ЛитМир - Электронная Библиотека

Они подошли к кустам, где прятался Тарзан, а так как ветки были усыпаны цветами, Тарзан надеялся, что они не будут заходить в глубину.

– О, посмотри, Пан-ат-лин! – воскликнула О-ло-а. – Вот король всех цветов. Никогда не видела более прекрасного. Нет, я сама достану. Он такой крупный и красивый. Пусть ничья рука, кроме моей, не прикасается к нему.

И принцесса стала пробираться к кусту, на котором цвел этот цветок, а находился он прямо над головой Тарзана.

Произошло это так неожиданно, что Тарзан не успел спрятаться. Оставалось надеяться, что судьба будет к нему благосклонна, и дочь Ко-тана уйдет прежде, чем ее взгляд опустится вниз. Но случилось иначе. Сорвав цветок, девушка взглянула вниз, прямо в лицо улыбающегося Тарзана, и с громким криком отпрянула назад. Тарзан выпрямился во весь рост.

– Не бойся, принцесса, – успокоил он О-ло-а. – Тебя приветствует друг Та-дена.

Пан-ат-лин в волнении подбежала к нему.

– О, Яд-бен-ото! Это он!

– А теперь, когда вы меня нашли, вы выдадите меня Лу-дону?

Пан-ат-лин бросилась на колени перед О-ло-а.

– Принцесса! Не выдавай его! – взмолилась она.

– Но Ко-тан, мой отец, если он узнает, ярость его не будет иметь границ, – прошептала О-ло-а в ужасе. – Даже несмотря на то, что я принцесса, Лу-дон может потребовать, чтобы меня принесли в жертву Яд-бен-ото!

– Они ведь никогда не узнают, что ты видела его, если только сама не расскажешь. А я тебя не выдам! – выкрикнула Пан-ат-лин.

– Скажи мне, незнакомец, – умоляюще произнесла О-ло-а, – ты правда бог?

– Сам Яд-бен-ото не больше бог, чем я, – чистосердечно ответил Тарзан.

– Но почему ты бежишь от простых смертных, если ты бог? – спросила она.

– Когда боги находятся среди смертных, – ответил Тарзан, – они становятся такими же уязвимыми, как обыкновенные люди, – ответил Тарзан. – Сам Яд-бен-ото, появись он перед вами во плоти, не мог бы спастись от удара кинжалом.

– Ты видел Та-дена и говорил с ним? – спросила принцесса.

– Да, видел и говорил, – ответил Тарзан. – Целый месяц я провел вместе с ним.

– Он все еще любит меня?

Она покраснела и потупила глаза.

– Да, – ответил Тарзан. – Та-ден говорит только об О-ло-а, ждет дня когда сможет увидеть ее.

– Но завтра меня отдадут Бу-лоту, – опечалилась принцесса. – Придется, видимо, всю жизнь тосковать по Та-дену, который никогда не придет.

– Если бы не Лу-дон, я мог бы помочь тебе, – сказал Тарзан, – и кто знает, может и помогу.

– О, если бы, Дор-ул-ото! – вскричала девушка. – Я знаю, ты поможешь, если это будет возможно. Пан-ат-лин рассказывала мне, как ты смел и добр.

– Один Яд-бен-ото знает, что принесет будущее, – сказал Тарзан. – А теперь идите к себе, чтобы ни у кого не вызывать подозрений.

– Уходим, – сказала О-ло-а, – но Пан-ат-лин вернется, принесет тебе поесть. Надеюсь, что тебе удастся спастись, и Яд-бен-ото будет доволен тем, что я сделала.

Она повернулась и ушла, Пан-ат-лин последовала за ней, а Тарзан вернулся в свое укрытие. Когда стемнело, Пан-ат-лин принесла ему еду. Находясь с ней с глазу на глаз, Тарзан задал вопрос, который задавал О-ло-а во время утреннего разговора.

– Скажи-ка, что тебе известно о слухах, о которых говорила О-ло-а? Что за тайный незнакомец спрятан в храме А-лура? Ты что-нибудь слышала?

– Да, – ответила Пан-ат-лин, – я слышала об этом из разговоров среди рабов. Об этом все только и шепчутся, но никто не смеет объявить вслух. Говорят, что в храме спрятана странная самка, женщина. Лу-дон хочет, чтобы она стала его женой, но того же желает и Kо-тан. Ни тот, ни другой не осмеливается взять ее из опасения перед соперником.

– Ты знаешь, в каком именно месте ее прячут?

– Нет. Откуда? Я даже не знаю, выдумка это или нет. Я тебе рассказала то, что говорят другие.

– Речь шла только об одной женщине?

– Нет, о двух. Вторая пришла вместе с первой, но никто не знает, что с ней стало.

– Спасибо, Пан-ат-лин. Быть может, ты помогла мне больше, чем мы оба о том догадываемся.

– Хочется верить, что сумела помочь тебе.

ГЛАВА XIV

С наступлением ночи Тарзан надел головной убор жреца и приладил хвост.

Он решил, что ему не следует снова проходить мимо стражи в столь поздний час во избежание подозрений и поэтому взобрался на дерево, росшее рядом с оградой сада, вылез из сада и спрыгнул на землю.

Не желая лишний раз рисковать, Тарзан подошел к храму с тыльной стороны.

Он проходил по незнакомым местам, намеренно избегая появляться там, где уже побывал и где его могли поджидать.

Имея перед собой определенную цель, он решительно шел по затемненному двору храма, направляясь к строению, о котором он спрашивал у Лу-дона. Тарзан догадался тогда по тону его голоса, что верховный жрец солгал.

Теперь он один стоял возле трехэтажного дома, находившегося поодаль от остальных. Вход загораживала решетка, вытесненная из камня в форме головы грифа. Маленькие оконца тоже были забраны решетками. Убедившись, что поблизости никого нет, Тарзан подошел ко входу и попробовал решетку. Он нашел запор, которым она закрывалась, однако подобный механизм видел впервые.

Сломать запор, очевидно, было невозможно, а если и возможно, то это вызвало бы слишком много шума. В кромешной темноте ничего нельзя было разглядеть. Тарзан принялся осматривать окна, но те также не выдавали своих секретов. Впрочем, Тарзан на это и не рассчитывал. Решетки он одолеет если не хитростью, то силой наверняка, если не отыщется другой способ проникнуть в здание.

Обходя дом со всех сторон, он внимательно изучал его, время от времени замирая и прислушиваясь, но все было тихо.

Он осмотрелся вокруг, затем стал рассматривать стену здания. Как и многие стены в городе, она была украшена орнаментом, кое-где торчали колышки.

Взобраться по ней оказалось нетрудно, хотя движения Тарзана сковывали головной убор и одежда жреца. Наконец он достиг окон, задернутых занавесками.

Тарзан не задержался надолго на уровне второго этажа, так как решил, что через крышу легче будет проникнуть в здание. Там наверняка имеются отверстия, как и в тронном зале Ко-тана. Он только не знал, окажутся ли они достаточно широкими чтобы мог пролезть человек.

Он остановился у третьего окна и сквозь решетку увидел, что в комнате горит свет. Одновременно до него долетел запах, который мгновенно смел с него все остатки цивилизации и превратил Тарзана в страшного дикого самца племени Керчака.

Мгновенной и разительной оказалась перемена, произошедшая с Тарзаном, с уст которого едва не сорвался дикий клич Великих Обезьян, и лишь благоразумие удержало его в последний момент.

До его слуха донеслись голоса внутри комнаты: голос Лу-дона, требовательный, настойчивый, и другой, до боли знакомый, отвечавший с презрением и решимостью, хотя и полный безнадежности.

Всякая мысль о спокойствии и осторожности была вмиг забыта и отброшена. Тарзан могучим ударом кулака выбил решетку вместе с рамой, и их обломки полетели на пол комнаты. В тот же момент Тарзан бросился в образовавшийся проем и приземлился в помещении. Вскочив на ноги, он обнаружил, что в комнате царят мрак и тишина.

Он громко произнес имя, которое его губы не выговаривали уже многие месяцы.

– Джейн, где ты? – крикнул он, но ответом ему было молчание.

Снова и снова звал он, пробираясь в темноте по комнате и улавливая ноздрями тонкий запах, говоривший о том, что его подруга находилась здесь. В его ушах стоял дорогой голос, противившийся низменным посягательствам Лу-дона.

Ах, если бы он повел себя с большей осторожностью, хладнокровно и ловко, может быть, он уже в этот момент держал бы ее в своих объятиях, а тело Лу-дона лежало бы у его ног как свидетельство справедливого возмездия.

Но не время было заниматься самобичеванием. В темноте он споткнулся о какой-то непонятный предмет, пол под его ногами вдруг стал опускаться, и Тарзан полетел куда-то вниз.

21
{"b":"3398","o":1}