ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чего мне бояться? – спросил Я-дон. Женщина показала на шнур.

– Вот чего.

Прежде чем верховный жрец успел ей помешать, она дернула за шнур, и перегородка упала, изолировав их от Лу-дона.

Я-дон вопросительно посмотрел на нее.

– Если бы не ты, он бы меня перехитрил, – сказал Я-дон, – и держал бы в заточении, а потом перепрятал подальше.

– Ты прав, но не совсем.

И она показала на второй шнур.

– Этот шнур открывает люк в полу. Ты попал бы в подземелье. Лу-дон однажды угрожал мне такой судьбой. Если ему верить, то там содержится огромный гриф, сущий демон.

– В храме действительно обитает гриф, – подтвердил Я-дон. – Ему скармливают пленников, а зачастую и просто тех, кто впал в немилость у жрецов. Лу-дон давно ненавидит меня. Он не упустил бы возможности расправиться со мной. Скажи мне, женщина, зачем ты предупредила меня? Разве я не такой же враг для тебя, как и он?

– Нет никого отвратительнее Лу-дона, – ответила она. – У тебя же вид смелого и благородного воина. Я давно перестала надеяться, но сейчас у меня есть шанс, что среди стольких воинов, даже если они принадлежат к другой расе, найдется хотя бы один, который с благородством отнесется к представителю чужого народа, пусть даже она женщина.

– Ко-тан сделает тебя королевой, – сказал Я-дон. – Он сам мне сказал, и это – достойное обращение с той, которая должна была стать рабыней.

– С какой стати ему делать меня королевой? Я-дон подошел вплотную, чтобы никто не мог услышать его слов.

– Хотя между нами об этом речи не шло, но он верит в то, что ты принадлежишь к расе богов. А почему бы и нет? Ведь Яд-бен-ото без хвоста. Неудивительно, что Ко-тан считает, будто таковы все боги. Королева, его жена, увы, скончалась. Осталась одна-единственная дочь. А он мечтает о сыне, особенно о таком, который происходил бы от расы богов.

– Но ведь я замужем! – вскричала она. – Не могу же я выйти замуж вторично. Не нужен мне ни он, ни его трон.

– Ко-тан – король, – заявил Я-дон, словно это все объясняло и упрощало.

– Значит, ты не спасешь меня?

– Если бы это происходило в Я-луре, – ответил он, – я смог бы защитить тебя. Там я владыка.

– Где это? Далеко отсюда?

– Нет, не далеко, но не думай об этом. Тебе туда ни за что не попасть. Будет объявлена грандиозная погоня. Однако, если хочешь знать, находится он вверх по реке, впадающей в Яд-бен-ото, чьи воды омывают долину А-лура. Ни один враг там не показывался, поскольку город выстроил Яд-бен-ото, когда был мальчиком.

– И там я буду в безопасности? – спросила она.

– Возможно.

Даже угасшая надежда может снова возродиться от малейшего посула!

Она вздохнула и покачала головой, понимая всю беспочвенность надежды, однако запомнила название Я-лур.

– Ты умна, – заметил Я-дон, по-своему истолковав ее вздох. – Пойдем теперь в запретный сад. Там ты будешь с О-ло-а, дочерью короля. Это лучше, чем тюрьма, в которой ты находишься.

– А Ко-тан? – спросила она, содрогнувшись от одной мысли о нем.

– Существуют церемонии, – объяснил Я-дон, – которые могут занять много дней прежде, чем ты станешь королевой.

– Какие? – спросила она.

– Только верховный жрец может совершить брачный ритуал, – рассмеялся Я-дон.

– Отсрочка, – пробормотала она. – Благословенная отсрочка!

ГЛАВА XV

Разговаривая с Джейн, Я-дон провел ее вниз по каменной лестнице и дальше к выходу, по обеим сторонам которого стояли два жреца и два воина.

Жрецы остановили Я-дона, так как знали о конфликте между королем и верховным жрецом, и им было приказано не выпускать женщину.

– Она может выйти только с разрешения Лу-дона, – сказал жрец.

Он встал перед Джейн Клейтон, преграждая ей дорогу.

Под маской Джейн едва могла различить глаза жреца, но она видела в них свет фанатизма. Я-дон положил руку ей на плечо и взялся за нож.

– Она выходит отсюда по приказу короля, и поэтому сам вождь Я-дон – ее страж. Прочь с дороги!

Тут вперед выдвинулись воины, охранявшие дверь.

– Мы готовы служить тебе, вождь Я-лура, только прикажи.

В спор вмешался второй жрец.

– Давай пропустим, – стал он увещевать своего товарища. – Мы не получали прямого распоряжения от Лу-дона, а по закону как дворца, так и храма, вожди и жрецы могут проходить беспрепятственно.

Вскоре Я-дон и Джейн подошли к зданию, охраняемому стражей и горсткой воинов-евнухов. Одному из них Я-дон перепоручил Джейн.

– Отведи ее к принцессе, – приказал он, – и следи, чтобы она не сбежала.

Леди Грейсток провели по коридорам и комнатам, и в конце концов она оказалась перед дверью, завешенной звериной шкурой. Страж Джейн постучал.

– О-ло-а, принцесса Пал-ул-дона, – позвал он. – Я доставил чужеземку, пленницу из храма.

– Пусть войдет, – услышала Джейн мелодичный голос из-за двери.

Евнух удалился. Леди Грейсток вошла в небольшую, довольно плохо освещенную комнату с низким потолком. По углам стояли коленопреклоненные каменные фигуры, поддерживавшие на своих плечах потолок.

Судя по всему, статуи изображали рабов ваз-донов. Сделаны они были не без мастерства и таланта. Сам потолок был разрисован, кое-где виднелись лепные украшения. Окна имелись только в одной стене, остальные же оказались глухими, там были только двери.

Принцесса возлежала на груде мехов в углу. Кроме черной рабыни из ваз-донов, в комнате никого не было. Когда Джейн вошла, О-ло-а кивнула ей, приглашая подойти, и когда та приблизилась, принцесса приподнялась на локте и критически осмотрела женщину.

– Как вы красивы, – промолвила О-ло-а. Джейн печально улыбнулась, ибо по собственному опыту знала, что красота может стать проклятием.

– Это действительно похвала, – быстро сказала Джейн, – от такой красавицы, как принцесса.

– О! – восторженно воскликнула О-ло-а. – Ты говоришь на нашем языке! Мне сказали, что ты другой расы и из другой страны, о которой в Пал-ул-доне слыхом не слыхивали.

– Лу-дон позаботился, чтобы меня обучили языку, – объяснила Джейн. – Я из очень далекой страны, принцесса, в которую очень долго возвращаться, и я очень несчастна.

– Но Ко-тан, мой отец, сделает тебя королевой! – возразила девушка. – Ты счастливица!

– Нет, – ответила пленница. – Я люблю другого, чьей женой уже являюсь. Ах, принцесса, знала бы ты, каково это – любить и быть насильно выданной за другого! Ты бы мне только посочувствовала.

Принцесса некоторое время молчала.

– Я знаю, – произнесла она наконец, – и мне очень жаль тебя. Но если дочь короля не может уберечься от такой судьбы, то что говорить о рабыне. Ведь ты – рабыня!

Пиршество в приемном зале дворца Ко-тана в этот вечер началось раньше обычного – король отмечал предстоящую свадьбу своей дочери с Бу-лотом, сыном Мо-зара, вождя, чей предок был в свое время королем Пал-ул-дона, а потом передал бразды правления достойному, по его мнению, преемнику, – Ко-тану.

Мо-зар быстро напился, Бу-лот от него не отставал. В глубине души Kо-тан недолюбливал как Мо-зара, так и Бу-лота, а те, в свою очередь – его.

Ко-тан отдавал свою дочь Бу-лоту в надежде, что этот союз пресечет дальнейшие притязания Мо-зара на его трон. После Я-дона Мо-зар был самым могущественным и влиятельным вождем. И хотя Ко-тан с опаской взирал на Я-дона, он не боялся, что старый человек-лев попытается завладеть троном, но и не знал, чью сторону тот займет со своими воинами в случае, если Мо-зар объявит войну.

Примитивные люди, а они всегда воинственны, редко склоняются к дипломатии даже в трезвом состоянии, в подпитии же и вовсе теряют разум. Начал Бу-лот.

– Я пью за О-ло-а, – провозгласил он и залпом осушил кубок. – А теперь выпьем за нашего будущего сына, который вернет трон Пал-ул-дона его законным владельцам.

Бу-лот выхватил кубок у своего соседа.

Ко-тан вскочил на ноги.

– Король еще жив! – загремел его голос. – А ты, Бу-лот, пока еще не муж моей дочери, и еще есть время спасти Пал-ул-дон от отпрыска заячьей крови.

23
{"b":"3398","o":1}