ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда они достигли противоположного края ущелья, гриф уже был там.

– Снова назад, – скомандовал Тарзан.

Они что было мочи пустились в обратный путь. В итоге то же самое, даже еще хуже, ибо к первому грифу присоединился еще один, и теперь под деревьями их было двое.

Перед людьми высилась скала, и многочисленные пещеры в ней как будто издевались над ними. Спасительное укрытие было так близко и вместе с тем бесконечно далеко. Внизу на прежнем месте лежало тело мертвого Тор-о-дона, хорошо видимое с высоты дерева.

Один из грифов подошел к нему, обнюхал, но есть не стал. Утром, отправляясь на охоту, Тарзан осмотрел Тор-о-дона и заключил, что тот, очевидно, либо обезьяна на очень высоком уровне развития, либо же человек на очень низком уровне развития с очень низким интеллектом – что-то вроде яванского питекантропа, наверное, предок ваз-донов и хо-донов.

Пока глаза Тарзана блуждали, бесцельно наблюдая за сценой внизу, мозг его лихорадочно работал над тем, как помочь девушке выбраться отсюда.

– Ви-оо! – прозвучало вдруг неподалеку.

Грифы подняли головы, оборачиваясь на звук. Это не было воем или проявлением ярости.

Тут же в ответ прозвучало «ви-оо».

Грифы повторили клокочущие звуки. Тарзан посмотрел на спутницу.

– Что это?

– Не знаю, – ответила она. – Может, какая-нибудь странная птица или еще какое ужасное существо, обитающее в этой жуткой местности.

– А вот и оно! – воскликнул Тарзан. – Посмотри! Пан-ат-лин в ужасе воскликнула:

– Тор-о-дон!

Существо шло прямо, с палкой в руке, медленной и нетвердой походкой.

Оно двигалось на грифов, которые стали пятиться как бы в испуге. Тарзан глядел во все глаза. Тор-о-дон приблизился к намеченной цели. Гриф замотал головой и огрызнулся на Тор-о-дона, а тот вскинулся и стал бить палкой зверя по морде. К удивлению Тарзана, гриф, который мог бы запросто проглотить слабого и маленького по сравнению с ним Тор-о-дона, отступил, как побитая собака.

– Ви-оо! – издал крик Тор-о-дон, и гриф медленно двинулся к нему.

Тор-о-дон обошел грифа, взобрался по хвосту на спину и уселся на хребте.

– Ви-оо! – закричал Тор-о-дон и хлестнул зверя палкой.

Гриф пошел вперед.

Тарзан был так захвачен происходившим внизу, что ему даже в голову не пришло воспользоваться удобным моментом и убежать – настолько интересно оказалось наблюдать за жизнью, какой она была бесчисленные столетия назад, за тем, как первобытный человек управляется с примитивным рабочим животным.

Гриф, на котором ехал Тор-о-дон, остановился и посмотрел вверх, предупреждая тем самым хозяина о присутствии чужих. В тот же миг Тор-о-дон подогнал грифа к дереву, на котором находились беглецы, вскочил на ноги, не слезая со спины грифа, и Тарзан увидел его страшное лицо и мощные мускулы.

Тор-о-дон издал жуткий звериный рык. Тарзан встал во весь рост на закачавшейся ветке – стройный и прекрасный, похожий на Бога, не испорченный цивилизацией, великолепный образец того, какой могла бы стать человеческая раса.

Тарзан взялся за лук, натянул тетиву и выпустил стрелу, хотя в душе предпочел бы растерзать неприятеля собственными руками. Стрела вонзилась глубоко в сердце Тор-о-дона.

– Тарзан Яд-гуру! – пробормотала девушка.

Она выразила свое невольное восхищение точно так же, как выражали его люди ее племени. Тарзан повернулся к ней.

– Пан-ат-лин, – сказал он, – эти звери могут продержать нас здесь невесть как долго. Боюсь, что вместе нам не уйти, но у меня есть план. Ты останешься здесь и спрячешься в листве, а я пойду в обратную сторону, стараясь отвлечь их внимание. Постарайся понять меня. Как только они уйдут, беги в пещеру. Я думаю, они оба последуют за мной, если у них не больше ума, чем я предполагаю. В пещере жди меня день, не больше. Если с рассветом я не вернусь, придется тебе возвращаться в Кор-ул-я одной. А это тебе на еду.

Он оторвал ногу оленя.

– Я не могу оставить тебя, – сказала она просто. – В нашем племени не принято покидать друзей в беде. Ом-ат не простит мне этого.

– Скажешь Ом-ату, что я настоял, – сказал Тарзан.

– Это приказ? – спросила она.

– Да. До свидания, Пан-ат-лин. Спеши к Ом-ату. Ты – достойная жена вождя Кор-ул-я.

Произнеся это, он медленно двинулся по деревьям.

– Прощай, Тарзан Яд-гуру! – крикнула она. – Ом-ат и Пан-ат-лин счастливы, что у них такой друг.

Тарзан, громко крича, продолжал свой путь по деревьям, и огромные грифы последовали на его голос. Хитрость Тарзана, судя по всему, удалась. Обрадованный, он удалялся все дальше от девушки.

Несколько раз Тарзан пытался перехитрить своих преследователей, но ему никак не удавалось сбить их с толку.

Всякий раз, когда он изменял направление, они делали то же самое. На опушке леса он принялся искать дерево, с которого смог бы перепрыгнуть на скалу, но поиски оказались безрезультатными. Тарзан уже начал было смиряться с мыслью, что спасение невозможно, и стал понимать, почему жители Пал-ул-дона испытывают мистический страх перед Кор-ул-грифом.

Наступила ночь, и хотя в течение целого дня Тарзан пытался избавиться от грифов, он нисколько не продвинулся к цели. Грифы преследовали его так же неутомимо, с той же энергией, что и утром, но с приходом ночи к Тарзану стала возвращаться надежда, ибо, подобно кошкам, Тарзан был в большей степени ночным зверем.

Но он снова обманулся в своих надеждах. Он не знал грифов. Казалось, они вообще никогда не спят. В темноте, как и днем, они неотступно следовали за ним, преграждая дорогу к свободе. Наконец перед рассветом он оставил все свои попытки и расположился на отдых, выбрав дерево повыше.

Солнце стояло уже высоко, когда Тарзан проснулся, отдохнувший и полный сил. Помня свое положение, он не сделал ни одного лишнего движения, которое могло бы обнаружить его присутствие. Он попытался незаметно ускользнуть, однако попытка была встречена ревом снизу.

Одним из многих достижений цивилизации, которыми Тарзану не удалось овладеть, была брань, и в сложившейся ситуации об этом можно было только сожалеть, ибо ругательство дало бы выход сдерживаемым эмоциям. Словесному же оскорблению Тарзан предпочитал физическое, и как только внизу раздался рев, возвестивший об очередном крушении его надежд, он сорвал с дерева большой плод и что было силы запустил в голову грифа, угодив прямо между глаз. Реакция зверя немало удивила человека.

Гриф вовсе не рассвирепел, как того ожидал Тарзан, а лишь огрызнулся на плод, полетевший на землю, а затем с провинившимся видом отошел на несколько шагов назад.

Поведение зверя напомнило Тарзану инцидент предыдущего дня, когда Тор-о-дон ударил грифа палкой по морде, и сразу же в смелой голове человека-обезьяны возник план спасения, на который мог отважиться только герой.

С улыбкой на устах готовился Тарзан к этой величайшей игре, какую мог придумать только человек. В его действиях, не было ни спешки, ни нервозности.

Прежде всего он подыскал длинный прямой шест, заточил его на конце и посмотрел вниз на трицераптосов.

– Ви-оо! – закричал он. Звери тотчас же подняли головы и посмотрели на него. Из горла одного из них вырвался слабый звук.

– Ви-оо! – повторил Тарзан и бросил им вниз тушу оленя.

Грифы с рычанием набросились на тушу, отпихивая друг друга. Скоро олень был съеден. Они снова задрали головы и увидели, что человек спускается вниз. Один из них направился к Тарзану. Тот снова повторил крик Тор-о-дона. Гриф озадаченно остановился. Тарзан спрыгнул на землю и подошел к ближайшему зверю, угрожающе подняв шест.

Ответит ли зверь на его крик добродушным молчанием или страшным ревом людоеда? От ответа на этот вопрос зависела судьба Тарзана.

Пан-ат-лин внимательно слушала, как удаляются от нее грифы, обманутые уловкой Тарзана. Убедившись в том, что она осталась одна, девушка спрыгнула на землю и, как испуганная лань, бросилась к скале. Через несколько секунд она уже взбиралась по старинным колышкам в заброшенное селение в скалах.

11
{"b":"3398","o":1}