ЛитМир - Электронная Библиотека

Огромный зверь выходил из реки. Тарзан издал клич Тор-о-дона. Существо повернуло голову и издало низкий, клокочущий звук, которым оно приветствовало появление хозяина. Тарзан дважды повторил клич прежде, чем животное медленно двинулось к нему.

Когда чудовище приблизилось, он бросил ему тушу антилопы, на которую гриф тотчас же жадно набросился.

«Если что-нибудь и удерживает его возле меня, – подумал Тарзан, вернувшись к дереву, – так это то, что он ждет от меня пищи». Но когда Тарзан закончил свою трапезу и удобно устроился на ночь высоко на дереве в развилке ветвей, он уже мало надеялся на то, что въедет в А-лур на спине своего доисторического пегаса.

Проснувшись рано утром, Тарзан легко спрыгнул на траву и направился к дереву, где доел остатки антилопы.

Закончив завтрак, он издал клич, которым Тор-о-доны подзывают грифов, подождал немного, позвал снова, потом еще и еще, но все впустую. В конце концов он был вынужден прийти к заключению, что накануне виделся с огромным грифом в последний раз.

Тарзан направился к А-луру, рассчитывая на свое знание языка хо-донов, свою недюжинную силу и ум.

В город хо-донов Тарзан вошел с той уверенностью, с какой люди ходят по главной улице Лондона. Первым, обратившим внимание на его странный вид, оказался маленький ребенок, игравший возле дома.

– Нет хвоста! – закричал мальчик и бросил в Тарзана камнем.

В тот же миг ребенок застыл в изумлении. Он увидел, что перед ним вовсе не хо-дон, воин, лишившийся хвоста, а чужак. Мальчишка с визгом убежал в дом.

Тарзан продолжал свой путь, сознавая, что настал решающий для его судьбы час. Долго ждать ему не пришлось. За углом он столкнулся лицом к лицу с воином. Тот от неожиданности опешил и прежде, чем обрел дар речи, к нему обратился Тарзан.

– Я чужеземец, пришел издалека, – произнес он. – Мне нужно поговорить с Ко-таном, вашим королем. Воин отступил назад, положив руку на меч.

– Все чужеземцы, что проходят через ворота А-лура, либо враги, либо рабы, – возразил он.

– Я пришел не как враг и не как раб, – ответил Тарзан. – Я здесь от Яд-бен-ото. Гляди!

Он протянул руки хо-дону, чтобы тот убедился, что они отличаются от его собственных, затем повернулся спиной, показывая, что у него нет хвоста, так как именно на этом и строился план человека-обезьяны.

Тарзан хорошо запомнил ссору между Та-деном и Ом-атом, в которой ваз-дон утверждал, что Яд-бен-ото имеет длинный хвост, а хо-дон едва не полез в драку, доказывая, что никакого хвоста у бога нет.

Глаза воина расширились от ужаса, к которому впрочем тут же примешалось подозрение.

– Яд-бен-ото! – пробормотал он. – Верно, ты не ваз-дон и не хо-дон, как верно и то, что у Яд-бен-ото нет хвоста. Пошли, – добавил он, – отведу тебя к тому, кого называют Ко-таном, ибо дело это непростое, и рядовой воин не вправе в него вмешиваться. За мной!

Не снимая руки с рукоятки ножа и не спуская изумленного взгляда с Тарзана, он повел пришельца по А-луру.

Город раскинулся на большой территории. Одни дома стояли кучно, иные находились на большом расстоянии друг от друга. Воины и женщины, встречавшиеся на пути, проявляли изрядное любопытство, но не пытались угрожать ему, когда узнавали, что незнакомца ведут во дворец.

Наконец они подошли к большому скоплению зданий, фасады которых выходили на обширное голубое озеро и были, судя по всему, сработаны из натурального камня. Вокруг группы домов шла довольно высокая стена, выше всех, которые встретились Тарзану по дороге сюда. Его проводник провел его к воротам, которые охранялись десятком воинов. Те тоже были удивлены.

– Кто ты и что тебе нужно от короля? – спросил он.

– Я друг, – ответил человек-обезьяна. – Прибыл из страны Яд-бен-ото, чтобы повидаться с Ко-таном из страны Пал-ул-дона.

Слова Тарзана произвели сильное впечатление на предводителя и его свиту. Воины стали возбужденно перешептываться.

Рассказав о Тарзане, воин провел его во дворцовый двор, где они пробыли до тех пор, пока один из воинов не вошел во дворец, очевидно, для того, чтобы сообщить новость Ко-тану. Через несколько минут воин вернулся в сопровождении других. Все они с любопытством разглядывали Тарзана. Предводитель группы остановился перед незнакомцем.

– Как ты пришел сюда? – спросил предводитель. – И что ты хочешь от Ко-тана?

Тарзан расправил плечи и с величавым видом произнес:

– Довольно! Разве с посланцем Яд-бен-ото приличествует обращаться, словно с бродячим ваз-доном? Немедленно отведите меня к королю, иначе на вас обрушится гнев Яд-бен-ото!

Тарзан не знал, как отнесутся к его словам и самоуверенному поведению. Ждать пришлось недолго. В следующую же секунду задававшего вопросы предводителя словно подменили. Он побледнел, возвел взор к небесам, протянул руку для приветствия, другую положил на сердце в знак дружеского расположения, как это было принято среди ваз-донов и хо-донов. Тарзан отпрянул назад. На его лице появилось выражение отвращения.

– Остановись! – закричал он. – Как смеешь ты прикасаться к посланцу Яд-бен-ото! Это не дозволено никому, даже Ко-тану! Довольно! Я и так ждал слишком долго! Как вы, хо-доны, принимаете в А-луре сына моего отца!

Сначала Тарзан хотел притвориться самим Яд-бен-ото, но потом счел, что изображать из себя бога слишком сложно да и рискованно, другое дело – сын Яд-бен-ото. Чувствуя успех своего плана, Тарзан прикинул, что в этом случае к нему отнесутся с куда большим уважением и почитанием, чем к простому посланцу бога. На сей раз слова его произвели потрясающее впечатление. Все воины, как один, отшатнулись назад. Их извинения, когда они оправились от шока, были подобострастны до предела.

– Пощади, о, Дор-ул-ото! – взмолился воин. – Не гневайся на Док-лота. Пойдем со мной, я отведу тебя к Ко-тану. Король в трепете ожидает тебя! Посторонитесь, ублюдки!

Он бросился расталкивать воинов направо и налево, расчищая дорогу для Тарзана.

– Пошли! – решительно произнес Тарзан. – Веди меня, а остальные пусть следуют за нами.

Док-лот, основательно напуганный, беспрекословно подчинился.

Тарзан из племени Великих Обезьян вошел во дворец Ко-тана, короля Пал-ул-дона.

ГЛАВА IX

Вход, через который Тарзан прошествовал во дворец, был украшен геометрическими узорами, вырезанными на стенах. Переходя из одной комнаты в другую, он видел повсюду на стенах изображения птиц, животных и людей. Помещения украшали каменные вазы и звериные шкуры, но нигде не заметил он ни куска ткани, что свидетельствовало о довольно низком уровне развития хо-донов. И в то же время пропорции и симметрия коридоров говорили о весьма высокой ступени цивилизации.

Путь вел через все комнаты и длинные коридоры к западной стороне здания, которая выходила на голубое озеро. Наконец Тарзан остановился перед широким входом в огромное помещение. Почти весь зал занимала массивная пирамида со ступеньками до самого верха.

На каждой ступеньке пирамиды стояли воины, а на самом верху на троне восседал величественного вида человек, чьи золотые одежды сияли на солнце.

– Ко-тан! – воскликнул Док-лот, обращаясь к королю. – Ко-тан и воины Пал-ул-дона! Вам оказана великая честь Яд-бен-ото, пославшего в качестве посланца своего сына!

Док-лот отступил, театральным жестом руки указывая на Тарзана.

Ко-тан поднялся с трона. Воины стали вытягивать шеи, стараясь получше разглядеть пришельца, те же, что стояли с тыльной стороны пирамиды, высыпали вперед. Все глаза устремились к Тарзану, но постепенно взгляды переместились на Ко-тана.

Тарзан стоял выпрямившись, скрестив руки на мощной груди. На его красивом лице застыло выражение высокомерного презрения. Однако Док-лоту казалось, что Тарзан не на шутку разгневан. Ситуация накалялась. Док-лот нервничал, бросая тревожные взгляды на Тарзана и умоляющие на Ко-тана. В тронном зале Пал-ул-дона воцарилась могильная тишина.

Наконец Ко-тан заговорил.

13
{"b":"3398","o":1}