ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейн поблагодарила туземку и отослала ее назад, чтобы не бросить на нее тень подозрения, а сама отправилась к Обергатцу, чего никогда раньше не делала. Немец, естественно, встретил ее с удивлением. Джейн вкратце рассказала об услышанном, однако Обергатц отказывался ей поверить.

– Разговоры с ними бесполезны, – сказала Джейн. – Вы навлекли на себя ненависть местных жителей, и, правдивы ли или ложны вести с фронта, люди им верят. Нам не остается ничего иного, как бежать. Если вы вздумаете отстаивать перед ними свой авторитет, то вас убьют.

– Неужели дела так плохи? – спросил немец дрогнувшим голосом.

– Все так, как я вам сказала, – ответила она. – Они придут нынче ночью и прикончат вас во сне. Дайте мне пистолет, ружье и снаряжение, и мы сделаем вид, что идем в джунгли на охоту. Вы ведь часто охотитесь. Может, у них и возникнет подозрение, почему вы взяли меня с собой, но мы должны рискнуть. И, пожалуйста, дорогой лейтенант, продолжайте как ни в чем не бывало ругать, унижать и всячески поносить ваших слуг, чтобы они ни в коем случае не заметили перемену в обращении. Если наш план сработает, то с охоты мы не вернемся. Это единственный выход. Но прежде вы должны поклясться, что не причините мне зла, в противном случае я буду вынуждена позвать вождя, передать ему вас и пустить себе пулю в лоб.

– Клянусь! – торжественно ответил Обергатц. – Я не причиню вам никакого вреда, леди Грейсток.

– Хорошо, – ответила Джейн, – мы заключаем этот союз, чтобы помочь друг другу вернуться к цивилизации. Но, да будет вам это известно, уважительного к себе отношения от меня ждать нечего. Я – утопающий, а вы – соломинка. Имейте это в виду, немец.

Если поначалу Обергатц и сомневался в истинности ее слов, то тон, которым она их произнесла, развеял его сомнения. Немец тут же выдал пистолет и ружье, а также патроны.

Своим обычным высокомерным тоном он позвал слуг и объявил, что он и белая леди собираются поохотиться в джунглях, и отдал им распоряжения относительно охоты.

Негры бросились исполнять распоряжения с невиданным доселе рвением, и Джейн и Обергатц, покидая деревню, заметили, что они перешептываются и посмеиваются.

– Этих свиней забавит то, что накануне своей смерти я иду на охоту, чтобы добыть мясо, которое им же и достанется, – пробурчал Обергатц.

Как только носильщики со снаряжением исчезли в джунглях, Джейн с Обергатцем последовали за ними той же дорогой. Никто не пытался их задержать. Все они хотели, чтобы белые принесли мясо, прежде чем их убьют.

Пройдя четверть мили, Обергатц повернул на юг и устремился вперед, стараясь уйти от селения как можно дальше. Он успел изучить привычки туземцев, поэтому знал, что ночью преследования не будет. Местные жители боялись Нумы-льва.

Итак, для двух белых начались долгие и трудные скитания по джунглям, полные страха и опасностей. Их путь лежал на юг Африки, где среди буров, по мнению Обергатца, они найдут сочувствие и возможность вернуться назад в Германию. Женщина была вынуждена идти вместе с ним.

Скитания привели их через горы в долину Яд-бен-ото, к северному берегу озера недалеко от А-лура. Здесь на них напала группа охотившихся хо-донов.

Обергатцу удалось бежать, а Джейн взяли в плен и привели в А-лур. С тех пор о немце она ничего не слышала и не знала, погиб ли он в джунглях или сумел добраться до юга Африки.

Джейн поместили в храм, и, поскольку Ко-тан и Лу-дон никак не могли поделить ее между собой, она провела там все это время. И вот теперь она сидела на краю лодки, видела перед собой спины врагов и слышала могучий храп Мо-зара.

Темный берег манил Джейн своей близостью. Она тихо соскользнула с кормы в холодную воду озера и нырнула под воду, стараясь как можно дольше не появляться на поверхности. Затем вынырнула и поплыла к берегу.

Безоружная, в стране, населенной враждебным народом и дикими зверями, она, тем не менее, впервые за все эти месяцы почувствовала облегчение. Наконец-то она на свободе! Пусть даже ее ожидает скорая смерть, но по крайней мере в эту минуту она абсолютно свободна!

Она с трудом сдержалась, чтобы не закричать, когда, выйдя из воды, оказалась на сухом берегу. Ах, если бы только рядом был ее муж, такой сильный и смелый! Большего она не могла желать. Каменная громада города с его комфортом и прелестями цивилизации не обладала для Джейн такой притягательной силой, как джунгли с их величественным чувством свободы.

Где-то рядом зарычал лев. У Джейн невольно побежали по телу мурашки, но она не испугалась. Просто сработала унаследованная от далеких предков инстинктивная реакция на присутствие древнего врага, вот и все. Женщина направилась в сторону леса.

Снова раздалось рычание льва, на сей раз уже ближе. Джейн поспешила укрыться на раскидистом дереве, где устроилась на ночь.

Долгое и опасное путешествие с Обергатцем закалило ее нервы и мышцы. К жизни в лесу она привыкла давно и нашла себе укрытие, следуя примеру Тарзана. Сон сморил ее сразу, и, хотя было холодно и неудобно, она заснула крепко, как спят люди, в душе которых возродилась надежда.

Джейн спала до тех пор, пока не стало припекать солнце. Она хорошо отдохнула и ощущала прилив бодрости. Ее охватило блаженное состояние покоя и счастья. Она встала и потянулась. Затем внимательно осмотрела землю внизу, прислушалась и лишь потом спустилась с дерева. Движения Джейн отличала особая грациозность, напоминающая повадки леопарда.

Ей захотелось искупаться в озере, но оно просматривалось отовсюду и, кроме того, находилось слишком далеко от спасительной зелени леса. Передумав, Джейн стала бродить в поисках пищи, которую нашла в изобилии. Она подкрепила силы и передохнула. Определенной цели у нее пока не было. Свобода оказалась для нее настолько свежим и новым чувством, что о делах думать не хотелось.

Цивилизация казалась ей теперь далеким забытым сном. О, если бы она могла жить здесь, в джунглях, дожидаясь конца разлуки с Тарзаном! Эта старая надежда ожила с новой силой. Она знала, что он обязательно найдет ее, если только не погиб. Она ни минуты не сомневалась в этом, хотя и допускала, что встреча может запоздать. Только бы он не погиб!

Да, он отыскал бы ее, если был бы жив, а если нет, то ей лучше оставаться здесь, чем где бы то ни было. Ей оставалось только терпеливо ждать конца.

Побродив по лесу, она случайно наткнулась на родник с чистой, как кристалл, водой. Здесь она утолила жажду и искупалась. Местечко было тихим и прекрасным. Со дна ручейка она подняла горсть камешков и стала их рассматривать. Тут она заметила на пальце кровь и обнаружила порез. Джейн стала искать причину и обнаружила среди камешков кусок вулканического стекла, острый как бритва.

Джен Клейтон пришла в восторг. Само Провидение вложило ей в руки то, что могло отныне служить ей как инструментом, так и оружием. С таким оружием ей многое будет под силу, без него же – ничего.

Она поискала еще и нашла такие же осколки, которыми наполнила мешочек, висевший у нее на поясе. Затем забралась на дерево, чтобы спокойно разглядеть драгоценную находку. Некоторые осколки напоминали лезвие ножа, другие могли служить наконечниками копья, а маленькие – наконечниками стрел.

Джейн решила в первую очередь изготовить копье. Это было легче всего. Она нашла дупло в стволе дерева, куда спрятала все осколки, кроме одного – в виде лезвия ножа.

Спустившись на землю, она отрезала прямую ветку для древка копья. В свое время ей часто приходилось, наблюдать, как их делали преданные ей вазири. Они-то и научили ее обращаться с копьем.

Взобравшись снова на дерево, она продолжила работу и не заметила, как начала напевать некую мелодию, а когда спохватилась, то резко оборвала себя. Впервые за все горькие месяцы с ее уст сорвалась песня.

– Я почти что чувствую, что Джон близко. Мой, Джон, мой Тарзан!

Она вздохнула.

Закончив мастерить древко копья, Джейн разрезала его на конце и вставила острый наконечник. Укрепила его, как смогла, и получилось копье, правда, далекое от совершенства.

27
{"b":"3398","o":1}