ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После ритуала узнавания и приветствия Тарзан спросил, не видел ли кто самку тармангани, которая недавно проходила по джунглям?

М'валат указал пальцем на То-Ята, и Тарзан обратился к королю.

– Ты видел ее? – спросил он с нарастающим беспокойством.

Ему не нравилось поведение короля обезьян. Внезапно То-Ят махнул рукой в сторону юга и сказал:

– Нума.

Он продолжил поиски вкусных жучков, но Тарзан понял значение единственного произнесенного слова, как если бы обезьяна дала ему пространное объяснение.

– Где? – спросил человек-обезьяна.

То-Ят указал в ту сторону, где он оставил Гвинальду льву, и Тарзан с грустью в сердце отправился на поиски, хотя уже знал, что он найдет.

По крайней мере, он отгонит льва и похоронит то, что осталось от несчастной девушки.

* * *

Гвинальда медленно приходила в себя.

Она не открывала глаз, но оставалась лежать, спокойно прося себе смерти.

Она не чувствовала боли.

Вскоре тошнотворный резкий запах ударил ей в ноздри, и что-то шевельнулось рядом с ней так близко, что она почувствовала тяжесть огромного тела.

Полная страха, она открыла глаза и чуть не закричала от ужаса, потому что увидела, что рядом с ней лежит огромный лев.

Он лежал неподвижно, высоко подняв благородную голову с темной гривой, которая слегка задевала лицо девушки.

Он смотрел вдаль на север.

Гвинальда лежала молча и боялась пошевелиться.

Немного погодя она скорее ощутила, чем услышала глухое рычание, исходившее из груди хищника.

Кто-то приближался к ним!

Даже Гвинальда почувствовала это, но она не могла звать на помощь, потому что кто бы мог спасти ее от этого страшного зверя?!

Среди ветвей деревьев в ста шагах послышался шорох, и вдруг гигантская фигура лесного полубога опустилась на землю.

Лев вскочил и встал перед человеком. Какое-то время оба молча смотрели друг на друга. Потом человек заговорил.

– Джад-бал-джа! – воскликнул он. Потом приказал:

– Повинуйся!

Огромный золотой лев тихо заурчал и пересек открытое пространство, остановившись перед человеком.

Гвинальда увидела, как зверь поднял голову к человеку, а тот принялся с нежностью трепать его за густую гриву.

Оставив льва, человек-обезьяна подошел к принцессе и опустился рядом с ней на колени.

– Ты принцесса Гвинальда? – спросил он. Девушка утвердительно кивнула головой, недоумевая, откуда незнакомец знает ее.

Она была слишком ошеломлена, чтобы говорить.

– Ты ранена?

Она покачала головой.

– Не бойся, – мягко успокоил он ее. – Я друг. Теперь ты вне опасности.

В том, как он говорил, было нечто такое, что наполнило Гвинальду чувством уверенности и спокойствия, какое не могли бы ей дать все вооруженные рыцари ее отца.

– Я больше не боюсь, – просто сказала она.

– Где твои спутники?

Она рассказала все, что с ней произошло.

– Наконец-то ты освободилась от всех этих мучений, – сказал человек-обезьяна. – Мы не станем искать твоих обидчиков. Джунгли отомстят им по-своему и в свое время.

– Кто ты? – спросила девушка.

– Я Тарзан.

– Как ты узнал мое имя?

– Я друг одного человека, известного тебе как сэр Джеймс, – объяснил Тарзан. – Он и я искали тебя.

– Ты его друг? – воскликнула девушка. – О, дорогой господин, тогда ты и мой друг! Тарзан улыбнулся.

– Навсегда! – сказал он.

– А почему, сэр Тарзан, лев не убил тебя? – спросила она.

– Почему лев не убил меня? – переспросил Тарзан. – Потому, что это Джад-бал-джа, Золотой лев, которого я воспитал. Он всегда узнает меня как друга и хозяина. Он не может причинить зла ни мне, ни тебе, так как с момента своего рождения постоянно соприкасался с людьми, но все же я испугался, когда увидел его рядом с тобой, лев все-таки всегда лев!

– Ты живешь здесь близко? – спросила Гвинальда.

– Нет, далеко, – ответил Тарзан. – Но кое-кто из моих людей должен находиться поблизости, иначе Джад-бал-джа не было бы тут. Я послал его за своими воинами, и он, без сомнения, привел их.

Заметив, что девушка голодна, Тарзан приказал льву остаться и охранять ее, пока он позаботиться о пище.

– Не бойся его, – сказал он, – помни, что лучшего защитника ты не найдешь.

– Я верю ему, – ответила Гвинальда.

Вскоре Тарзан вернулся с добычей, накормил девушку и, взяв ее на руки, поскольку она была так слаба, что не могла идти сама, отправился в сторону Ниммра.

Рядом с ним важно выступал Золотой лев с черной гривой.

За время пути Тарзан много узнал о Ниммре и понял, что любовь Блейка была взаимной со стороны девушки, поскольку радость светилась у нее на лице, когда она говорила о своем сэре Джеймсе, задавала вопросы о его далекой стране и его прошлой жизни, о которой, к несчастью, Тарзан ничего не мог рассказать.

На второй день все трое подошли к большому кресту, и здесь Тарзан поприветствовал караульных и приказал им охранять принцессу.

Гвинальда просила его пойти вместе с нею, чтобы мать и отец могли выразить ему свою благодарность, но он ответил, что должен не мешкая отправляться на поиски Блейка, и Гвинальда не стала настаивать на своей просьбе.

– Если ты найдешь его, передай, что ворота Ниммра всегда будут открыты для него, а принцесса Гвинальда будет ждать его возвращения.

Тарзан и Джад-бал-джа отправились в путь. Прежде, чем вернуться в замок отца, принцесса Гвинальда задержалась у креста, провожая их взглядом.

– Да благословит тебя наш Господь, любезный рыцарь, – пробормотала она. – И защитит тебя и приведет сюда еще раз… с моим любимым!

XXIII. ПУТИ-ПЕРЕПУТЬЯ

Блейк ехал верхом по лесу, стараясь обнаружить следы арабов. Однажды он наткнулся на туземную деревеньку. Джунгли еще не поглотили ее.

При виде необычного рыцаря суеверные жители в панике разбежались, и Блейк миновал деревню в гордом одиночестве.

Преодолев несколько миль по тропе, американец неожиданно увидел за поворотом притаившегося леопарда, перед которым неподвижно лежал человек.

Сперва Блейк подумал, что человек мертв, но немного погодя заметил, как он пытается приподняться и отползти в сторону.

Однако большая кошка приближалась к нему, плотоядно оскалив зубы.

Лошадь Блейка заржала, но Шита не обратила на нее никакого внимания, так как не собиралась отказываться от легкой добычи, но когда Блейк подъехал поближе, леопард повернулся и встретил его яростным рычанием.

Блейк не знал, как будет реагировать лошадь на присутствие страшного хищника, но его опасения были напрасны. Дело в том, что, согласно обычаям долины Сеполькро, любимым развлечением рыцарей обоих городов была охота с копьем на гигантских кошек Леса Леопардов.

Лошадь Блейка участвовала в схватках с хищниками побольше и покрупнее этого, потому она ринулась в атаку без страха и волнения.

Итак, всадник на могучем коне устремился вперед, а тот, который должен был через минуту стать жертвой, смотрел на все происходящее, вытаращив глаза от изумления.

Когда всадник и лошадь приблизились на расстояние прыжка, Шита вскочила, чтобы напасть на обидчиков.

Она прыгнула, но напоролась грудью на острие тяжелого копья.

Копье пронзило ее насквозь, и человеку с трудом удалось вытащить его из трупа зверя.

Выдернув копье, он спешился и подошел к безоружному человеку, сидевшему на земле.

– Боже мой! – воскликнул он, вглядевшись в лицо старика. – Стимбол!

– Блейк? – прошептал тот еле слышно. Юноша наклонился над ним.

– Я умираю, Блейк, – продолжал старик, – и прежде чем покинуть этот мир навсегда, я хочу извиниться перед тобой. Я поступал как последний негодяй. Похоже, я получил то, что заслужил.

– Погоди умирать, Стимбол. – сказал Блейк. – Ты еще жив. Первое, что нужно сейчас сделать, отвести тебя туда, где есть вода и пища.

Он наклонился, легко поднял исхудавшее тело Стимбола и посадил старика в седло своего коня.

34
{"b":"3395","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Поток: Психология оптимального переживания
Отдел продаж по захвату рынка
Острые предметы
Данбар
Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Точка обмана
Подземные корабли
Замок из стекла