ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тарзан знал, что никто из них не говорит правды: люди не в состоянии так быстро восстановить силы, но другого выхода не было, зато теплилась надежда, что за следующим поворотом откроется выход из ущелья.

– Отобу, – приказал Тарзан, – ты поможешь лейтенанту, а я понесу мисс Кирчер.

Несмотря на возражения девушки, говорившей, что он не должен тратить свои силы, Тарзан подхватил ее на руки и двинулся вдоль глубокого каньона, за ним последовали Отобу и англичанин. Они прошли совсем немного, когда шум погони услышали уже все.

– Как бы я хотела, чтобы наш Нума вернулся, – вздохнула Берта Кирчер, услышав рычание львов, идущих по следу.

– Да, – согласился Тарзан, – но нам придется рассчитывать только на свои силы. Надо найти место, где можно было бы забаррикадироваться от нападения со всех сторон. Лейтенант Олдуик – неплохой стрелок, и если людей окажется не очень много, он сможет перебить часть из них поодиночке. Львы меня не так беспокоят, в принципе они – глупые животные, к тому же приученные и выдрессированные. Если они останутся без своих хозяев, они просто разбегутся.

– Вы считаете, что есть какая-то надежда? – спросила девушка.

– Во всяком случае, мы еще живы, – был его ответ.

– Вот, – произнес он неожиданно, – кажется, я узнал это место, – и Тарзан указал на обломок скалы, упавший вниз. Каменная глыба лежала таким образом, что один ее край ушел на несколько футов в песок, а другой упирался в основание скалы, образуя узкий проход. К этому убежищу они и направились, и, когда достигли, наконец, своей цели, то обнаружили между скалой и обломком небольшое пространство двух футов шириной и около десяти длиной. Эта своеобразная пещера имела два выхода, и только через них можно было проникнуть внутрь. Лучшее укрытие трудно было сыскать.

Едва они успели спрятаться, как острый слух Тарзана уловил шум над своей головой. Выглянув наружу, он увидел сидящую над входом отвратительную маленькую обезьянку с коварной мордой.

Заглянув внутрь пещеры, она соскочила со скалы и помчалась в сторону юга по направлению, откуда шли их преследователи.

– Все пропало, – простонал негр, – она расскажет о нас попугаям, а те донесут сумасшедшим.

– Какая разница, – ответил Тарзан, – рано или поздно нас обнаружили бы львы. Скрываться бесполезно.

Он поставил лейтенанта Олдуика с пистолетом у северного входа в убежище, а Отобу приказал встать с копьем за спиной англичанина, сам же приготовился защищать южный вход. Девушке Тарзан предложил лечь на песок в центре пещеры.

– Так вы будете в безопасности, если они воспользуются копьями.

Минуты ожидания казались для Берты Кирчер вечностью, и почти с облегчением она услышала, что преследователи приближаются. Некоторое время они обследовали оба входа в убежище, затем началась атака.

На глазах девушки лев кинулся на человека-обезьяну, стоявшего у входа. Она увидела, как мускулистая рука, словно рычаг, отошла назад, сжимая кривую саблю, для мощного размаха и затем с ужасающей быстротой двинулась вперед навстречу льву. Мощный удар пронзил льва насквозь и отбросил на несколько футов.

Затем она услышала шаги, приближающиеся к северному входу, и три выстрела подряд. Раздался крик и шум падающих тел. Нападающие отступили, но лишь для того, чтобы перегруппировать свои силы. На этот раз воины атаковали Тарзана, а на Олдуика напали львы. Тарзан предупредил лейтенанта не тратить свои скудные боеприпасы на львов, и в бой вступил Отобу, вооруженный копьем. Им пришлось не сладко, лев успел основательно помять их, пока Олдуик не изловчился схватить саблю и вонзить ее лезвие в сердце зверя. Солдат, напавший на Тарзана, оказался в положении обороняющегося: увлеченный схваткой, он подошел слишком близко, и вскоре его безжизненное тело со сломанной шеей валялось рядом с трупом льва.

Враг снова отступил и, изменив тактику, снова бросился в наступление: теперь они атаковали все одновременно. На каждого из защитников каменного убежища приходилось примерно по полдюжины солдат. Львы стояли в некотором отдалении, видимо, ожидая сигнала к нападению.

– Это конец? – прошептала девушка.

– Нет! – крикнул Тарзан. – Ведь мы еще живы!

Едва он произнес эту фразу, как воины неприятеля ворвались в проход, забрасывая оборонявшихся копьями. Тарзан заслонил собой девушку, и копье вонзилось в его плечо с такой силой, что он упал на песок. Лейтенант Олдуик успел дважды выстрелить из пистолета, прежде чем тоже упал, сраженный копьем в бедро. Остался лишь Отобу, так как англичанин был настолько слаб и измучен, что от новой раны потерял сознание. Падая, он выронил пистолет, и Берта Кирчер успела подхватить его. Когда Тарзан попытался приподняться с земли, ему на грудь бросился один из воинов и с дьявольским криком занес над ним саблю, намереваясь вонзить острие в сердце. Девушка вскинула пистолет и выстрелила прямо в зверскую морду кретина.

Вдруг до удивленного слуха как нападавших, так и защищавшихся донесся ружейный залп. С неописуемой радостью европейцы услышали резкие воинские команды на английском языке, доносившиеся, казалось, прямо с неба. Голос английского сержанта перекрывал даже рычание львов и крики сумасшедших. Эти родные и близкие звуки дошли до сознания Тарзана и девушки в тот самый момент, когда даже человек-обезьяна потерял всякую надежду на спасение.

Сбросив с себя тело убитого воина, Тарзан приподнялся на ноги. Копье все еще торчало у него в плече. Девушка тоже поднялась, и, когда Тарзан вырвал копье из своего тела и вышел из укрытия, она шла рядом с ним. Перестрелка быстро закончилась. Большинство львов разбежалось, а воины-ксюджане были полностью перебиты. Когда Тарзан и девушка подошли к группе британских солдат, один из них вскинул винтовку, целясь в человека-обезьяну. Заметив действия солдата и сразу сообразив, что его ввела в заблуждение желтая туника, Берта Кирчер загородила собой Тарзана.

– Не стреляйте! – крикнула она. – Мы – англичане, мы – свои!

– Тогда руки вверх! – скомандовал солдат. – Я не собираюсь рисковать из-за психа в желтой рубашке.

В этот момент к ним подошел сержант, командовавший ударным отрядом, чтобы выяснить, что происходит. Тарзан и Берта Кирчер, перебивая друг друга, объяснили ему, что это всего-навсего необходимая вынужденная маскировка. Сержант сразу поверил им, и не только потому, что оба они говорили по-английски, а потому, что их внешний облик разительно отличался от тех, чьи трупы лежали вокруг. Через десять минут подоспел основной отряд экспедиции. Раны лейтенанта Олдуика и Тарзана были обработаны и перевязаны, и спустя полчаса они направились в лагерь своих спасителей.

В ту же ночь было решено отправить Гарольда Олдуика и Берту Кирчер в британский штаб на побережье. Для этой цели выделили два самолета, прикрепленные к экспедиционному отряду. Тарзан и Отобу категорически отклонили предложение британского капитана сопровождать его часть обратно в лагерь. Тарзан объяснил, что его маршрут ведет на запад через земли вамабо, до которых они пойдут вместе с Отобу.

– Выходит, вы не собираетесь возвращаться вместе с нами? – спросила девушка с огорчением.

– Выходит, нет, – ответил Тарзан. – Мой дом расположен на западном побережье, и я продолжу свой путь.

Она бросила умоляющий взгляд на него.

– Вы снова хотите вернуться в эти ужасные джунгли, и мы больше никогда не увидимся? Он молча посмотрел на нее.

– Никогда! – ответил Тарзан и, не сказав больше ни слова, повернулся и ушел.

* * *

Утром полковник Кемпбелл прилетел с базы в лагерь на одном из самолетов, который должен был увезти лейтенанта Олдуика и Берту Кирчер на восток. Тарзан стоял поодаль, наблюдая, как полковник вышел из приземлившегося самолета и выслушал рапорт командира экспедиционного отряда. Затем, человек-обезьяна увидел, что Кемпбелл подошел к Берте Кирчер, стоявшей в нескольких шагах позади капитана.

Тарзан попытался представить, как чувствует себя немецкая шпионка в подобной ситуации, зная, что кое для кого из присутствующих ее истинное лицо не является секретом. Он видел, как полковник Кемпбелл идет ей навстречу с распростертыми объятиями и с улыбкой на лице. Хотя Тарзан не слышал, о чем они говорили, но видел, что разговор носил дружеский и даже сердечный характер.

48
{"b":"3394","o":1}