ЛитМир - Электронная Библиотека

Вскоре они прибыли в пещеру Ом-ата, однако хозяина дома не оказалось, и они стали ждать.

Тем временем в пещеру стали наведываться воины с желанием поглядеть на пришельца, и тот все больше восторгался миролюбивым нравом хозяев, даже не догадываясь о том, что это воинственное племя никогда раньше до прихода Тарзана и Та-дена не выносило присутствия в своей среде ни одного чужеземца.

Наконец вернулся Ом-ат, и гость интуитивно почувствовал, что явился сам вождь. На это указывало не только отношение к нему черных воинов, но само лицо и сама осанка вошедшего. Та-ден принялся объяснять вождю обстоятельства их встречи.

– Мне кажется, Ом-ат, – заключил хо-дон, – что он ищет Тарзана Ужасного.

При звуке имени, которое он сразу разобрал, незнакомец просиял.

– Тарзан! – воскликнул он. – Тарзан из племени обезьян!

Горячо жестикулируя, он старался объяснить, что ищет Тарзана.

По выражению его лица Та-ден и Ом-ат поняли, что незнакомец ищет Тарзана без злого умысла, а скорее из дружеских побуждений, но Ом-ат решил сам убедиться в этом. Он указал на нож пришельца и, повторяя имя Тарзана, схватил Та-дена и сделал вид, словно ударяет его ножом. В тот же миг он с вопросительным выражением обернулся к незнакомцу. Тот отрицательно замотал головой и, положив руку на сердце, изобразил жест миролюбия.

– Он друг Тарзана Яд-гуру! – воскликнул Та-ден.

– Либо друг, либо лжец, – отозвался Ом-ат.

– Тарзан… Вы знакомы с ним? – продолжал незнакомец. – Он жив? О, боже, если бы я только мог объясняться на вашем языке! -

И он снова перешел на язык жестов, пытаясь выяснить, где находится Тарзан. Он произносил его имя и указывал пальцем в разные направления, сопровождая жесты вопросительным «э», что понятно на всех языках.

Ом-ат всякий раз отрицательно качал головой, показывая, что хотя вопрос ему понятен, но ответить на него он не может.

Затем вождь попытался, как умел, объяснить незнакомцу все, что знал о местонахождении Тарзана. Обращаясь к пришельцу, он называл его И-ор-дон, что на языке Пал-ул-дона означает «незнакомец», а, указывая на солнце, говорил «аз». Повторив это слово несколько раз, он поднял руку, растопырил пальцы и указательным пальцем другой руки прикоснулся к каждому пальцу, включая большой, и несколько раз произнес «аденон», пока незнакомец не понял, что он имел в виду.

Ом-ат в очередной раз указал на солнце, описал указательным пальцем дугу с востока на запад, затем повторил эти слова вместе, давая тем самым понять, что подразумевает пять дней, которые миновали.

Потом Ом-ат показал на пещеру, где они находились, произнося имя Тарзана и имитируя двумя пальцами идущего человека, пытаясь объяснить, что Тарзан покинул пещеру и спустился по колышкам вниз пять дней тому назад. Вот и все, что позволил ему рассказать язык жестов.

Незнакомец показал, что он понял, и знаками поведал, что намерен продолжать поиски Тарзана.

– Давай пойдем с ним, – предложил Ом-ат, – ведь мы так и не наказали жителей Кор-ул-лула за смерть нашего друга и союзника.

– Уговори его подождать до завтрашнего дня, – сказал Та-ден. – Скажи, что совершишь с воинами набег на Кор-ул-лул, но не станешь убивать пленных. Возьмем как можно больше живых и от них узнаем о судьбе Тарзана.

– Велика мудрость хо-дона, – ответил Ом-ат. – Да будет так, как ты говоришь. Пленных мы заставим говорить, а затем отведем их в Кор-ул-гриф и сбросим вниз со скалы.

Та-ден улыбнулся. Он-то знал, что может случиться так, что они вообще никого не возьмут в плен, а будут вынуждены сами обратиться в бегство, либо же в лучшем случае захватят одного. Но он также понимал, что Ом-ат не колеблясь выполнит свою угрозу, если представится возможность – так велика была ненависть между племенами.

Незнакомцу объяснили план действий, и было получено его согласие. Сделать это оказалось не трудно, поскольку он понял, что с ними пойдет много воинов и что предстоит нападение на вражеский лагерь, а он сейчас был рад любой помощи, обеспечивавшей его безопасность.

Незнакомец провел ночь на груде шкур в одной из комнат пещеры Ом-ата, а наутро следующего дня сотня диких воинов уже была готова к выступлению. Они переправились через реку и по пути в Кор-ул-лул встретили воина ваз-дона, который в одиночку, трясясь от страха, пробирался к своему селению в долине.

Хо-доны взяли его в плен, что привело ваз-дона в еще больший ужас, так как он ожидал, что его тотчас же убьют.

– Отведите его назад в Кор-ул-я, – велел Ом-ат горстке воинов, – и дожидайтесь моего возвращения.

Несказанно удивившегося пленного увели, и отряд с предосторожностями двинулся вперед к деревне. Судьба благоволила Ом-ату, предоставив ему желанную возможность схватиться с врагом, ибо вскоре они наткнулись на группу воинов из Кор-ул-лула, вышедших в поход.

Словно тени, укрылись воины Кор-ул-я в листве деревьев по обеим сторонам тропы.

Противники, не подозревая о засаде, уверенно шагали по своей земле, где они знали каждый камешек. Внезапно кажущуюся безмятежной тишину взорвали дикие крики, тут же подхваченные и оборонявшимися. Над головами взметнулись дубинки, каждый воин наметил себе соперника, и сражение началось. Сверкали ножи, раздавались удары, черные тела покрывались пятнами алой крови.

В схватке тело незнакомца смешивалось с темными телами его друзей и врагов. Только острое зрение и сообразительность помогали ему отличить врагов от воинов Кор-ул-я, поскольку перед битвой он успел заметить, что хотя внешне они и не отличались, но одеты были по-разному. На воинах Кор-ул-я были пятнистые львиные шкуры.

Разделавшись с первым врагом, Ом-ат отыскал глазами И-ор-дона.

«Дерется с яростью льва, – отметил про себя вождь. – Ну и силища. Должно, быть, он из того же племени, что и Тарзан». Но тут его внимание отвлек новый противник.

Воины сражались до полного изнеможения. Все выбились из сил, кроме чужеземца. Казалось, что усталость ему не знакома. Он дрался с каждым новым противником без устали, а когда не находил нового, то нападал на тех, что стояли в стороне, пытаясь отдышаться.

И все это время он не снимал со спины своего странного предмета, который Ом-ат принял за некое оружие, но чьего действия понять не мог, так как И-ор-дон ни разу им не воспользовался. Ом-ату казалось, что это оружие – лишняя обуза, мешавшая движениям незнакомца, который передвигался по-кошачьи легко.

Наконец Ом-ат приказал окружить пятерых наиболее выдохшихся воинов и взять их в плен. Возвратившись в пещеру, Ом-ат велел привести к нему пленных и стал расспрашивать их о судьбе Тарзана.

Те в один голос рассказали, что пять дней тому назад Тарзан попал к ним в плен. Убив часового, он убежал, захватив с собой голову незадачливого охранника. Что сталось с Тарзаном, они не знали.

Итак, оставалась надежда на пленного, захваченного по пути в Кор-ул-лул. Узнав, что им нужно, пленник испросил жизнь и свободу для себя и своих соплеменников.

– Если мне и товарищам будет дарована свобода и жизнь, я честно расскажу все, что знаю. Я видел его вчера, и мне известно, где он.

– Ты расскажешь в любом случае, – посуровел Ом-ат, – иначе тебе конец.

– Значит, все то, что я знаю, умрет вместе со мной. Я ничего не скажу, если не пообещаете нам свободу.

– Он прав, Ом-ат, – рассудил Та-ден. – Обещай, что освободишь их.

– Хорошо, – произнес Ом-ат, – говори, а когда все расскажешь, ты и твои друзья вернетесь домой.

– Значит, так, – начал пленный. – Три дня назад я охотился с товарищами у подножия Кор-ул-лула недалеко от того места, где попался вам сегодня. Вдруг на нас напали хо-доны и взяли в плен. Нас привели в А-лур, некоторых сделали рабами, остальных бросили в комнату храма как будущих жертв для бога Яд-бен-ото. Казалось, страшный конец неотвратим, и оставалось только завидовать тем, кого взяли рабами. Они, по крайней мере, останутся в живых. Но вчера произошла странная история. В храм в сопровождении короля и жрецов явился некто, кому все кланялись и оказывали знаки внимания. Но когда он подошел к решетке, за которой мы сидели, я увидел, что это не кто иной, как Тарзан Яд-гуру, хотя все называли его Дор-ул-ото. Узнав, с какой целью нас держат взаперти, он очень рассердился и приказал верховному жрецу освободить нас. Так и сделали. Хо-донам разрешили вернуться домой, а нас вывели из А-лура и бросили на дороге. Нас было трое, все без оружия. Мне одному повезло, и я остался жив. Я все сказал.

19
{"b":"3398","o":1}