ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность
Смерть перед Рождеством
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Бешеный прапорщик: Вперед на запад
Долина драконов. Магическая Практика
Эти гениальные птицы
Когда Ницше плакал
Лицо удачи
Вольные упражнения
Содержание  
A
A

– Вы видели их? – спросил Бертон.

– Нет. Я пошел по их следам, но шел недолго, пока не натолкнулся на самолет вашего сына. Затем, определив, что он англичанин, или предположив, что это так, поскольку он пилотировал английский самолет, я последовал за ним. Видите ли, он приземлился в местности, где во множестве водятся львы. Ну да вы знаете, это там, где обитают буйрае.

– Да, и буйрае хуже львов.

– Да, – согласился Тарзан, погружаясь в воспоминания. – Я и раньше сталкивался с ними. А на этот раз они едва не прикончили меня. После того, как мне удалось уйти от них, я снова двинулся в Бангали, и сегодня рано утром натолкнулся на это сафари.

– Вы полагаете, те двое имели шанс завладеть бумагами моего сына?

– Нет. Они пошли в другую сторону. Вероятно, к настоящему времени оба погибли. Плохое место выбрали они для посадки. Полагаю, это были итальянцы.

Полковник Бертон покачал головой.

– Нет. Один из них был американцем, другой – русским. Их фамилии Кэмпбелл и Зубанев. Я получил полную информацию о них из Лондона. Их там разыскивали за шпионаж и убийство.

– Ну а теперь они уже не смогут причинить кому-нибудь вред, – заметил Тарзан. – И утром вы получите эти бумаги.

– Да, получу бумаги, – грустно произнес Бертон. – Как странно, Тарзан, что мы начинаем ценить счастье только тогда, когда теряем его. Я не мстителен, но хотел бы знать, кто убил моего сына.

– В Африке расстояния большие, Бертон, – промолвил человек-обезьяна, – но если убийца вашего сына еще жив, я отыщу его прежде, чем он покинет Африку. Это я вам обещаю.

– Если его не найдете вы, не найдет никто, – сказал Бертон. – Спасибо, Тарзан.

Тарзан с чувством пожал руку Бертона.

Восемь носильщиков, несущих тела Сесила Бертона и Питерсона, замыкали строй отряда, прибывшего к окраине Бангали и приготовившегося разбить лагерь.

Рамсгейт и Романов немедленно отправились с сообщением к полковнику Бертону. Они застали его сидящим в своем кабинете – отгороженной веранде, расположенной вдоль стены бунгало. При их появлении он встал и протянул руку молодому англичанину.

– Лорд Джон Рамсгейт, я полагаю, – сказал он и, повернувшись затем к русскому, добавил: – и мистер Романов. Я ждал вас, джентльмены.

– Мы пришли к вам со скорбной вестью, полковник Бертон, – произнес Рамсгейт, и у него дрогнул голос.

– Да, я знаю, – сказал Бертон.

Рамсгейт и Романов опешили от неожиданности.

– Знаете?! – воскликнул Романов.

– Да. Мне сообщили вчера ночью.

– Но ведь это невозможно, – сказал Рамсгейт. – Мы, наверное, говорим о разных вещах.

– Нет. Мы оба говорим об убийстве моего сына.

– Странно! – воскликнул Рамсгейт. – Я не понимаю. Однако, полковник, мы уже можем с уверенностью утверждать, что знаем, кто убийца. Прошлой ночью в нашем лагере было совершено второе похожее убийство, и один из участников нашего сафари видел убийцу в момент совершения преступления. Он выстрелил в него и думает, что попал.

В этот миг открылась дверь бунгало, и неожиданно на веранду вышел Тарзан!

Рамсгейт и Романов вскочили на ноги.

– Вот он! Это убийца, – выкрикнул Рамсгейт.

Полковник Бертон покачал головой.

– Нет, джентльмены, – произнес он тихо. – Тарзан из племени обезьян не убивал моего сына и не мог убить второго человека, потому что находился здесь, в моем бунгало, всю прошлую ночь.

– Но ведь Смит заявил, что видел этого человека и узнал его, когда убили Питерсона вчера ночью, – возразил Романов.

– Что ж, в момент подобного возбуждения, да к тому же в темноте человек легко может ошибиться, – проговорил Бертон. – Я предлагаю пойти в лагерь и допросить кое-кого. Насколько я понял, трое из ваших спутников либо нападали на моего сына, либо угрожали ему.

– Да, – сказал Рамсгейт. – Моя сестра и я настаиваем, чтобы было проведено тщательное официальное расследование, и я уверен, что мистер Романов одного с нами мнения.

Романов наклонил голову в знак согласия.

– Вы, разумеется, пойдете с нами? – спросил Бертон.

– Как вам будет угодно, – ответил Тарзан. Со смешанным чувством члены сафари встретили появление в лагере Тарзана вместе с Рамсгейтом, Романовым, полковником Бертоном и нарядом местной полиции.

– Они его поймали, – обратился Голт к Тренту. – Быстрая работа.

– Следовало бы надеть на него наручники, – сказал Трент, – иначе он ускользнет, как в прошлый раз, Они даже не отобрали у него оружие.

По предложению полковника Бертона всех белых участников сафари собрали вместе для допроса. Пока их созывали, Тарзан тщательно осмотрел тело Питерсона, уделив особое внимание рукам и ногам убитого, а также ране на груди. Тарзан на миг низко склонился над телом, приблизив лицо к рукаву кителя. Затем он вернулся к полковнику Бертону, перед которым собрались вызванные люди.

Полковник-англичанин стал по очереди допрашивать каждого. Он внимательно выслушал показания Вайолет, Томлина и леди Барбары. Он допросил Годенского, Голта и Трента. Он расспросил Смита об убийце Питерсона.

– Итак, вы утверждаете, что видели, как этот человек убил Питерсона? – Бертон указал на Тарзана.

– Мне показалось, что это он, – ответил Смит, – но я мог и ошибиться. Было очень темно.

– Ну а теперь относительно моего сына, – произнес Бертон. – Есть ли среди присутствующих кто-нибудь, кто желал бы предъявить прямое обвинение в убийстве в чей-либо адрес?

Леди Барбара Рамсгейт напряглась.

– Да, полковник, – сказала она. – Я обвиняю Дункана Трента в убийстве Сесила Джайлз-Бертона.

Трент заметно побледнел, но промолчал. Все взоры были устремлены на него. Тарзан нагнулся к полковнику и что-то шепнул ему на ухо. Бертон кивнул.

– Тарзан хочет задать несколько вопросов, – объявил Бертон. – Прошу вас отвечать на них так, как если бы их задавал я.

– Разрешите взглянуть на ваш нож? – попросил Тарзан, указывая на Пьера.

– У меня нет ножа, сэр.

– Тогда на ваш, – обратился он к Голту. Голт вынул нож из ножен и передал его человеку-обезьяне, который бегло осмотрел его и тут же вернул.

Затем он поинтересовался ножом Томлина, но оказалось, что Томлин ножа не носит. Тарзан поочередно и быстро изучил ножи Смита, Годенского и Трента, после чего обратился к Смиту.

– Смит, – сказал он, – вы оставались в палатке после того, как Питерсон был убит. Не могли бы вы сказать мне, как он лежал на своей койке?

– Он лежал прямо на спине, – ответил Смит.

– Какой стороной его койка граничила со стенкой палатки?

– Левой стороной.

Тарзан повернулся к Рамсгейту.

– Как давно вы знакомы с этим Смитом? – спросил он.

– Всего несколько недель, – ответил Рамсгейт. – Мы встретили его и Питерсона, когда те плутали в джунглях. Они сказали, что их бросили проводники.

– Когда вы его встретили, он хромал, не так ли? Джон Рамсгейт изумился.

– Да, – ответил он. – Смит сказал нам, что подвернул ногу.

– А это тут при чем? – взвился Смит. – Разве я вам не говорил, что этот парень шизик! Тарзан подошел вплотную к Смиту.

– Дайте мне свой пистолет, – потребовал Тарзан.

– Нету у меня никакого пистолета, – зарычал Смит.

– Что это выпирает у вас из-под рубашки с левой стороны? – с этими словами Тарзан быстрым движением похлопал ладонью по этому месту.

Смит ухмыльнулся.

– Не такой уж ты умник, каким хочешь казаться. Какой пистолет?

Тарзан обратился к леди Барбаре.

– Мистер Трент не убивал Бертона, – сказал он с полнейшей убежденностью. – Его убил Смит. Смит также убил Питерсона.

– Гнусная ложь! – вскричал Смит. – Ты сам их убил! Это оговор! Неужели вы все не понимаете этого?

– Почему вы решили, что убийца – Смит? – спросил полковник Бертон.

– Я должен внести одно уточнение в свое заявление, – сказал Тарзан. – Их убил Кэмпбелл. Фамилия этого человека не Смит, а Кэмпбелл. Настоящее имя человека, которого убили прошлой ночью, не Питерсон, а Зубанев!

10
{"b":"3396","o":1}