ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тантор решил уходить. Он коснулся Тарзана хоботом, перевернул и поднял с земли.

– Опусти меня, Тантор, – приказал человек-обезьяна.

Толстокожее животное подчинилось, однако отвернулось и пошло прочь. Дойдя до деревьев, слон остановился и заколебался. Повернувшись назад, Тантор посмотрел на Тарзана и принялся рыть бивнями землю.

– Иди поешь, – сказал Тарзан, – а потом возвращайся. Если вдруг встретишь мангани, скажи им, чтобы шли сюда.

Тантор затрубил, отвернулся и скрылся среди деревьев. Долго еще слышал человек-обезьяна тяжелую поступь своего старого верного друга.

«Ушел», – подумал Тарзан. – «Его нельзя винить. Наверное, я сам виноват. Впрочем, теперь уже все равно».

Наступил полдень. В джунглях воцарилась знойная тишина, если не считать назойливого жужжания насекомых, тучами роившихся вокруг. Они докучали Тарзану, как и всякому другому животному в джунглях, однако из-за многочисленных укусов, перенесенных человеком-обезьяной за его долгую жизнь, у него выработался иммунитет к их яду.

Вдруг на деревьях раздался шум. По веткам, словно сумасшедшие, гурьбой неслись сварливо ворчавшие маленькие ману.

– Ману! – позвал Тарзан. – Что случилось?

– Мангани! – заверещали обезьянки.

– Позовите их, ману! – приказал Тарзан. Вдалеке послышались характерные гортанные голоса родного для Тарзана племени. Может, среди них найдется кто-нибудь, кто его знает. С другой стороны, возможно, что стая прибыла издалека, и он для них совсем чужой. Как бы то ни было, больше рассчитывать не на кого. Тарзан выжидательно прислушивался, игнорируя трескотню ману.

Внезапно все стихло, наступила полная тишина. Человек-обезьяна устремил взор туда, где ожидал появления человекообразных. Он догадывался, что происходит за стеной из густых листьев.

За ним пристально следили свирепые глаза, настороженно осматривавшие лужайку в поисках врага, подвоха или ловушки. Тарзан понимал, что вполне мог вызвать у них недоверие. С какой стати они отнесутся к нему иначе, чем к жестоким, безжалостным тармангани? Больше всего Тарзан опасался, что мангани молча уйдут, так и не выйдя к нему. Тогда все пропало, ибо освободить его могли только мангани. И Тарзан поспешно заговорил.

– Я – друг, – крикнул он. – Тармангани напали на меня и связали. Я не могу двигаться, не могу защищаться. Ни пищи добыть не могу, ни воды. Развяжите меня.

Из листвы донеслось:

– Ты – тармангани.

– Я – Тарзан из племени обезьян, – пояснил человек.

– Да, – закричали ману. – Это он.

– Тарзана я знаю, – раздался другой голос. Через минуту ветки раздвинулись, и на поляну неуклюжей походкой вышла огромная волосатая обезьяна. Животное приблизилось к Тарзану, раскачиваясь своей громадной массой.

– М'валат! – воскликнул человек-обезьяна. Мангани нагнулся и разгрыз своими крепкими зубами кожаные путы.

* * *

Носильщик негр остановился, запутавшись ногой в сплетении лиан, закачался и уронил груз. Казалось бы, что тут такого, однако подобные пустяки нередко приводят к решающим поворотам в жизни. Вот и сейчас незначительный эпизод с носильщиком круто изменил судьбу Джеймса Хантера Блейка, богатого молодого американца, впервые отправившегося на большую охоту в Африку вместе со своим приятелем Уилбером Стимболом. Пару лет тому назад Стимбол провел три недели в джунглях, а потому, естественно, возглавил нынешнюю экспедицию, объявив себя непререкаемым авторитетом во всем, что касалось сафари, африканских джунглей, добывания пищи и негров. Вдобавок Стимбол был старше Блейка на двадцать пять лет, что подогревало его претензии на всеведение.

Несмотря на кажущееся взаимопонимание, между спутниками углублялись разногласия. Поначалу флегматичного Блейка забавлял эгоцентризм Стимбола, пока не произошла первая размолвка. Случилось это на последней железнодорожной станции, когда властный, вспыльчивый Стимбол вдруг ни с того ни с сего отправил назад кинооператора, поставив тем самым научное исследование дикой африканской природы под угрозу срыва. Блейк был сильно раздосадован, но решил довести экспедицию до конца и сфотографировать все, что можно, фотоаппаратом.

Следующий конфликт произошел из-за жестокого обращения Стимбола с носильщиками. После ожесточенных споров Стимбол обещал передать бразды правления в руки Блейку и перестал третировать негров.

Договорившись по всем пунктам, они углубились в джунгли. Блейку стало даже казаться, что в Америку они вернутся, как и прежде, друзьями, но тут незадачливый негр споткнулся и выронил груз.

Стимбол и Блейк шли впереди носильщика, когда груз, словно управляемый злой силой, упал на спину Стимбола, сбив его с ног. Стимбол и носильщик поднялись с земли под взрыв смеха негров, оказавшихся свидетелями этого инцидента. Носильщик заулыбался, Стимбол же побагровел от ярости.

– Проклятая свинья! Растяпа! – заорал Стимбол.

И прежде чем Блейк успел вмешаться, Стимбол в приступе бешенства стал топтать ногами поклажу, затем ринулся на негра и нанес ему чудовищный удар в лицо. Негр рухнул на землю, а Стимбол принялся пинать его ногами.

Разгневанный Блейк подскочил к товарищу, рывком развернул его лицом к себе и ударил тем же приемом, как тот ударил носильщика.

Стимбол свалился на землю, но тут же лег на бок и сорвал с плеча винтовку. Однако Блейк опередил его.

– Брось оружие! – гаркнул молодой американец, держа Стимбола на мушке карабина 45-го калибра. Стимбол подчинился.

– Встать! – приказал Блейк.

Когда Стимбол поднялся на ноги, Блейк продолжал:

– А теперь слушай, Стимбол. С меня довольно. Завтра утром поделим снаряжение и людей и разойдемся. Нам с тобой не по пути.

С этими словами Блейк вложил карабин в чехол.

Негр встал и занялся своим кровоточащим носом. Остальные чернокожие угрюмо наблюдали за происходящим. Затем Блейк подал знак носильщику подобрать груз, и сафари двинулось дальше. Шли уныло, без смеха и песен.

Около полудня, набредя на подходящее место, отряд сделал привал с тем, чтобы разделить снаряжение, провиант и людей, и назавтра разойтись.

Надувшийся Стимбол не захотел участвовать в дележе, а взял двоих вооруженных аскари и отправился на охоту. Группа отошла от стоянки примерно на милю, следуя по тропе, покрытой перегноем, который заглушал звуки шагов, как вдруг шедший впереди аскари вскинул руку и остановился.

Стимбол подошел к нему, и негр указал налево, где среди листвы виднелась медленно удаляющаяся черная масса.

– Что это? – шепотом спросил Стимбол.

– Горилла, – ответил негр.

Вскинув ружье, Стимбол выстрелил в движущуюся фигуру, однако промахнулся, к явному удовольствию негра.

– Проклятье! – выругался американец. – За мной! Гориллу нужно поймать. Черт побери, вот это будет трофей!

Джунгли на этом участке были менее густыми, чем обычно, и горилла являла собой неплохую мишень, однако всякий раз, когда раздавался выстрел, мишень исчезала. Негры втайне радовались промашкам Стим-бола, чем выводили его из себя.

Услышав первый выстрел, Тарзан, охотившийся неподалеку вместе с мангани, устремился по деревьям на шум. Он сразу определил, что стреляли не бедуины, поскольку мог отличить стрельбу из ружей от выстрелов из современных карабинов.

Перелетая с ветки на ветку, человек-обезьяна быстро обнаружил Болгани-гориллу, спасающуюся бегством от ненавистного тармангани и его громыхающей палки. В панике горилла начисто позабыла про всякую осторожность и, не видя ничего вокруг, не заметила змею Гисту, свернувшуюся кольцами на ветке.

Громадный питон обычно не нападал на взрослых самцов горилл, но сейчас, потревоженный шумом погони и грохотом выстрелов, рассвирепел настолько, что готов был напасть даже на Тантора.

Маленькие блестящие глазки, неподвижные и зловещие, наблюдали за приближением Косматого Болгани, и, когда горилла очутилась под веткой, Гиста бросилась на жертву.

Болгани отчаянным усилием попытался освободиться от могучих железных колец, неумолимо обвивших его туловище. Но как бы ни сильна была горилла, Гиста оказалась сильнее. Страшный, едва ли не человеческий крик исторгся из глотки Болгани. В следующую секунду горилла бросилась на землю в тщетной попытке освободиться от колец, сжимавших ее, словно живые стальные тиски.

4
{"b":"3395","o":1}