ЛитМир - Электронная Библиотека

Разгневанный тон короля и его намек на известную всем глупость и трусость Бу-лота повергли гостей в панику. Все замолчали и стали глядеть на Бу-лота и Мо-зара, сидевших рядом напротив короля. Жених надрался в стельку, но вдруг сразу протрезвел. В пьяном кураже он даже забыл, что он трус, поскольку его разум был одурманен вином, и он не мог предусмотреть последствий своих поступков.

Всем известно, что пьяный и разозленный трус способен впасть в геройство. Поэтому то, что сделал Бу-лот, вполне объяснимо.

Он внезапно вскочил на ноги, выхватил нож из ножен сидевшего по другую руку воина и вонзил в грудь короля по самую рукоятку.

Воинам Пал-ул-дона не занимать сноровки в обращении с ножами и дубинками. Ко-тан рухнул, пораженный насмерть. Воцарилась гробовая тишина. Бу-лот в ужасе бросился к выходу. Разъяренные воины, горя жаждой мщения за своего короля, помчались вдогонку. Но тут рядом со своим сыном встал Мо-зар.

– Ко-тан мертв! – закричал он. – Мо-зар король! Кто за меня, ко мне!

Мо-зар собрал вокруг себя верных ему воинов, но против него было слишком много ножей, а тут еще появился Я-дон и стал пробиваться сквозь сомкнутые ряды к тем, которые посягали на трон.

– Хватайте обоих! – закричал он. – Воины Пал-ул-дона сами изберут себе короля после того, как предатели, убившие Ко-тана, понесут заслуженную кару.

И сторонники Kо-тана под предводительством вождя, снискавшего всеобщее уважение и восхищение, бросились к Мо-зару.

Завязалась яростная битва. Люди дрались, ослепленные жаждой крови, и в разгаре схватки Мо-зару и Бу-лоту удалось выскользнуть из самой гущи побоища.

Они бегом припустили в отведенные для них покои, где находились их слуги и младшие жрецы. Оставалось только наспех собрать вещи и скрыться. Но вдруг к Бу-лоту подошел отец.

– Принцесса, – прошептал Мо-зар. – Нам нельзя уходить из А-лура без нее. Она – половина успеха нашей битвы за трон.

Протрезвевший Бу-лот заколебался. Лишний раз рисковать не хотелось, и так они еле унесли ноги.

– Давай уходить и как можно скорее, – стал убеждать он отца, – иначе они поднимут на ноги весь город. Добровольно она с нами не пойдет, а значит мы потеряем много времени.

– Времени у нас пока достаточно, – возразил Мо-зар. – Сражение не закончено. Они еще не скоро хватятся нас и уж тем более не скоро догадаются сообщить ей о гибели короля и обеспечить безопасность принцессы. Самое время действовать. Пошли!

Бу-лот неохотно последовал за отцом, который приказал своим воинам ждать его у выхода из дворца. Они быстро подошли к запретному саду принцессы. У входа на страже стояла только половина воинов, остальные спали. Евнухи куда-то исчезли.

– Во дворце идет сражение, – объявил Мо-зар. – Король требует, чтобы вы без промедления поспешили туда. Скорее! – добавил он, видя, что часовые колеблются.

Воины знали его, знали, что утром принцесса станет женой Бу-лота, его сына. Если что-то произошло, то вполне естественно, что король поручил Мо-зару и Бу-лоту заботу о безопасности принцессы. К тому же Мо-зар – могущественный вождь, ослушаться его было небезопасно.

Рядовые воины, они привыкли к суровой дисциплине, привыкли повиноваться старшим по званию и поэтому отправились во дворец. Подождав, пока они уйдут, Мо-зар пошел в спальню принцессы. Бу-лот последовал за ним. Через минуту они нагрянули к ней в комнату. При виде их О-ло-а вскочила на ноги.

– Что это значит? – возмутилась девушка. Мо-зар подошел к ней и встал рядом. В его хитрой голове возник план обмана. Если план сработает, то принцессу не придется уводить силой. Вдруг его взгляд упал на Джейн Клейтон, и он едва не ахнул от восхищения, однако сдержался и занялся неотложным делом.

– О-ло-а! – начал он. – Когда ты узнаешь о срочности нашего дела, то простишь. Мы пришли с печальным известием. Во дворце произошло восстание. Король убит. Сюда идут пьяные мятежники. Мы должны бежать из А-лура. Нельзя терять ни минуты. Бежим немедленно!

– Мой отец мертв! – вскричала принцесса. Глаза ее расширились от ужаса.

– Тогда мое место здесь, с моим народом! – выпалила она. – Если Kо-тан мертв, то я становлюсь королевой до тех пор, пока воины не изберут нового короля. Таков закон Пал-ул-дона. А коль скоро я королева, то никто не может заставить меня выйти замуж, если я того не желаю. А Яд-бен-ото известно, что я не хочу быть женой твоего трусливого сына. Вон отсюда!

И она пальцем указала на дверь.

Мо-зар понял, что им не удастся уговорить принцессу пойти с ними, как бы они ни старались. Дорога была каждая минута.

Он перевел взгляд на прекрасную женщину. Видел он ее впервые, по дворцовым слухам знал, что король собирается сделать ее королевой.

– Бу-лот, – крикнул он сыну, – хватай свою женщину, а я – свою!

С быстротой, ошеломившей обеих женщин, он прыгнул вперед, сгреб прекрасную незнакомку в охапку и поспешил прочь, унося с собой отбивающуюся чужестранку.

Бу-лот подскочил к О-ло-а, но тут откуда ни возьмись возникла Пан-ат-лин – маленькая свирепая тигрица из дикого Кор-ул-я. Справиться с двумя женщинами – дело нешуточное. Взвалив О-ло-а на плечо, Бу-лот двинулся к выходу, но Пан-ат-лин схватила его за ноги и не пускала. Рассвирепев, он лягнул ее изо всех сил, но Пан-ат-лин не отступала. Тогда он швырнул О-ло-а на пол, схватил Пан-ат-лин за волосы и выхватил нож.

Неожиданно позади него раздвинулись занавеси. Гибкая фигура скользнула в комнату, и прежде чем нож Бу-лота достиг цели, человек перехватил его запястье и нанес чудовищный удар. Булот замертво упал на пол.

Спасаясь от грифа, Тарзан прыгнул в бассейн, предприняв последнюю безнадежную попытку оттянуть фатальную развязку. Ни на минуту не сомневался он в неотвратимости смерти. Но нет, его стального цвета глаза увидели единственную возможность спасения, неожиданно открывшуюся перед ним – крохотное отверстие, освещенное луной, через которое поступала в бассейн вода.

Быстрыми сильными взмахами заскользил он вперед, зная, что его преследователя такое препятствие, как вода, не остановит.

Так оно и оказалось. Тарзан услышал шумный всплеск, и огромное животное бухнулось в бассейн в погоне за ним. Позади зашумела вода.

Тарзан подплыл к отверстию. Сможет ли он протиснуться внутрь? Часть проема в стене, что виднелась над водой, очевидно, не позволит ему сделать это. Его жизнь зависела от того, насколько глубоко отверстие уходило под воду.

Вот оно, спасение, впереди, сзади же нагонял гриф. Выбора не было. Оставалась лишь надежда. Тарзан вложил все свои силы в последний рывок, нырнул под воду и устремился в отверстие.

Лу-дон был вне себя от бешенства, когда сообразил, что незнакомка использовала его же оружие против него. Он, конечно, знал, как выбраться из ловушки, в которую угодил благодаря сообразительности чужестранки. Но за это время Я-дон уведет незнакомку к Ко-тану.

Именем Яд-бен-ото и всеми демонами своей веры Лу-дон поклялся заполучить эту женщину. Ко-тана он ненавидел, а Мо-зара втайне поддерживал, видя в нем орудие для осуществления своих замыслов. Кто знает, может, этот случай предоставит ему долгожданный повод, чтобы поднять восстание против Ко-тана и передать власть Мо-зару, а самому стать истинным повелителем Пал-ул-дона. Он облизал губы и стал искать окно, через которое Тарзан проник в храм.

Теперь это окно было единственной возможностью выбраться из западни. Он осторожно ступал по полу, ощупывая его руками, и когда обнаружил приготовленную для него ловушку, с его губ сорвалось грязное ругательство.

– Дьяволица! – негодовал Лу-дон. – Берегись, ты у меня за все поплатишься. О, Яд-бен-ото, и как еще поплатишься!

Он пробрался к окну и без труда спустился на землю. Пуститься в погоню за Я-доном и женщиной или же заняться плетением интриг? Лу-дон остановился на последнем.

Вернувшись к себе, верховный жрец созвал всех своих подчиненных, которые пользовались его доверием и разделяли его ненависть к Ко-тану.

24
{"b":"3398","o":1}