ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мо-зар желает стать королем, – поведал Пал-сат, – но и Лу-дон желает стать королем. Мо-зар не намерен отдавать незнакомца, выдающего себя за Дор-ул-ото, а Лу-дон хочет его убить.

Пал-сат приблизился к жрецу и прошептал ему на ухо:

– Хочешь стать верховным жрецом А-лура, действуй, – это в твоей власти.

Пал-сат замолчал, ожидая ответа.

Жрец от подобного предложения, конечно же, пришел в восторг.

Верховный жрец А-лура! Ведь это почти равносильно тому, чтобы быть королем Пал-ул-дона, настолько велика власть.

– Что для этого нужно сделать? – шепотом спросил он.

– Убить одного и привезти в А-лур другого, – ответил Пал-сат.

Видя, что жрец проглотил наживку, Пал-сат направился к выходу. Теперь жрец будет лезть из кожи, чтобы добиться своего.

Пал-сат не ошибся. Верховный жрец был готов на убийство ради высочайшего сана, однако не мог сообразить, какую из жертв следует убить, а какую привезти в А-лур.

Посвященный в план Лу-дона Пал-сат знал, что только публичное принесение в жертву Тарзана способно укрепить авторитет Лу-дона, а убийство Мо-зара, претендовавшего на трон, – принести верховному жрецу королевскую власть.

Верховный жрец Ту-лура решил, что убить нужно Тарзана, в А-лур же привезти Мо-зара. Исполнив это, он станет верховным жрецом А-лура. Он не мог заподозрить, что по прибытии в А-лур сам падет от руки Лу-дона. Не знал он и о том, что в храме ему уже роется могила.

Итак, вместо того, чтобы уничтожить Мо-зара, он вызвал дюжину вооруженных людей и велел им ночью убить Тарзана в львиной яме.

Наступила ночь. Тарзан в поте лица трудился над решеткой. Вдруг в коридоре послышались звуки приближающихся шагов. До сих пор человек, приносивший еду, приходил один. На сей раз шагов было больше, и Тарзан заподозрил неладное, однако работать не бросил.

Шаги остановились перед его дверью. Подошедшие услышали царапанье ножа и стали перешептываться. Рисковать им не хотелось. Двое из них должны были рывком поднять дверь, а остальные с дубинками наброситься на Тарзана. Переждав немного, верховный жрец подал сигнал, дверь поднялась, воины ворвались внутрь и бросились к темной фигуре у окна.

Но когда они зажгли фонарь, то обнаружили перед собой груду шкур, снятых с окон. Камера же оказалась пуста. Один из них вплотную приблизился к окну. Все прутья решетки, кроме одного, исчезли, а к нему крепилась веревка, сплетенная из кожаных полосок, отрезанных от шкур.

К угрожавшим Джейн Клейтон природным опасностям добавилась новая – Обергатц знал о ее местонахождении. Львы и пантеры страшили ее куда меньше, чем возвращение этого подлого «Ганса», которого она боялась с самого начала, но иначе, чем теперь, когда страх охватил все ее существо.

Снова и снова она корила себя за то, что не убила его, как убила бы вставшего у ней на пути опасного хищника, но потом решила, что ни к чему заниматься самобичеванием. Если они встретятся еще раз, ее быстрое копье сделает свое дело.

Той ночью ее маленькое гнездышко, расположенное на высоком дереве, уже не казалось ей безопасным, как раньше. То, что являлось препятствием для пантеры, не явится препятствием для человека. От малейшего звука вдалеке Джейн впадала в панику.

Но вот звук раздался вблизи. Джейн в страхе застыла. Вдруг под домиком закачалась ветка. Она схватила копье. У двери раздался скребущий звук. Что это могло быть?

Джейн подползла к двери. Кто-то явно пытался проникнуть внутрь ее жилища.

Джейн встала на колени, просунув наконечник копья в зазор между ветками. Пришелец, очевидно, услышал ее движения, поэтому перестал таиться и стал яростно ломиться в дверь.

Джейн ткнула копьем и почувствовала, как оно вонзилось во что-то мягкое. Раздался вопль, грубая брань, и тело потелело вниз, ломая ветки. Это был Обергатц. Она узнала его по ругательствам.

С земли не доносилось ни звука. Неужели убила? Она молила об этом, молила от всей души. Только бы избавиться от этого отвратительного типа!

Всю ночь Джейн прислушивалась, не смыкая глаз. Утром она ожидала увидеть мертвое тело с запрокинутым кверху ненавистным лицом. Она молила, чтобы пришел лев и утащил труп. Внизу стояла полная тишина.

Джейн была рада, что он мертв, и в то же время содрогалась при мысли об отвратительной пытке, предстоявшей ей утром, ибо ей придется хоронить то, что осталось от Эриха Обергатца, и жить над могилой убитого ею же человека.

Она упрекала себя в слабости, внушая себе, что убила из самозащиты, а значит поступок ее был оправдан. И все же, воспитанная в цивилизованном обществе, Джейн продолжала терзаться угрызениями совести.

Наступил долгожданный рассвет. Солнце осветило вершины гор за долиной Яд-бен-ото. Джейн боялась выйти наружу. Хватит отсиживаться! Она отворила дверь выглянула вниз, но никого там не увидела. Выйдя из укрытия, она крадучись спустилась на землю.

Под деревом оказалась лужа крови и цепочка алых капель, тянущаяся к берегу озера. Выходит, она его не убила. Джейн испытывала двойственное чувство облегчения и досады. Отныне ей придется быть всегда начеку. Он может вернуться, но, по крайней мере, ей не придется жить над его могилой.

В этот день она прислушивалась к каждому звуку.

Еще вчера она сказала бы, что у нее стальные нервы, а сейчас уже нет. Она пережила потрясение, наступила реакция.

Возможно, завтра все переменится, и все же что-то говорило Джейн, что уже больше никогда ее маленькое укрытие и тот кусочек джунглей, который она называла своим, не будут прежними. Над ней постоянно будет висеть угроза со стороны этого человека.

Уже не спать ей крепким сном в долгие ночи. Безмятежный мирок Джейн был безвозвратно нарушен.

В эту ночь она постаралась, как могла, укрепить дверь. Джейн очень устала, ибо предыдущей ночью совсем не спала, однако долго еще лежала с открытыми глазами, всматриваясь в темноту. Что видела она там? Картины из прошлого, от которых на глазах у отважной женщины наворачивались слезы – бунгало, разрушенное той самой силой, что преследовала ее и здесь, в этом отдаленном и забытом уголке земли. Мужчину, чьи руки уже никогда не прижмут ее к своей груди. Высокого сильного сына, который смотрел на нее с обожанием своими смеющимися глазами, так похожими на глаза отца.

Наконец она забылась тяжелым сном. Сколько времени она проспала, Джейн не знала, а проснулась оттого, что кто-то снова трогал дверь. Под домом вновь закачалась ветка. Вернулся!

Джейн похолодела. Он или, не дай Бог… О, Господи! А вдруг он умер и явился его призрак? Она старалась отогнать от себя жуткую мысль, от которой впору было сойти с ума.

Она подползла к двери, за которой слышалось дыхание, и дрожащими руками вставила конец копья в отверстие. Она еще подумала, станет ли он кричать, падая вниз…

ГЛАВА XXI

Когда последний прут решетки поддался усилию, образовалось отверстие, в которое Тарзан протиснулся. Веревку он привязал еще заранее, и пока воины шепотом совещались, бронзовое тело проскользнуло через маленькую амбразуру окна и исчезло.

Тарзан выбрался из заточения, но продолжал находиться на территории храма. Темнота была ему на руку. Во мраке он постарается выйти из храма и пройти незамеченным по городу. Если удастся миновать стражу, все будет в порядке. В темноте он вполне сойдет за хо-дона.

И действительно, никто не обращал на него внимания. Наконец он приблизился к страже, состоявшей из полдюжины воинов, сидевших у ворот. Он шел с независимым видом, и часовые пропустили бы его, если бы выскочивший из храма воин не крикнул:

– Никого не выпускать! Из Пал-ул-я сбежал пленник!

Стражник в тот же миг преградил Тарзану путь, а другой к тому же узнал его.

– Хот-тор! – вскричал часовой. – Вот он! Держите его! Все сюда!

– Назад! Или всех поубиваю! – закричал Тарзан.

Воины двинулись вперед, впрочем без особого рвения. Слава Тарзана-бойца дошла и до воинов Мо-зара, и те благоразумно решили соблюдать дистанцию. Вот тогда Тарзану пригодилось то, чему он научился у Ом-ата и Та-дена. С быстротой молнии он завращал одновременно двумя дубинками, одной вокруг себя, другой поражая воинов одного за другим. Точные, выверенные движения вполне заменяли ему недостаток опыта. Но противники все же умудрялись замедлять его путь к воротам. Суд я по всему, они ждали подкрепления, и Тарзан удвоил усилия. Каждая секунда была на счету. В следующую минуту послышался топот ног, сопровождаемый дикими криками, которыми свежее пополнение рассчитывало подбодрить товарищей и вселить ужас в неприятеля.

31
{"b":"3398","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Инженер. Небесный хищник
Богатый папа, бедный папа
Зависимые
Инферно
Украина це Россия
Древний. Расплата
Hygge. Секрет датского счастья
Загадки современной химии. Правда и домыслы
Супруги по соседству