ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Де Гроот уставился на нее в изумлении.

– Но ведь он наполовину зверь, – воскликнул голландец. – Пока он вас не тронул, но никогда нельзя знать, что он выкинет, особенно если Шмидт начнет морить его голодом, как обещал.

Джанетт рассмеялась.

– Советую высказываться о нем поосторожнее, раз уж вы считаете его кровожадным дикарем; в один прекрасный день он может вырваться из клетки.

– Но ведь он меня не понимает, – сказал де Гроот. – И потом ему из клетки не выбраться.

Краузе, разбуженный разговором, приблизился и встал рядом с де Гроотом.

– Вот и я считаю, что ему не выбраться, – сказал он. – Шмидт уж позаботится о том, чтобы не дать ему такого шанса. Шмидт знает, что его ждет в противном случае. И не следует беспокоиться, что дикарь понимает нашу речь. Он глуп, как пробка.

Джанетт повернулась к Тарзану, проверяя, какой эффект произвели слова де Гроота и Краузе. Ей было интересно, даст ли он знать пленникам, что прекрасно все понимает и наслаждается создавшейся ситуацией. К своему удивлению, она обнаружила, что сосед по клетке улегся возле решетки и, судя по всему, задремал. Завидя приближающегося Шмидта, она решила поостеречься и не стала рассказывать де Грооту и Краузе о том, что дикарь понял бы все, сказанное ими, если бы слышал разговор.

Шмидт подошел к клетке.

– Надо же, еще живая, – сказал он. – Надеюсь, ночка, проведенная с этой обезьяной, доставила тебе массу удовольствия. Если тебе удастся научить его каким-нибудь трюкам, я разрешу тебе выступать вместе с ним в качестве дрессировщика. – Он приблизился к клетке и взглянул на лежащего Тарзана. – Он что, спит, или ты его прикончила?

Неожиданно Тарзан просунул руку сквозь решетку, схватил Шмидта за щиколотку и рванул на себя. Нога Шмидта оказалась в клетке, а сам он опрокинулся навзничь. Шмидт заорал благим матом. Тарзан второй рукой выхватил из его кобуры пистолет.

– Помогите! – вопил Шмидт. – Абдула! Джабу Сингх! Чанд! На помощь!

Тарзан стал выкручивать ему ногу, пока тот не застонал от боли.

– Пусть принесут еду и воду, иначе я оторву тебе ногу, – произнес Тарзан.

– Английский пес умеет говорить! – ошарашено воскликнул Абдула. Де Гроот и Краузе опешили от неожиданности.

– Если это так, значит, он понял, о чем мы говорили, – сказал Краузе. – А может, понимал все с самого начала. – Краузе стал припоминать, не сболтнул ли он чего лишнего, ибо сознавал, что этому человеку не вечно сидеть в клетке, разве только… Но теперь дикарь вооружен – убить его будет нелегко. Нужно посоветоваться со Шмидтом. Он заинтересован в том, чтобы обезвредить этого человека, так же, как и сам Краузе.

Шмидт приказал принести еду и воду. Неожиданно де Гроот вскричал:

– Эй, ты, в клетке! Берегись! Сзади! – Но было уже поздно – раздался выстрел, и Тарзан рухнул на пол. Стрелял Джабу Сингх, незаметно подкравшийся к клетке сзади.

Шмидт отполз в сторону, Джанетт выхватила из рук Тарзана пистолет и, повернувшись, выстрелила в Джабу Сингха, который снова целился в распростертое тело. Пуля угодила ласкару в правую руку, и он выронил оружие. Затем Джанетт, держа ласкара на мушке, пересекла клетку, просунула руку через решетку и подобрала пистолет Джабу Сингха. После чего вернулась к Тарзану, опустилась на колени и приложила ухо к его груди.

Шмидта буквально колотило от бессильной злобы. Вдруг с мостика крикнули, что впереди показалось судно, и Шмидт, прихрамывая, пошел взглянуть на него. «Сайгон» шел без флага, готовый поднять флаг любого государства, какое укажет Шмидт, когда возникает необходимость.

Судно оказалось английской яхтой, и, соответственно, Шмидт велел поднять английский флаг. Затем он связался с яхтой по рации и спросил, нет ли у них на борту врача, ибо у него на пароходе двое страдающих раненых, что в принципе соответствовало действительности. Джабу Сингх уж точно страдал под собственный вокальный аккомпанемент. Тарзан же тихо лежал там, где упал.

С яхты ответили, что у них на борту есть врач, и Шмидт сказал, что вышлет за ним шлюпку. Он лично отправился со шлюпкой, набитой ласкарами, вооруженными тем, что сумели найти – пистолетами, ружьями, баграми, ножами и прутьями, тщательно припрятанными от постороннего взгляда.

Подойдя к яхте, они ринулись на борт по трапу и высыпали на палубу прежде, чем потрясенные яхтсмены успели сообразить, что к ним на яхту явились со злым умыслом. В ту же минуту английский флаг на «Сайгоне» был заменен на германский.

Люди на палубе яхты – двадцать пять или тридцать мужчин и девушка – в изумлении глядели на непрошеных гостей, имевших по-пиратски свирепый вид и державших наготове оружие.

– Что все это значит? – требовательно спросил капитан яхты.

Шмидт указал на германский флаг, развевающийся над «Сайгоном».

– Это значит, что я захватил вас именем германского правительства, – ответил Шмидт. – Я беру вас в качестве трофея, и на яхте будет моя команда. Останутся ваш инженер и штурман. Командование примет на себя мой помощник Джабу Сингх. Он получил небольшое ранение, но ваш доктор поможет ему, а все остальные перейдут на мое судно вместе со мной. Вы должны считать себя военнопленными и вести себя соответственно.

– Но позвольте, – запротестовал капитан яхты. – Это судно не имеет вооружения, это не военное судно и даже не торговое, а частная яхта, совершающая научную экспедицию. Будучи торговым судном, вы не имеете никакого права нас захватывать.

– Послушайте, старина! – К Шмидту обратился высокий молодой человек в парусиновом костюме. – По какому праву…

– Молчать! – обрубил Шмидт. – Вы – англичане, а это уже достаточная причина, чтобы вас захватить. Прекратите болтовню! Где врач? Займитесь своим делом.

Пока доктор перевязывал Джабу Сингха, ласкары по приказу Шмидта обыскивали корабль в поисках оружия и боеприпасов. Они нашли несколько пистолетов и спортивных ружей. Когда доктор закончил перевязку, Шмидт назначил новую команду яхты из числа своих людей и оставил несколько матросов из прежнего экипажа яхты. Затем ласкары затолкали остальных в шлюпку с «Сайгона», которая вернулась вместе с пленными на пароход.

– Надо же! – не унимался молодой человек в белом парусиновом костюме. – Какая неслыханная наглость!

– Могло быть и хуже, Алджи, – сказала девушка. – Может, теперь тебе не придется жениться на мне.

– Скажешь тоже, – возмутился молодой человек. – Это будет еще хуже.

VI

Пуля, угодившая в Тарзана, всего лишь оцарапала голову, нанеся неглубокую рану в мягких тканях, и оглушила его на несколько минут. Вскоре однако он пришел в себя и теперь вместе с Джанетт Лейон наблюдал за пленными, которые перешагивали через борт «Сайгона».

– Шмидт стал пиратом, – заметила девушка. – Интересно, что он намерен делать со всей этой оравой? Их человек пятнадцать, не меньше.

Ей недолго пришлось ждать ответа на свой вопрос. Шмидт отделил восьмерых добровольцев, согласившихся работать в команде «Сайгона», и тех увели. Затем он распорядился поднять на палубу еще две железные клетки и поставить их в ряд с другими.

– А теперь, – объявил он, – хотя я и понимаю, что не следует этого делать, я позволю вам самим выбрать себе товарищей по клетке.

– Позвольте! – вскричал Алджернон Райт-Смит. – Не станете же вы сажать наших женщин за решетку!

– Что годится для английского борова, годится и для английской свиноматки, – прорычал Шмидт. – Давайте решайте да поскорее.

Пожилой мужчина с седыми моржовыми усами разгневанно фыркнул, и его красное лицо побагровело.

– Ты негодяй! – выпалил он. – Не смей так обращаться с английскими женщинами.

– Не надо волноваться, дядюшка, – сказала девушка. – Придется делать так, как он говорит.

– Ноги моей в этой клетке не будет, Уильям, – сказала вторая женщина с яхты, леди, чей возраст – пятьдесят с небольшим выдавала располневшая талия. – Ни моей, ни Патриции, – добавила она.

– Нужно быть реалистом, – произнесла девушка. – Мы же абсолютно беспомощны. – С этими словами она вошла в клетку поменьше. Вскоре к ней присоединились ее дядя и тетя, осознавшие наконец тщетность сопротивления. Капитан Боултон, Тиббет, второй помощник капитана яхты, доктор Крауч и Алджи были заключены во вторую клетку.

16
{"b":"3396","o":1}