапному импульсу, он взял ее руку в свою, и так они пошли дальше по темной тропе. Дважды к ним приближались лесные львы, но грозное рычание Нумы отгоняло их. Несколько раз они были вынуждены делать привалы, так как лейтенант Олдуик сильно ослаб, а к утру Тарзану пришлось тащить его на себе.

Они входили в злополучное ущелье.

XXIV. СПАСЕНИЕ

Наступил день, когда они вошли в ущелье. Все, за исключением Тарзана, падали с ног от усталости, но, тем не менее, понимали, что нужно идти во что бы то ни стало, до тех пор, пока они не найдут удобного места, чтобы подняться по отвесным склонам ущелья наверх. Тарзан и Отобу были уверены, что жители города не будут преследовать их за пределами ущелья.

Время уже шло к полудню, а они, хоть и осматривали дюйм за дюймом суровые скалы, так и не обнаружили ни малейшей возможности для подъема. Встречались места, где человек-обезьяна смог бы в одиночку преодолеть крутой склон, но для других это было невозможно. Не попадались и тропинки, по которым Тарзан мог бы по одному доставить членов своей команды наверх.

В течение первой половины дня человек-обезьяна нес или поддерживал Гарольда Смита, а теперь, к своему огорчению, обнаружил, что и девушка шатается от усталости. Он хорошо понимал, сколько ей пришлось пережить, и как все это сказывается на ее состоянии. Опасности и испытания, выпавшие на ее долю за последние недели, отняли у нее последние силы. Он видел, с каким мужеством держалась девушка, но, несмотря на все усилия, она шаталась и спотыкалась все чаще и чаще. Он не мог не восхищаться ее усилиями в борьбе с нарастающими трудностями при их продвижении вперед.

Англичанин, должно быть, тоже заметил ее состояние, и вдруг он остановился и сел на песок.

– Все, – прохрипел он. – Я не могу идти дальше. Мисс Кирчер очень слаба. Вам следует продолжать путь без меня.

– Нет, – возразила девушка, – мы не можем вас бросить. Все вместе мы прошли так много, но до успеха еще далеко. Что бы ни случилось, давайте оставаться вместе до конца. Единственный, кто может уйти, – и тут она взглянула на Тарзана, – это вы. Вы и так сделали для нас слишком много, к тому же вы ничем нам не обязаны. Так будет справедливо. Я хочу, чтобы вы ушли. Хотя вам удалось увести нас от преследователей, даже при вашей огромной силе и выносливости вы не сможете провести нас через безжизненную пустыню, а в одиночку вы еще можете спастись.

Человек-обезьяна улыбнулся.

– Не забывайте, мы еще живы, и я, и вы, и лейтенант, и Отобу. Кому-то выпадет жребий остаться в живых, кому-то умереть, но пока, до самой смерти, мы должны думать только о жизни. То, что мы остановились и отдыхаем здесь, не означает нашей верной гибели. И не надо терзаться по этому поводу. Действительно, я не смогу донести вас обоих до благодатной земли вамабо, но не будем отчаиваться. Давайте передохнем, потому что и вы, и лейтенант Олдуик нуждаетесь в отдыхе, а затем продолжим свой путь.

– А преследователи? – спросила девушка. – Разве они не идут за нами по пятам?

– Да, идут, – согласился Тарзан, – но вот когда придут, тогда и будем беспокоиться.

– Хотелось бы мне, – сказала девушка, – научиться вашей философии и выдержке, но, боюсь, у меня ничего не получится.

– Просто вы не родились и не воспитывались в джунглях среди диких зверей, иначе вы так же, как и я, прониклись бы фатализмом естественной природы.

Они перешли к другой стороне ущелья под тень нависшего камня и улеглись на горячий песок. Нума беспокойно бродил взад-вперед, и, наконец, полежав около человека-обезьяны, встал и двинулся вдоль ущелья, вскоре исчезнув за ближайшим поворотом.

В течение часа маленькая группа отдыхала, но вдруг Тарзан вскочил на ноги и прислушался, дав остальным знак хранить молчание. Мгновение он стоял неподвижно, словно статуя. Его чуткий слух уловил звук, столь тихий и далекий, что никто из присутствующих не мог расслышать и намека на шум в безжизненной тишине ущелья. Тарзан обернулся к ним.

– Что-нибудь случилось? – спросила девушка.

– Они идут, – ответил человек-обезьяна. – Уже близко, ибо ноги людей обуты в сандалии, а поступь львов почти не слышна на мягком песке.

– Что же делать? – спросил лейтенант. – Продолжать движение? Я немного передохнул и смогу пройти небольшое расстояние. А вы, мисс Кирчер?

– Да, – ответила она, – я значительно окрепла и, несомненно, могу идти.

47
{"b":"3394","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Гости «Дома на холме»
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Палатка с красным крестом
Истинная вера, правильный секс. Сексуальность в иудаизме, христианстве и исламе
Видок. Чужая боль
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Невеста по приказу
Обезьяна в твоей голове. Думай о хорошем