ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С этими словами он отпер дверь, и люди вышли наружу. Абдула выглядел больным, а трое белых имели мрачный, хмурый вид.

Выпущенные на волю пленники подошли к поручням, и капитан Боултон крикнул:

– Приготовиться к спуску шлюпок и плотов! Идем на рифы!

X

Люди на борту судна замерли в ожидании. «Сайгон» был подхвачен волной и взлетел над кипящей водой, вздыбившейся над рифом.

Волна со страшной силой швырнула их на острые коралловые скалы. Послышался скрежет и треск расщепляемого дерева – похоронный звон по кораблю. «Сайгон» закачался, словно пьяный, и стал сползать к глубокой воде с внешней стороны рифов. У людей замерли сердца в этот напряженный момент. Если судно соскользнет обратно в море, многие погибнут, а в том, что оно скользило назад, сомнений не было.

– Перси, – обратилась к полковнику миссис Ли, называвшая его так только в моменты прилива нежности, – Перси, если иной раз я и бывала несправедливой, то теперь, когда мы стоим лицом к нашему Создателю, я надеюсь, что ты меня простишь.

Полковник кашлянул.

– Это я во всем виноват, не надо было читать небылицы этого Биба.

Едва «Сайгон» оказался на глубоководье, как следующая волна, больше первой, подхватила корабль и с силой швырнула на риф. На сей раз судно застряло крепко. Волна откатилась, оставив «Сайгон» на скалах в почти горизонтальном положении.

– Ну дела, – пробормотал Алджи, – похоже, выкрутились, а? Прямо Ноев ковчег – старая лоханка, набитая зверьем и выброшенная на вершину Арарата.

Одна за другой волны поменьше разбивались о корпус «Сайгона», а люди суетились возле шлюпок и плотов, торопясь спустить их в лагуну. Накатившая вскоре очередная большая волна накрыла корабль целиком, однако тот не сдвинулся с места.

Шлюпки и плоты крепились к судну с помощью линей, не дававших им отойти в сторону, но теперь возникал вопрос, каким образом усадить в них женщин. Риф был узкий, и «Сайгон» застрял всего лишь в нескольких футах от ближнего к берегу края рифа. Человек спортивного склада мог бы спрыгнуть с поручней, перескочив при этом опасный участок, и приводниться в лагуне, но миссис Ли не была человеком спортивного склада, и с ней возникла самая настоящая проблема.

Она перегнулась через поручни, глядя на проносившуюся над рифом воду.

– Мне ни за что не спуститься, Уильям, – сказала она. – А ты прыгай. Не думай обо мне. Может статься, мы еще встретимся на более счастливом свете.

– Не говори ерунды! – воскликнул полковник. – Что-нибудь придумаем.

– Сейчас я спрыгну вниз, – сказал Тарзан, – а вы спускайте ее сверху со шлюпбалки. Я буду принимать с плота внизу,

– Ни за что, – возмутилась миссис Ли. Тарзан повернулся к капитану Боултону.

– Немедленно спускайте ее, – резко бросил он. – Капризам ее не потакайте. Я сейчас спущусь проверить глубину. Те, кто не умеют плавать, будут прыгать в воду, а я помогу им взобраться на шлюпку или на плот.

Тарзан встал на поручни, на мгновение замер, затем прыгнул далеко вперед и нырнул в лагуну.

Люди бросились к поручням посмотреть на него. Тарзан вынырнул, затем развернулся и исчез в глубине. Через некоторое время над водой показалась его голова.

– Здесь достаточно глубоко, – прокричал он на корабль.

Патриция Ли-Бердон сняла с себя спасательный пояс, залезла на поручни и прыгнула вниз, головой вперед. Когда она вынырнула, то обнаружила рядом с собой Тарзана.

– Излишне спрашивать, умеете ли вы плавать, – произнес он.

Девушка улыбнулась.

– Я останусь здесь и помогу вам принять остальных, – заявила она.

Следующей, стараясь не удариться о край рифа, прыгнула Джанетт Лейон, прыгнула, как умела.

Тарзан подхватил ее прежде, чем она коснулась поверхности воды.

– Плавать умеете? – спросил он.

– Нет, – созналась Джанетт.

– Вы очень храбрая девушка, – сказал Тарзан и поплыл, поддерживая Джанетт, к шлюпке, где помог ей взобраться на борт.

К тому времени на судне началась операция по транспортировке чрезвычайно разгневанной и протестующей миссис Ли, которую усадили на сооружение, напоминающее детские качели и стали спускать вниз. Когда она достигла поверхности лагуны, ее уже ждал Тарзан.

– Молодой человек, – обрушилась она на Тарзана, – если со мной что-нибудь случится, будете виноваты вы.

– Замолчите, – прикрикнул Тарзан.

Вероятно, никогда еще в жизни с Пенелопой Ли не говорили тоном, не терпящим возражений, который не только поразил ее, но и привел в смиренное состояние. Миссис Ли послушно сползла в руки Тарзана. Он подплыл вместе с ней к плоту и подсадил, ибо влезть на плот было легче, чем в спасательную шлюпку.

Тарзан поплыл назад к пароходу. Тросы продолжали висеть над самой водой. Он уцепился за трос и, перебирая руками, взобрался на палубу. Люди один за другим прыгали или ныряли с поручней. Тарзан остановил их.

– Мне нужны десять-пятнадцать добровольцев для очень опасной работы, – сказал он. – Нужны храбрые ребята.

– Что вы собираетесь делать? – спросил Боултон.

– Теперь, когда остальные благополучно добрались до берега, я собираюсь освободить животных, – ответил человек-обезьяна, – и заставить их прыгнуть в воду.

– Но позвольте, – вскричал полковник Ли, – многие из них – опасные хищники.

– Их жизни столь же важны для них, как и наши для нас, – ответил Тарзан, – и я не намерен оставлять их здесь на голодную смерть.

– Ну да, ну да, – согласился полковник, – но, может, их лучше ликвидировать. Это был бы наиболее гуманный способ.

– Я же не предлагал ликвидировать вашу жену или друзей, – возразил Тарзан, – и я никому не позволю ликвидировать моих друзей!

– Ваших друзей? – переспросил полковник.

– Да, моих друзей, – ответил Владыка джунглей, – или, может, лучше будет сказать – моих соплеменников. Я был рожден и воспитан среди них. Человека я не видел ни разу, пока не подрос, а белого человека впервые повстречал, когда мне стукнуло двадцать лет. Так найдутся добровольцы, чтобы помочь мне спасти их?

– Клянусь Юпитером! – воскликнул полковник. – Предложение, разумеется, рискованное. Я с вами, молодой человек.

Де Гроот, Боултон, Тиббет, Крауч, люди из экипажа «Наяды» и несколько китайцев вызвались помочь ему, а также трое смотрителей-индусов, нанятых Краузе для ухода за животными.

Пока те, кто не решился остаться с ним, покидали судно, Тарзан выпустил орангутангов. Он разговаривал с ними на их языке, и они льнули к нему, словно испуганные дети. Затем провел людей на нижнюю палубу и открыл большие двойные двери в борту судна, через которые осуществлялась погрузка всех крупных животных.

Первыми он освободил трех индийских слонов, поскольку те были понятливы и хорошо выдрессированы. Тарзан попросил одного из индусов, погонщиков слонов, сесть на самого большого и направить в лагуну, как только волна накроет риф. Последовала короткая схватка с животным, прежде чем того вынудили погрузиться в воду, но стоило первому слону поплыть, как остальные два последовали за ним без особого принуждения. Потом были выпущены африканские слоны. Это были дикие животные, гораздо более опасные и непослушные, но стоило их вожаку увидеть индийских слонов, плывущих поодаль, как он ринулся в лагуну следом за ними, и его собратья последовали его примеру.

Тарзан с помощниками подтаскивали одну за другой клетки со львами и тиграми к проему, открывали двери и опрокидывали клетки, вываливая зверей за борт. Животных поменьше выгружали подобным же способом. Это была долгая и трудная работа, но наконец она завершилась, и остались только змеи.

– Ас ними что делать? – спросил Боултон.

– Гиста, то есть змея, мой заклятый враг, – ответил Тарзан. – Ее мы ликвидируем.

Они стояли в проеме и наблюдали за зверями, плывущими к берегу, откуда, согласно приказу капитана, уже возвращались к кораблю пустые шлюпки и плоты.

Вдоль линии берега тянулась узкая отмель, за которой начинались густые джунгли, плавно поднимающиеся вверх к подножию вулканических гор, поросших растительностью, гор, которые служили подходящим фоном для дикого и неприветливого пейзажа.

21
{"b":"3396","o":1}