ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С того уступа, где сидела Патриция, открывался вид на океан, но не на остров, который оставался сзади. Поэтому после передышки она двинулась дальше и вскоре вышла на просторное, удивительно красивое место. Многие деревья возвышались на островках великолепных орхидей. Среди богатой растительности щедро росли имбирь и гибискус. С дерева на дерево перелетали птицы с желтым и пурпурным оперением. Это была идиллическая умиротворяющая картина, которая успокоила нервы Патриции и стерла остатки гнева.

Патриция радовалась обнаруженному ею тихому уголку и поздравляла себя с удачей. Она решила отныне наведываться сюда почаще. Любуясь живописной природой, Патриция вдруг замерла. Из кустов прямо на нее выходил огромный тигр. Кончик его хвоста возбужденно подрагивал. Зверь оскалился, обнажив громадные желтые клыки. Патриция Ли-Бердон произнесла в душе молитву, вскинула ружье и дважды выстрелила.

XXI

– Что-то у меня неспокойно на душе, – сказала Джанетт. – Не нравится мне, что они постоянно здесь околачиваются. Я их боюсь, особенно Краузе.

– Я за ними пригляжу, – успокоил ее де Гроот. – Дайте мне знать, если он начнет к вам приставать.

– А теперь еще вон эти, полюбуйтесь! – воскликнула Джанетт, указывая вдаль. – Ласкары тоже решили вернуться. У меня от них мурашки по спине.

Джанетт замолчала. В тот же миг до них донеслись два слабых ружейных выстрела.

– Это должно быть Патриция! – заволновался полковник. – Она попала в беду.

– Вероятно, ей пришлось пристрелить этого негодяя, – с надеждой в голосе сказала Пенелопа.

Полковник бросился в хижину за ружьем и поспешил на звук выстрелов. Де Гроот, Алджи, Крауч и Боултон кинулись следом.

Как только Боултона, бегущего последним, поглотили джунгли, Шмидт повернулся к Краузе и усмехнулся.

– Что тут смешного? – недовольно спросил Краузе.

– Давайте-ка поищем, где у них ружья и патроны, – обратился Шмидт к своим. – Похоже, пробил наш час.

– Что вы делаете? – возмутилась Пенелопа Ли. – Не смейте заходить в хижины!

Джанетт ринулась к своей хижине за ружьем, но нагнавший ее Шмидт отшвырнул девушку в сторону.

– Без глупостей! – пригрозил он.

Четверка взяла все имевшееся в лагере оружие и, держа ласкаров на прицеле, приказала им забирать все, что пожелает Шмидт.

– Неплохой улов, – сказал он Краузе. – Думаю, теперь у нас есть почти все, что нужно.

– Может, у тебя есть, а у меня – нет, – ответил коллекционер животных и подошел к Джанетт. – Пошли, милочка, – сказал он. – Мы начнем все снова с того места, где нас разлучили.

– Только без меня. – Джанетт отшатнулась. Краузе схватил ее за локоть.

– С тобой, с тобой, милочка, и лучше по-хорошему, если не хочешь неприятностей.

Девушка попыталась вырваться, и Краузе ударил ее.

– Ради Бога, – выкрикнула Пенелопа Ли. – Ступайте с ним и не устраивайте здесь сцен, я их ненавижу. И потом вам место рядом с ним, а никоим образом не в моем лагере.

Полуоглушенную от удара Джанетт поволокли прочь. Жена полковника смотрела им вслед. Группа двинулась вдоль берега в том же направлении, откуда пришла.

– Я расскажу полковнику о том, что вы нас ограбили, негодяи, – крикнула им на прощание миссис Ли.

Ксатл Дин шел со своей сотней, рассыпавшейся по лесу, чтобы не оставлять отчетливых следов. В середине пути они услышали два резких громких звука, раздавшихся, казалось, совсем близко. Никто из воинов никогда ранее не слышал выстрелов, и поэтому они не имели понятия, что это могло быть, Они стали осторожно пробираться вперед, навострив уши. Впереди отряда шел Ксатл Дин, который, выйдя на открытый участок в лесу, остановился от неожиданности, так как взору его предстало странное, непривычное зрелище. На земле лежал огромный полосатый зверь неизвестной породы. Судя по всему, зверь был мертв, а над ним стояла фигура в странном наряде, держащая в руках длинный черный блестящий предмет, не похожий ни на лук, ни на стрелу, ни на копье.

Ксатл Дин пригляделся и понял, что это существо – женщина, и, будучи человеком неглупым, сообразил, что услышанный ими шум был произведен из той непонятной штуковины, которую она держала в руках, и что, без сомнения, с ее помощью женщина убила громадного зверя, лежащего у ее ног. Ксатл Дин рассудил также, что если она сумела убить столь крупного и, очевидно, свирепого зверя, то убить человека ей не составит труда. Поэтому он не вышел вперед, а попятился и шепотом отдал приказ своим людям.

Майя бесшумно рассредоточились по джунглям, пока ни взяли участок в кольцо. И когда Ксатл Дин постучал по дереву мечом, чтобы шумом привлечь внимание девушки к себе, из джунглей крадучись вышли двое воинов и беззвучно стали приближаться к ней сзади.

Патриция стояла, вглядываясь туда, откуда донесся звук, и напряженно прислушивалась. Неожиданно сзади посыпались стрелы, кто-то выхватил из ее рук ружье, и из джунглей выскочило множество причудливо одетых воинов в великолепных головных уборах из перьев и расшитых набедренных повязках. Воины окружили девушку. Патриция моментально узнала этих людей и не только благодаря описаниям Ицл Ча и Тарзана, а также потому, что прочла множество книг о цивилизации древних майя. Она была прекрасно знакома с их историей, религией и культурой, ибо внимательно следила за всеми научными разысканиями, которые проводили многочисленные археологические экспедиции. Ей почудилось, что она вдруг перенеслась на несколько веков назад, в далекое мертвое прошлое, к которому принадлежали эти маленькие темнокожие люди. Она знала, что произойдет, если ее схватят, так как ей была известна судьба пленников майя. Единственное, на что она надеялась, – что мужчинам из их лагеря, возможно, удастся ее освободить, и надежда эта была крепкой из-за ее веры в Тарзана.

– Что вы собираетесь со мной сделать? – спросила она на ломаном языке майя, которому выучилась у Ицл Ча.

– Это решит Сит Ко Ксиу, – ответил Ксатл Дин. – Тебя отведут в Чичен Ица, в королевский дворец.

И он приказал четверым воинам доставить пленницу к Сит Ко Ксиу.

Патрицию увели, а Ксатл Дин и оставшиеся воины двинулись дальше в сторону лагеря «Сайгона». Ксатл Дин был весьма доволен собой. Даже если ему не удастся привести Ицл Ча обратно в Чичен Ица, то он, по крайней мере, обеспечил ей замену на алтаре жертвоприношений, и его несомненно похвалят и король, и верховный жрец.

Полковник Ли со своими спутниками совершенно случайно оказались на той самой тропе, по которой еще недавно шла Патриция. Они взобрались на уступ, тянущийся вдоль склона горы, и, хотя сильно устали, продолжали идти чуть ли не бегом. Они двигались шумно и неосмотрительно, ибо были одержимы одним-единственным желанием – как можно скорее отыскать Патрицию. И когда им неожиданно встретился отряд воинов с перьями на головах, они от удивления опешили. Майя ринулись на них с диким боевым кличем, осыпая градом камней, выпущенных из пращей.

– Стрелять поверх голов! – скомандовал полковник.

От страшного шума майя на мгновение замерли, но Ксатл Дин быстро сообразил, что это всего лишь шум и что никто из его людей не пострадал; он приказал им снова идти в атаку, и отвратительный боевой клич вновь зазвенел в ушах белых людей.

– Стрелять на поражение! – коротко бросил полковник. – Нужно остановить этих разбойников, пока они не достали нас своими мечами.

Вновь загремели выстрелы, и четверо воинов упали. Остальные дрогнули, но Ксатл Дин гнал их вперед.

Эти предметы, которые убивали с громким шумом и на расстоянии, вселяли ужас, и, хотя кое-кто из воинов уже едва не схватились с белыми людьми врукопашную, они в конечном счете пустились в бегство, унося с собою раненых. Следуя своей тактике, они двигались по джунглям врассыпную, чтобы не оставлять хорошо обозначенных следов, по которым враги могли отыскать их город. Горстка же белых, пошедшая в неверном направлении, в конечном счете заблудилась, так как с трудом ориентировалась в густых джунглях. Когда они вышли к крутому обрыву, то решили, что обогнули гору и спускаются по противоположному склону.

32
{"b":"3396","o":1}