ЛитМир - Электронная Библиотека

Пан-ат-лин спокойно проспала до утра.

Тарзан устроился у входа в пещеру.

Солнце стояло уже высоко, когда он проснулся. А два часа назад солнце освещало фигуру еще одного человека, который бесстрашно шел через ужасное болото, окружавшее Пал-ул-дон. Он медленно, с нечеловеческим упорством пробирался вперед. В центре болота находился участок открытой воды. После двух часов невероятных усилий он достиг ее.

Он был весь в грязи и иле.

Постояв с минуту у воды, он бросился в нее и поплыл. Плыл он медленно, не спеша, стараясь не растрачивать силы понапрасну, так как впереди его ждали еще два часа тяжелейшего пути по болоту. Он проделал уже полдороги и, наверное, стал поздравлять себя с успехом, как вдруг перед ним возникло огромное отвратительное существо, которое зашипело, широко раскрыв пасть.

Тарзан встал, потянулся, расправил свою могучую грудь и вдохнул свежий утренний воздух. Прямо перед ним расстилалась густая зелень деревьев Кор-ул-грифа.

Знакомый до боли пейзаж. Пусть эта земля чужая, но там находятся джунгли, его любимые джунгли. Возможно ли, чтобы джунгли не смогли прокормить Тарзана?

Он спустился со скалы и вошел в лес. Здесь он остановился. Мобилизовав все свое зрение, слух и обоняние, он углубился в чащу, ступая легко и беззвучно. Лук и стрелы были в полной готовности. Дул легкий встречный ветерок.

Вдруг он почуял резкий, сильный запах Бары, оленя. Тарзан чуть не вскрикнул от радости. Оленину он любил. Тарзан стремительно двигался вперед. Добыча была недалеко. Все время он старался держаться в тени деревьев.

Вскоре показался и сам олень. Он пил воду из озерца, куда впадали ручейки Кор-ул-грифа. Олень находился слишком далеко от деревьев, чтобы напасть на него сверху, поэтому Тарзану пришлось положиться на силу и меткость стрелы. Раздался звон тетивы, и олень в смертельной агонии упал на землю.

Тарзан подбежал к добыче и нагнулся, чтобы поднять ее, но в тот же миг до его ушей донеслось страшное рычание. Он оглянулся и увидел в нескольких шагах существо, о котором палеонтологи могли только мечтать. Гигантское существо дрожало от ярости, а потом бросилось на Тарзана.

Проснувшись, Пан-ат-лин посмотрела в нишу, ища глазами Тарзана, но его там не оказалось. Она вскочила на ноги и подбежала к краю обрыва, догадавшись, что он пошел на охоту. Так и есть – Тарзан углубился в лес. Девушку охватил страх. Ее спутник впервые в Кор-ул-грифе и мог не подозревать о подстерегавших его здесь страшных опасностях. Почему же она не окликнула его?

Так поступили бы вы и я, но только не ваз-доны. Ваз-донам хорошо известно, что всюду есть уши. Позвать Тарзана значило бы навлечь на него беду. И Пан-ат-лин не издала ни звука. Вместо этого, хотя она и боялась, девушка спустилась вниз, решив догнать Тарзана и шепотом рассказать ему об опасностях. Это был очень смелый поступок.

Пан-ат-лин правильно догадалась, что Тарзан будет идти против ветра, и двинулась в том же направлении. Она спешила и вскоре оказалась в том месте, где Тарзан настиг оленя. Она залезла на дерево и посмотрела вниз.

Существо, которое набросилось на Тарзана, выглядело огромным и страшным, но человек не испугался, а лишь рассердился, так как понял, что схватку ему не выиграть, а значит придется уступить добычу. Тарзан же был голоден. Единственный выход – бегство, и Тарзан побежал, волоча за собой тушу оленя.

Ближайшее дерево было недалеко, однако сложность заключалась в огромном росте животного.

Тарзану предстояло подняться на большую высоту за считанные секунды, ведь животное могло достать его с любой ветки в тридцати футах от земли, а возможно, и в пятидесяти, если встанет на задние лапы. Однако Тарзан был из обезьяньего племени и успел вскарабкаться на безопасную высоту.

Взобравшись повыше, Тарзан увидел Пан-ат-лин, которая сидела на ветке и тряслась от страха.

– Как ты сюда попала? Девушка объяснила.

– Значит, ты пришла предупредить меня? – спросил он. – С твоей стороны это смело и благородно. Одного не могу понять – почему я не почуял запаха этого животного, ведь оно стояло с подветренной стороны.

– В этом нет ничего удивительного, – сказала Пан-ат-лин. – Гриф тем и отличается. Говорят, что человеку не дано ощущать его присутствия, пока он не нападет. А почему так, я и сама не понимаю.

– Но я должен был почуять его, – раздраженно сказал Тарзан.

– Почуять! – воскликнула Пан-ат-лин.

– Конечно! Как, по-твоему, я так быстро обнаружил оленя?

Тарзан вдруг замолчал и посмотрел вниз на рычавшее чудовище. Ноздри человека-обезьяны затрепетали, пытаясь уловить запах.

– А! – вскричал он. – Я понял!

– Что именно? – спросила Пан-ат-лин.

– Это существо застало меня врасплох, потому что оно практически не имеет запаха, объяснил он. – Ты слышала о трицераптосах? Нет? Так вот, это животное, что вы называете грифом, на самом деле трицераптос. Я видел его скелет в лондонском музее, а также восстановленный внешний облик. Мне тогда показалось, что ученые, выполнившие эту работу, в основном полагались на свое воображение, но теперь вижу, что был неправ. Правда, наш экземпляр немного отличается от того чучела, однако сходство настолько явное, что его сразу же можно узнать. Нельзя не учитывать, что живая особь претерпела некоторые эволюционные изменения.

– Трицераптосы, лондонский, эволю… Ничего не понимаю, – произнесла девушка.

Тарзан улыбнулся и бросил сухую ветку в существо, бесновавшееся внизу. Зверь страшно зарычал и поднял морду кверху.

Его туловище было голубого цвета, морда – желтой. Голубые круги обрамляли глаза.

Голову зверя украшали три рога: один на носу, а два других над глазами. Хотя существо имело отталкивающий вид, Тарзан не мог им не восхищаться: зверь воплощал все, что так ценил Тарзан – силу, смелость. В одном только массивном хвосте таилось больше силы, нежели у слона. Маленькие глазки буравили Тарзана. В пасти виднелся ряд мощнейших зубов.

– Трицераптос! – пробормотал человек-обезьяна. Затем он обратился к девушке.

– А теперь пойдем. Подкрепимся в пещере мясом, а потом вернемся в Кор-ул-я к Ом-ату.

Девушка вздрогнула.

– Вернемся? – спросила она. – Отсюда нам не уйти.

– Почему? – спросил Тарзан. Вместо ответа она указала на грифа.

– Чепуха! – воскликнул Тарзан. – Он не может лазать по деревьям. По веткам мы доберемся до скалы быстрее, чем он.

– Ты не знаешь грифов, – мрачным тоном ответила Пан-ат-лин. – Теперь он будет следовать за нами, куда бы мы ни пошли. Станет караулить нас под деревом, всюду. Ни за что не отстанет от нас.

– Мы можем долгое время жить на деревьях, – возразил Тарзан. – Когда-нибудь это чудовище уйдет. Пан-ат-лин покачала головой.

– Никогда, – сказала она. – А потом не забывай про Тор-о-донов. Они придут и убьют нас, часть съедят сами, а остальное бросят грифу. Гриф и Тор-о-доны друзья. Поэтому Тор-о-доны делятся пищей с грифами.

– Может, ты и права, – сказал Тарзан. – Но даже если это так, я не собираюсь сидеть здесь в ожидании кого-то, кто придет, съест половину меня, а половину отдаст этому мерзкому чудищу. Если мне не удастся выбраться отсюда целым, это будет уже не моя вина. Попытка не пытка.

Тарзан стал перебираться по верхушкам деревьев. Пан-ат-лин последовала за ним. Динозавр двинулся по земле следом за людьми. Когда они достигли границы леса, за которым открывалось пустое пространство, которое требовалось пересечь, чтобы попасть к подножию скалы, под деревом их уже ожидал трицераптос.

Тарзан с тоской поглядел вниз и почесал затылок.

ГЛАВА VII

Тарзан взглянул на девушку.

– Сможешь очень быстро пересечь ущелье по деревьям? – спросил он.

– Одна?

– Нет.

– Если ты поведешь, смогу.

– Тогда пошли, и делай точно так, как я скажу. Он направился в обратную сторону по деревьям, перемахивая по-обезьяньи с ветви на ветвь, двигаясь зигзагами и стараясь выбирать места как можно труднее для передвижения внизу, где лежали поваленные деревья. Однако расчет его не оправдался.

10
{"b":"3398","o":1}