ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так ты – Тарзан из племени обезьян? – спросил Блейк.

Тот подтвердил.

– А ты кто? – спросил он.

– Джеймс Блейк из Нью-Йорка.

– Приехал поохотиться, конечно?

– С фотоаппаратом.

– А твой товарищ – с карабином, – заметил Тарзан.

– Он сам по себе, я за него не отвечаю.

– Я не обязан ни перед кем отчитываться! – вспылил Стимбол.

Тарзан мельком взглянул на него, не удостаивая вниманием прозвучавшую браваду.

– Я случайно слышал твой разговор с предводителем негров, проговорил Тарзан, повернувшись к Блейку. – Кое-кто из негров успел рассказать мне о твоем товарище, а сегодня я дважды лично имел возможность составить о нем свое мнение, поэтому я догадываюсь, что вы с ним разойдетесь, ибо не пришли к согласию. Я прав?

– Да, – подтвердил Блейк.

– И каковы твои дальнейшие планы?

– Думаю податься на запад, ну а там посмотрим… – начал Стимбол.

– Я разговариваю с Блейком, – перебил его Тарзан. – С тобой-то все ясно.

– Э, какого черта…

– Молчать! – предостерег человек-обезьяна. – Продолжай, Блейк.

– До сих пор у нас все шло вкривь и вкось, так как мы ни в чем не могли с ним договориться. В итоге, вместо изучения местной фауны я был вынужден лицезреть его малосимпатичную физиономию, от которой меня уже воротит. Я собирался идти на север в поисках львов, чтобы их сфотографировать, и мне очень жаль возвращаться назад, так ничего и не увидев и потратив впустую время и деньги. Ну а теперь, когда люди отказались сопровождать нас по отдельности, не остается ничего иного, как вернуться к побережью более коротким путем.

– Меня вы, как я погляжу, из разговора исключаете, – взорвался Стимбол. – Как и Блейк, я вложил в это путешествие деньги и время. Ты забываешь, что я приехал сюда поохотиться, чем и намерен заняться, и вообще не собираюсь возвращаться на побережье, так и знай, человек-обезьяна.

Тарзан в очередной раз проигнорировал Стимбола. – Будьте готовы выступить на рассвете, – сказал он Блейку. – У вас не будет проблем с разделением. Я займусь этим лично и дам вам напоследок инструкции. С этими словами он ушел и растворился в джунглях.

V. АРА-МОЛНИЯ

Рассвет еще не забрезжил, а лагерь уже пребывал в движении, и в условленный час все было готово к отбытию – и багаж, и люди. Носильщики ждали сигнала к выступлению, чтобы идти на восток, к побережью. Блейк и Стимбол молча курили. Вдруг на соседнем дереве качнулась ветка, зашуршали деревья, и на землю легко спрыгнул Тарзан из племени обезьян.

Среди негров послышались сдавленные возгласы ужаса. Человек-обезьяна обратился к ним на их диалекте.

– Я – Тарзан из племени обезьян, Повелитель джунглей, – объявил он. – Вы будете сопровождать белых по моей земле и станете убивать зверей. Мне это не нравится. Я возмущен до глубины души. Если вы желаете вернуться к своим семьям, слушайте меня внимательно и делайте так, как велит Тарзан.

Человек-обезьяна указал на главу негров.

– Будешь сопровождать молодого бвану, которому я разрешаю фотографировать на моей территории все, что ему захочется. Подберешь людей, половину отряда, которые пойдут вместе с тобой.

Затем он обратился к другому чернокожему.

– А ты, – распорядился Тарзан, – возьмешь остальных и пойдешь со старым бваной до железной дороги. Отправляйтесь немедленно, никуда не сворачивая. Не позволяй ему охотиться и сам воздержись, разве только для пропитания или в порядке самозащиты. Выполни все, как я сказал. Помни, Тарзан все видит и ничего не прощает.

После этого он повернулся к белым.

– Блейк, – сказал он, – распоряжения даны. Можешь идти, когда и куда посчитаешь нужным. А что касается охоты, решай на свое усмотрение. Ты мой гость.

Обратившись к Стимболу, Тарзан произнес:

– А ты немедленно покинешь мою землю. Огнестрельным оружием позволяю пользоваться исключительно для самозащиты. В противном случае ты его лишишься. Охотиться я тебе не разрешаю даже для добывания пищи. О пропитании позаботится глава твоего отряда.

– А теперь придержи язык и послушай, что скажу тебе я! – закричал вышедший из себя Стимбол. – Если ты считаешь, что я потерплю чьи-либо посягательства на мои права американского гражданина, то ты сильно заблуждаешься. Знай, что я могу купить и продать тебя и твои проклятые джунгли сорок раз безо всякого ущерба для своего кармана. Христа ради, Блейк, растолкуй этому кретину, что я буду охотиться, когда захочу.

Тарзан подозвал главу отряда Стимбола.

– Можете отправляться, – сказал он. – Если этот белый не последует за вами, бросьте его на произвол судьбы, а если станет посговорчивей, выведете его к железной дороге. Приказам его подчиняйтесь, если они не будут противоречить моим. В путь!

Минуту спустя отряд Стимбола потянулся к джунглям, Блейк со своими людьми также покинули лагерь.

Стимбол принялся изрыгать угрозы и проклятья, но его люди с невозмутимыми лицами проходили мимо, направляясь на восток.

Тарзан запрыгнул на ветку и исчез среди листвы. Стимбол остался один в обезлюдевшем лагере.

Бесясь от унижения, проклиная всех и вся, он побежал догонять людей, которые пропускали мимо ушей его призывы и угрозы. Наконец, мрачный, молчаливый, Стимбол пристроился во главе людской цепочки, с горечью сознавая, что власть человека-обезьяны выше его собственной. В душе его продолжало клокотать негодование, в голове роились фантастические планы возмездия.

Желая удостовериться в том, что его приказы соблюдаются, Тарзан ушел далеко вперед по деревьям и теперь остановился над тропой, дожидаясь появления Стимбола. Вдали послышались человеческие шаги. Сзади раздалось некое движение – по дорожке навстречу людям двигалась черная волосатая фигура, похожая на человека. Тарзан из племени обезьян приветствовал ее, не высовываясь из своего укрытия.

– Болгани! – еле слышно позвал он. Горилла остановилась, встала на задние лапы и огляделась по сторонам.

– Это я, Тарзан, – произнес человек-обезьяна. Горилла заворчала.

– Я Болгани.

– Впереди идет тармангани, – предупредил Тарзан.

– Я убью его! Болгани оскалил клыки.

– Не трогай его, – сказал Тарзан. – У него и у его людей много гремящих палок. Я прогнал тармангани из джунглей. Пропусти его. Сойди с тропы. Пусть глупые гомангани и еще более глупый тармангани пройдут, не догадываясь о присутствии Тарзана и Болгани. Между тем небо быстро заволакивалось тучами, вдали прогромыхал гром. Человек-обезьяна и горилла устремили взоры наверх, на арену, где вот-вот разбушуются неистовые силы природы, куда более свирепые и разрушительные, чем они сами.

В вышине полыхнула Ара-молния. Для них обоих она была стрелой, выпущенной из лука грома Панда, а закапавшие крупные капли дождя – кровью Уша-ветра, сочившейся из его израненного тела.

От напора стихии джунгли как бы съежились. Кругом потемнело. Хлынул проливной дождь. Листья и ветви лопались от грохота, деревья гнулись, словно былинки. Животные попрятались кто куда, не в силах противостоять страшному напору яростной силы, которую они называли высшей.

Тарзан свернулся в клубок в развилке ветвей, подставив спину ливню. Под деревом съежился промокший, заляпанный грязью Болгани. Оба пережидали непогоду, поскольку больше ничего не оставалось делать.

Буря не унималась. Со всех сторон громыхал гром.

Блеснула ослепительная вспышка, и ветка, на которой укрылся Тарзан, раскололась и упала на тропу.

Человек-обезьяна полетел вниз, где остался лежать оглушенный падением.

Буря закончилась так же внезапно, как и началась. Из-за туч выглянуло Куду-солнце.

Оробевший Болгани не решался выйти из своего убежища, притих и не шелохнулся.

Вымокший, продрогший и взбешенный Стимбол шагал по грязной скользкой дорожке, не ведая о том, что его люди остались позади, укрывшись от непогоды под деревьями.

За поворотом путь ему преградила упавшая ветка, под которой он не сразу разглядел лежащего человека, а когда увидел и тем более узнал, сердце Стимбола радостно забилось.

7
{"b":"3395","o":1}