ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хорас Браун был американским изобретателем. У него служила секретаршей Мэри Грэм, которой он доверял и которая сболтнула лишнее. Хорас Браун изобрел некий прибор, имевший чрезвычайное военное значение. Мэри знала об этом, и Мэри отправилась на вечеринку. Именно на этой вечеринке Мэри сболтнула лишнее.

Она не имела никакого дурного умысла, но, увы, Мэри не была хорошенькой и обычно пыталась компенсировать свою непривлекательность остроумной беседой. На сей раз, весьма некстати, она выбрала объектом своего остроумия человека, от которого ей следовало бы держаться подальше, – Джозефа Кэмпбелла, он же Джо-Дворняга.

В глазах Мэри мужчина – это мужчина, и хотя Кэмпбелл не отличался привлекательной внешностью, ей польстил интерес, который он к ней проявил. И она ошибочно приняла его интерес к тому, что она говорит, за интерес к ней самой.

Хорас Браун изобрел электрический прибор для разрушения систем зажигания любого двигателя внутреннего сгорания с расстояния до трех тысяч футов.

– Вы, конечно, сами понимаете, какое значение это может иметь в случае войны, – оживленно сказала Мэри, жестикулируя левой рукой не столько, чтобы подчеркнуть важность сообщения, сколько продемонстрировать отсутствие на своих ловких пальцах машинистки обручального кольца.

– Ни танки, ни иная моторизованная техника противника не смогут подойти ближе тысячи ярдов. Штурмовики рухнут на землю, не успев нанести какие-либо серьезные повреждения на аэродромах. Оборудованные этими приборами бомбардировщики окажутся неуязвимыми для атак истребителей…

Мэри продолжала болтать, не подозревая о существовании лейтенанта Сесила Джайлз-Бертона, не подозревая о существовании Зубанева, не подозревая о существовании Тарзана из племени обезьян, не подозревая о существовании всех тех людей в отдаленных местах, на чьи жизни она неосознанно повлияла. Все ее мысли были сосредоточены на том, что появился мужчина, проявивший к ней интерес.

Джозеф Кэмпбелл глядел на нее с восхищением – восхищением, вызванным полученными сведениями, которое она неправильно истолковала как восхищение ею самой. Он слушал в оба уха, запоминая каждую деталь, и уже строил планы. Для него появились шансы сорвать крупный куш, потрясающие шансы, но пока он еще не решил, каким именно образом это сделать.

– Я бы хотел взглянуть на эту штуковину, – небрежно бросил он.

– Нельзя, – сказала Мэри. – Пока никому не дано ее увидеть. Ее разобрали на части из соображений предосторожности, чтобы ее не украли. У м-ра Брауна сохранились только чертежи в одном экземпляре.

– Все равно, мне хотелось бы поговорить с ним, – настаивал Кэмпбелл и добавил с многозначительным видом: – Это даст нам возможность чаще видеться друг с другом. Может, я даже смогу финансировать м-ра Брауна.

Мэри с сожалением покачала головой. – Боюсь, что и это невозможно. М-р Браун вылетел в Лондон для переговоров с британским правительством. Видите ли, согласно его планам, этим изобретением могут воспользоваться только наши две страны…

Таким вот образом Мэри Грэм невинно потянула за кровавую нить судьбы.

Расставаясь вечером с Мэри Грэм, Джозеф Кэмпбелл обещал позвонить ей на следующий день. Больше она его не видела. Джозеф Кэмпбелл исчез из ее жизни так же, как сама Мэри Грэм исчезнет сейчас из этого повествования…

Неделей позже на другом берегу Атлантики Хорас Браун, заключивший выгодную сделку с британским правительством, приступил к сборке своего прибора в небольшой механической мастерской в Лондоне. А поскольку предполагалось, что никто, кроме него самого и властей, не знает, чем он занимается, то и не было принято никаких особых мер предосторожности для его охраны. В течение дня ему помогали два надежных механика. Вечером он уносил чертежи домой, в маленький пансионат, где снимал комнату, поскольку это было близко от работы.

Николай Зубанев, русский эмигрант-изгнанник, проживал в том же пансионате. Это был загадочный маленький человек, безобидный на вид. Однако правительство, очевидно, не считало его безобидным, так как установило за ним постоянное наблюдение, о чем Зубанев не догадывался. Как не догадывался и другой постоялец, недавно прибывший из Америки, который подружился с Зубаневым. Тем не менее, несмотря на бдительность правительства, однажды утром Хорас Браун был найден мертвым. Чертежи исчезли. Исчезли также м-р Зубанев и его новый друг, Кэмпбелл.

Правительство обратилось к своим многочисленным источникам информации. Спустя неделю след Кэмпбелла и Зубанева обнаружился в Риме, Италия. Смысл был очевиден: они отправились туда, чтобы продать украденные чертежи итальянскому правительству. Британские агенты в Риме засуетились. Одновременно из Кройдона на скоростном самолете в итальянскую столицу вылетел лейтенант Сесил Дажйлз-Бертон. Газеты сообщили, что он совершает полет в Кейптаун, Африка.

В Италии был только один человек, к которому Кэмпбелл и Зубанев хотели обратиться со своим предложением, но добиться с ним встречи оказалось нелегко. Зубанев, не доверявший никому, придумал способ спрятать чертежи на тот случай, если итальянские власти решат силой завладеть бумагами. Он спрятал их в двойном дне саквояжа и оставил в гостиничном номере.

Встреча оказалась удачной. Хозяин чрезвычайно заинтересовался. Была достигнута договоренность о цене. Они оба будут обеспечены на всю жизнь при условии, разумеется, если экспериментальный прибор, изготовленный по чертежам, окажется способным выполнять то, для чего он был задуман.

В гостиницу Кэмпбелл и Зубанев вернулись окрыленные удачей. Но когда они открыли дверь в номер Зубанева, их воодушевление улетучилось уже на самом пороге. Кто-то побывал здесь в их отсутствие, перерыл все вещи, забыв убрать за собой. Зубанев бросился к саквояжу с двойным дном. Саквояж оказался на месте, двойное дно тоже, но чертежи исчезли!

В отчаянии они позвонили Хозяину, и немедленно все пришло в движение. Были изданы приказы обыскивать каждого, покидающего Рим, и повторять обыск на всех пограничных пунктах. Но какой-то аэропорт сообщил, что лейтенант Сесил Джайлз-Бертон, англичанин, вылетел за 25 минут до получения приказа об обыске, предположительно в Кейптаун.

Быстро проведенное расследование выявило далее тот факт, что означенный авиатор останавливался в одной гостинице с Кэмпбеллом и Зубаневым и что он покинул свой номер за каких-нибудь полчаса до их возвращения и обнаружения пропажи.

Не прошло и часа, как Кэмпбелл и Зубанев вылетели на скоростном военном истребителе, пилотируемом лейтенантом Торлини.

III

СЛОМАННЫЕ КРЫЛЬЯ

Лейтенант Сесил Джайлз-Бертон летел на юг, в сторону побережья Африки. Внизу катились голубые воды Средиземного моря. До сих пор задуманное дело продвигалось с необыкновенным успехом, и сейчас можно было бы спокойно повернуть на запад и двинуться назад в Лондон. Но у лейтенанта имелись причины поступить иначе.

Он получил приказ лететь на юг, в Бангали, где его отец был резидентом. Похищенные чертежи следовало передать отцу, а самому направиться дальше в Кейптаун, словно он и в самом деле совершал спортивный перелет, как сообщалось в газетах.

Смысл заключался в том, что британское правительство благоразумно решило не давать дружественной стране повода заподозрить его агентов в похищении чертежей из-под носа Хозяина, хотя первоначально чертежи были выкрадены из Англии. А поскольку отец лейтенанта Бертона являлся резидентом в Бангали, выбор для выполнения этой операции пал на лейтенанта. Что может выглядеть более естественным, чем желание сына повидаться с отцом и остановиться по пути в Кейптаун? К тому же в официальных правительственных бумагах была зафиксирована его просьба на такую остановку, и ее при необходимости можно предъявить.

Хотя в Бангали и был запасной аэропорт, но находился он в стороне от маршрутов основных авиалиний, и возникал вопрос, сможет ли Бертон заправиться там горючим, поэтому он решил приземлиться в Тунисе и заполнить баки.

3
{"b":"3396","o":1}