ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Допустив такие мысли, Джэн Портер невольно постепенно стала подпадать под власть других.

Если он принадлежит к племени дикарей, он, должно быть, имеет жену-дикарку, быть может – целую дюжину жен и диких полукровных детей. Девушка содрогнулась, и когда ей сообщили, что крейсер на утро уходит, она была почти рада. Тем не менее, именно она подала мысль, чтобы в хижине были оставлены оружие, патроны, припасы и много различных предметов, якобы для неуловимой личности, которая подписалась Тарзаном из племени обезьян, и для д'Арно, если он еще жив и доберется до хижины. В действительности же она надеялась, что эти вещи достанутся ее лесному богу, даже если бы он оказался простым смертным.

И в последнюю минуту она оставила ему еще весточку, передать которую поручила Тарзану.

Джэн последняя покинула хижину, вернувшись туда под каким-то пустым предлогом после того, как все остальные направились к шлюпке.

Она стала на колени у постели, в которой провела столько ночей, вознесла к небу молитву за благополучие своего первобытного человека и, крепко прижав к губам его медальон, шепнула:

– Я люблю тебя и верю в тебя! Но если бы даже и не верила, я все же любила бы. Пусть бог сжалится над моей душой за это признание! Если бы ты вернулся ко мне, не было бы другого исхода, и ушла бы за тобой, навсегда ушла в джунгли.

XXV

НА КРАЮ СВЕТА

Когда д'Арно выстрелил, дверь распахнулась настежь, и какая-то человеческая фигура грохнулась ничком, растянувшись во весь рост, на пол хижины.

Француз, охваченный паникой, только-что собрался вторично выстрелить в лежащего, как вдруг он увидел, что это белый. Еще одно мгновение – и д'Арно понял: он застрелил своего друга, своего защитника, Тарзана из племени обезьян!

С мучительным криком отчаянья бросился д'Арно к обезьяне-человеку. Став на колени, он поднял черноволосую голову и прижал ее к своей груди, кромко называя Тарзана по имени. Ответа не было. Тогда д'Арно приложил ухо к его сердцу. С радостью услышал он, что сердце работает равномерно и стойко. Он заботливо поднял Тарзана и уложил его на койку, а затем, торопливо заперев и заложив дверь, он зажег одну из ламп и осмотрел рану. Пуля слегка лишь задела Тарзана по голове. Рана была поверхностная, хотя и безобразная на вид, но не было признаков перелома черепа.

Д'Арно облегченно вздохнул и стал смывать кровь с лица своего друга.

Вскоре холодная вода привела его в чувство и, открыв глаза, он с изумлением взглянул на д'Арно.

Последний перевязал рану кусочками полотна и, увидев, что Тарзан пришел в себя, написал записку, которую и передал обезьяне-человеку. В этом послании д'Арно объяснял ужасную ошибку, которую он сделал, и говорил, как он счастлив, что рана оказалась не столь серьезной.

Тарзан, прочитав написанное, сел на край койки и рассмеялся.

– Это ничего, – сказал он по-французски. Потом, так как запас его слов истощился, он написал:

– Вы бы видели, что Болгани сделал со мной, а также Керчак и Теркоз, прежде чем я убил их, – тогда бы вы не смеялись над такой маленькой царапиной.

Д'Арно передал Тарзану оба письма, оставленные на его имя.

Тарзан прочел первое с выражением печали на лице. Второе он долго переворачивал на все стороны, не зная, как его открыть. Тарзан никогда не видал до тех пор заклеенного письма.

Д'Арно наблюдал за ним и понял: его привел в замешательство конверт. Казалось так странно, чтобы для взрослого белого человека конверт был загадкой! Д'Арно вскрыл его и передал письмо Тарзану.

Усевшись на походный стул, обезьяна-человек разложил перед собой исписанные листы и прочел:

Тарзану, из племени обезьян. Прежде, чем я уеду, позвольте мне присоединить мою благодарность к благодарности м-ра Клейтона за данное вами любезно разрешение пользоваться вашей хижиной,

Мы очень сожалеем о том, что вы так и не пришли познакомиться с нами. Мы были бы так рады посидеть и поблагодарить нашего хозяина!

Есть еще другой, которого я тоже хотела бы поблагодарить, но он не вернулся, хотя я не могу поверить, что он умер.

Его имени я не знаю. Он – большой, белый гигант, носивший брильянтовый медальон на груди. Если вы знаете его и можете говорить на его языке, передайте ему мою благодарность и скажите, что я семь дней ждала его возвращения. Скажите ему также, что я живу в Америке, в городе Балтимора. Там он всегда будет для меня желанным гостем, если пожелает навестить меня.

Я нашла записку, которую вы мне написали. Она лежала между листьями над деревом около хижины. Не знаю, как вы, никогда не говорящий со мною, сумели полюбить меня? И я очень огорчена, если это правда, потому что я свое сердце отдала другому.

Но знайте, что я всегда останусь вашим другом.

Джэн Портер

Тарзан почти целый час сидел, устремив взгляд на пол. Из писем ему стало очевидно, что они не знали, что он и Тарзан– один и тот же человек. – «Я отдала мое сердце другому» – повторял он снова и снова про себя.

Значит, она не любит его! Как могла она притворяться, что любит, и вознести его на такую высоту надежды только для того, чтобы сбросить в бездну отчаяния?

Быть может, ее поцелуи были только знаком дружбы? Что может знать он, он, который ничего не знает о человеческих обычаях?

Неожиданно он встал и, пожелав д'Арно доброй ночи, как тот научил его, бросился на постель из папоротников, на которой спала Джэн Портер.

Д'Арно потушил лампу и тоже лег.

Целую неделю они почти только и делали, что отдыхали и д'Арно учил Тарзана французскому языку. К концу недели они уже могли кое-как объясняться.

Раз, поздно вечером, когда они сидели в хижине, собираясь ложиться спать, Тарзан бросился к д'Арно.

– Где Америка? – спросил он. Д'Арно показал на северо-запад.

– Во многих тысячах миль за океаном. Для чего вам это?

– Я собираюсь туда. Д'Арно покачал головой.

– Это невозможно, друг мой, – сказал он.

Тарзан встал и, подойдя к одному из шкафов, вернулся с основательно зачитанной географией в руках. Раскрыв карту всего мира, он сказал:

– Я никогда не мог хорошенько понять всего этого; объясните, пожалуйста!

Д'Арно исполнил его просьбу, сказав, что синяя краска означает всю воду на земле, а пятна других цветов – континенты и острова. Тарзан попросил указать место, где они теперь находятся.

Д'Арно это сделал.

– Теперь укажите, где Америка, – сказал Тарзан. И когда д'Арно дотронулся пальцем до Северной Америки, Тарзан улыбнулся и, положив на страницу ладонь, измерил ею Атлантический океан, лежащий между обоими материками.

– Вы видите, это не далеко; моя рука шире! Д'Арно рассмеялся. Как бы заставить понять этого человека?

Он взял карандаш и сделал крошечную точку на берегу Африки.

– Этот маленький знак на карте, – сказал он, – во много раз больше, чем ваша хижина на земле. Видите вы теперь, как это далеко?

Тарзан задумался.

– Живут ли белые люди в Африке? – спросил он.

– Живут.

– Где живут самые близкие?

Д'Арно указал на карте точку к северу от них.

– Так близко? – с удивлением спросил Тарзан.

– Да, – ответил д'Арно, – но это совсем не близко.

– А у них есть большие суда для переезда через океан?

– Есть.

– Мы пойдем туда завтра, – заявил Тарзан. Д'Арно улыбнулся и покачал головой.

– Это слишком далеко! Мы умрем много раньше, чем доберемся туда.

– Вы хотите остаться здесь навсегда? – спросил Тарзан.

– О, нет, – ответил д'Арно.

– Ну, тогда мы завтра двинемся с места. Здесь мне больше не нравится. Я готов скорее умереть, чем оставаться здесь.

– Хорошо, – ответил д'Арно, пожав плечами. – Не знаю, друг мой, но и я тоже скажу, что предпочел бы умереть, чем жить здесь. Если вы уйдете, и я уйду с вами.

– Значит, решено, – сказал Тарзан. – Завтра я отправлюсь в Америку.

– Как же вы поедете в Америку без денег? – спросил д'Арно.

150
{"b":"3396","o":1}