ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Другой белый человек пришел! Другой белый человек и с ним много воинов. Они приехали в большой военной пироге! Они убьют нас и ограбят, как это сделал чернобородый!..

Кавири, предводитель чернокожих и глава поселка, вскочил на ноги.

Он только недавно испытал много несчастий от белого человека, и его сердце было полно ненависти и злобы. В одну минуту загремел грохот боевых барабанов, созывая охотников из леса и пахарей с поля. Быстро были спущены семь боевых лодок. В них уселись воины с раскрашенными лицами и с перьями на головах. Неуклюжие боевые суда, управляемые сильными мускулами лоснящихся черных рук, ощетинились длинными копьями и бесшумно скользили по поверхности воды.

Кавири был хитрый полководец. Он не приказал бить в тамтам или трубить в рог. Бесшумно хотел он напасть со своими семью боевыми судами на лодку белого человека и победить врага численностью, раньше чем ружья последнего могли принести смерть его воинам.

Судно Кавири шло на некотором расстоянии впереди других и, обогнув крутую извилину реки, почти столкнулось с плывущей навстречу лодкой.

Кавири успел только заметить белое лицо человка, сидящего на носу лодки. В следующее же мгновение лодки столкнулись, и чернокожие вскочили со своих мест, издавая угрожающие крики и потрясая длинными копьями.

Но минуту спустя, когда Кавири был уже в состоянии рассмотреть, какой командой управляется лодка белого человека, он отдал бы все свои бусы и все украшения за возможность оставаться у себя в поселке как можно дальше отсюда.

Едва лодки столкнулись, как со дна пироги белого человека поднялись во весь рост страшные обезьяны Акута.

С диким рычаньем и лаем они в несколько мгновений своими длинными волосатыми руками выхватили копья из рук чернокожих.

Воины Кавири были объяты ужасом, но им ничего не оставалось другого, как защищаться.

В это время подоспели на помощь другие боевые суда.

Они окружили лодку Тарзана, но, увидев, какой неприятель находится перед ними, все, кроме одной, повернули обратно и быстро поплыли вверх по реке. Только одно судно подошло близко к пироге Тарзана, и лишь тогда находившиеся на этом судне воины заметили, что их товарищи сражаются не с людьми, а с какими-то «демонами». Тарзан кивнул Шите и Акуту, и те, не давая воинам возможности отплыть, набросились на них с леденящими душу криками. И тут произошло что-то неописуемое.

На одном конце судна громадная пантера рвала людей на куски, брызжа кровью, а на другой стороне Акут впивался могучими клыками в горла воинов и выбрасывал их одного за другим за борт.

Кавири был так поглощен отчаянной борьбой с «демонами», прыгнувшими к нему на лодку, что не мог оказать помощь воинам другой лодки. Гигантский «белый демон» выхватил из его руки копье с такой легкостью, как будто он, могучий Кавири, был ребенком. Волосатые чудовища убивали его воинов, а чернокожий великан, подобный самому Кавири, неистовствовал рядом с этой страшной звериной шайкой, как будто сам он был зверем.

Кавири храбро боролся со своим противником. Он знал, что смерть неизбежна, и хотел как можно дороже продать свою жизнь. Но он вскоре убедился, что вся его сила ничтожна в сравнении со сверхчеловеческими мышцами и проворством его противника. Этот последний, наконец, схватил его за горло и бросил на дно лодки.

Голова Кавири закружилась, все предметы завертелись у него перед глазами, он почувствовал сильную боль в груди, а затем потерял сознание.

Когда он открыл глаза, то увидел, что лежит на дне своей собственной лодки. Руки и ноги у него были связаны. Большая пантера сидела рядом и пристально на него смотрела.

Кавири содрогнулся и закрыл глаза, ожидая, что свирепый зверь вот-вот накинется на него и положит конец его существованию.

Но все было тихо. Спустя некоторое время, Кавири снова решился открыть глаза. Теперь он увидел, что рядом с пантерой сидит белый человек – тот самый, который победил его. Этот человек греб. Далее Кавири увидел кое-кого из своих воинов, которые тоже гребли, а позади них сидели, скорчившись, волосатые обезьяны.

Увидев, что чернокожий предводитель пришел в себя, Тарзан обратился к нему.

– Твои воины сказали мне, что ты предводитель многочисленного племени и что твое имя Кавири.

– Да, – ответил чернокожий.

– Почему ты напал на меня? Я ведь пришел с мирными намерениями.

– Другой белый человек тоже пришел «с мирными намерениями» три месяца тому назад, – ответил Кавири. -

Мы принесли ему в подарок козу и молоко, а он стал в нас стрелять из ружей и убил многих из моего племени, а затем ушел, забрав всех наших коз, а также много молодых мужчин и женщин.

– Я не такой, как тот белый человек, – сказал Тарзан. – Я бы не сделал вам никакого зла, если бы ты не напал на меня. Скажи мне, что это был за человек? Я тоже ищу одного белого, который мне причинил много зла. Быть может, это тот же самый?

– У него было нехорошее лицо с большой черной бородой, и он был очень, очень злой. Да, очень злой!

– Не было ли с ним маленького белого мальчика? – спросил Тарзан, и сердце у него замерло в ожидании ответа.

– Нет, бвана, – ответил Кавири, – белого мальчика с ним не было. Белый мальчик был с другими!

– С другими! – воскликнул Тарзан. – С какими другими?

– Их было трое: белый человек, женщина и ребенок, а кроме того шестеро черных носильщиков. Они прошли вверх по реке за три дня до злого белого человека. Они, должно быть, бежали от него.

Белый человек, женщина и ребенок!

Тарзан был прямо ошеломлен этим известием. Ребенок был, несомненно, его маленький Джек; но кто была женщина? Кто мужчина? Может быть, кто-либо из сообщников Рокова вошел в соглашение с какой-нибудь женщиной из компании Рокова и украл у него ребенка!

В таком случае они, вероятно, решили вернуть ребенка в Англию и требовать там награды или же держать его у себя до получения выкупа.

Теперь, когда Рокову удалось загнать их далеко внутрь страны, Тарзан сумеет, быть может, настичь их, если только они не попадут в плен и не будут убиты людоедами, живущими вверх по Угамби. Тарзан был убежден, что именно этим-то людоедам Роков и хотел отдать ребенка.

Во время разговора с Кавири все три судна продолжали свой путь вверх по реке по направлению к поселку. Воины Кавири гребли, бросая искоса взгляды, полные ужаса, на страшных спутников. Три обезьяны из племени Акута были убиты во время сражения, и, не считая Акута, осталось еще семь страшных зверей, а кроме того еще была пантера Шита и, наконец, Тарзан и Мугамби, которые казались дикарям страшнее зверей.

Воины Кавири во всю свою жизнь не видели такой страшной команды. Они все время боялись, что кто-либо из зверей набросится на них. Действительно, Тарзану с трудом удавалось успокаивать злобных животных и удерживать их от нападения на чужих чернокожих.

Добравшись до селения Кавири, Тарзан сделал небольшую остановку. Он хотел поесть и сговориться с предводителем, чтобы тот дал дюжину гребцов для его лодки.

Кавири охотно согласился на все требования обезьяны-человека, так как это ускоряло отъезд страшной банды. Но предводителю скоро пришлось убедиться, что легче обещать гребцов, чем доставить их. Узнав о намерениях Тарзана, те чернокожие, которые еще не успели бежать в джунгли, поспешили убежать теперь. И когда Кавири хотел указать, кто именно из людей назначен сопровождать Тарзана, то оказалось, что только он один, Кавири, и остался в селении…

Тарзан не мог скрыть улыбки.

– Они не очень жаждут сопровождать нас! – сказал он. – Но ты оставайся дома, Кавири: ты очень скоро увидишь, как твое племя опять явится к тебе.

Человек-обезьяна встал и, приказав Мугамби остаться с Кавири, скрылся в джунглях с Шитой и обезьянами.

С полчаса молчание громадного леса прерывалось только обычными звуками джунглей. Кавири и Мугамби сидели одни в селении, за высоким частоколом.

Вдруг издалека раздался зловещий звук. Мугамби узнал страшный боевой крик обезьяны-человека. И немедленно с разных концов раздались такие же крики. А время от времени в них вторгался и сопровождал их вой голодной пантеры…

48
{"b":"3396","o":1}