ЛитМир - Электронная Библиотека

– Отлично! – воскликнул Лу-дон при виде Пал-сата. – Даже твои рабы не узнают тебя. Не теряй времени, Пал-сат, действовать нужно быстро. Теперь все зависит от тебя. Мужчину по возможности убрать, а женщину непременно доставить живой. Понял?

– Да, повелитель, – ответил жрец и удалился.

Рядом с Кор-ул-я находилось необитаемое ущелье, в котором Я-дон решил сосредоточить свою армию для нападения на А-лур. Руководствовался он при этом двумя соображениями. Во-первых, он сможет сохранить свои планы в секрете от врага и получит преимущество при внезапном нападении с неожиданного направления. Во-вторых, важно было увести людей подальше от дворца, где распускались всякие слухи, из-за которых в рядах Лу-дона уже не раз назревал раскол.

Таково было положение дел, когда охрана с вершины скалы заметила огромного грифа с двумя людьми на спине. В первый миг Я-дон и военачальники не поверили сообщению. Я-дон решил удостовериться самолично и поднялся на скалу, откуда и в самом деле увидел верхом на грифе двух человек, мужчину и женщину. Вглядевшись в мужчину, он не поверил своим глазам.

– Это он! – воскликнул Я-дон. – Сам Дор-ул-ото! Гриф и его всадники услышали восклицание, но слов разобрать не смогли. Зверь взревел и помчался на звук. Я-дон с воинами поспешили в укрытие.

Во избежание ненужного конфликта Тарзан постарался повернуть грифа назад, тот разъярился и минут пять еще бесновался, прежде чем Тарзану удалось приструнить его. Угомонился зверь под деревьями, на которых укрылись Я-дон с воинами.

– Мы друзья! – закричал Я-дон. – Я – Я-дон, вождь А-лура. Мы все поклоняемся Дор-ул-ото и просим помощи в справедливой борьбе с Лу-доном.

– Так он еще не свергнут? А я думал, что ты уже король Пал-ул-дона.

– Нет, – помрачнел Я-дон. – Люди боятся верховного жреца. Во дворце появился человек, который выдает себя за Яд-бен-ото. Воины страшатся его. Но я уверен, что победа будет за нами.

Тарзан задумался.

– Я-дон был одним из немногих, кто верил в меня, – произнес он наконец. – Я у него в долгу. Я пойду с тобой, Я-дон. Скажи, что требуется от Дор-ул-ото?

– Он должен пойти со мной мимо селений в Я-лур, чтобы все жители видели его рядом с Я-доном.

– По-твоему, они поверят в меня? С какой стати? – спросил Тарзан.

– Кто посмеет сомневаться в том, кто едет верхом на грифе! Такое под силу только настоящему богу! – ответил старый вождь.

– А кто позаботится о моей подруге, если мы отправимся в А-лур? – обеспокоился Тарзан.

– Она останется в Я-луре с принцессой О-ло-а и моими женщинами, – ответил Я-дон. – С ними она будет в безопасности. Скажи, что ты пойдешь с нами, о, Дор-ул-ото, подари мне это счастье. С северо-востока на А-лур движется мой сын Та-ден. Если мы нападем под предводительством Дор-ул-ото, победа будет обеспечена.

– Пусть будет так, как ты сказал, Я-дон, – ответил Тарзан. – Но сперва накорми моего грифа мясом.

– В лагере мяса навалом. От нечего делать мои воины только и знают, что охотятся.

– Хорошо, – сказал Тарзан. – Пусть принесут да побольше.

Мясо вскоре прибыло, его положили на землю на некотором расстоянии. Тарзан соскочил со спины зверя и стал кормить прямо из своих рук.

– Проследи за тем, чтобы мясо у него не переводилось, – попросил он Я-дона. – Иначе он будет неуправляемым.

Утром, накануне выступления, Тарзан пошел проведать грифа. Зверь оказался на прежнем месте, рядом с ним лежали обглоданные кости – все, что осталось от льва и антилопы.

По пути в Я-лур отряд проходил через селения. Я-дон не ошибся: все без исключения жители уверовали в истинность Дор-ул-ото.

На подходах к Я-луру к отряду пристал незнакомый воин. О себе он сказал, что пришел из отдаленной деревни с юга и что с ним плохо обошлись Лу-дон и его жрецы. Я-дон, который был рад любому пополнению, принял его в отряд.

Теперь возник вопрос, что делать с грифом по прибытии в город. Тарзан с трудом удерживал зверя, норовившего напасть на всякого, кто оказывался вблизи. Постепенно гриф стал привыкать к присутствию хо-донов, но те на всякий случай держались от него подальше. Хо-донов ничуть не вдохновляла перспектива появления чудовищного зверя на улицах города. Наконец, было решено поместить грифа в обнесенное стенами место внутри дворцового сада.

Тарзан сам завел его туда. Грифу бросили побольше мяса и оставили его там.

Я-дон отвел Тарзана и Джейн к принцессе О-ло-а, которая, едва увидев его, бросилась на колени. Там же оказалась и Пан-ат-лин, обрадовавшаяся встрече. От О-ло-а Тарзан узнал, что Та-ден вернулся. О-ло-а станет его женой после окончания битвы за А-лур.

Воины стекались в город со всех сторон. Весть эту послали Та-дену, отряд которого стоял в нескольких милях от А-лура.

Пришло время расстаться с Джейн. Она оставалась под опекой О-ло-а, Пан-ат-лин и охранников дворца. С легким сердцем Тарзан попрощался с Джейн и пошел за грифом, уверенный в безопасности жены,

У А-лура Тарзан отпустил грифа за ненадобностью. Началось наступление на город.

ГЛАВА XXIII

Под покровом ночной темноты из дворца Я-лура в храм крадучись пробрался воин. Он направился в ту часть здания, где проживали младшие жрецы. Появление воина не вызвало подозрений, поскольку вооруженные люди часто наведывались в храм. Он подошел к комнате, где после вечерней трапезы собрались жрецы.

Как и все в Пал-ул-доне, воин знал о натянутых отношениях между дворцом и храмом в Я-луре. Я-дон терпел присутствие жрецов и позволял им совершать жестокие жертвоприношения только из уважения к вековым традициям хо-донов.

Всем было известно, что Я-дон ни разу не посетил храм, а верховный жрец никогда не появлялся во дворце.

Ночной посетитель также знал об этом, знал даже то, чего не мог знать рядовой воин. Поэтому он и пришел в храм в поисках помощи.

Войдя в комнату жрецов, он поприветствовал присутствовавших в традиционной для Пал-ул-дона манере и в то же время сделал знак рукой, смысл которого был известен лишь посвященным.

Таких жрецов, заметивших и понявших знак, нашлось несколько. К пришельцу приблизились двое и повторили жест. Они обменялись парой фраз, затем воин вышел из комнаты. Немного погодя следом за ним вышел и первый из подошедших, а вскоре и другой.

Троица прошла в небольшую комнату, дверь которой, как и комнаты женщин, проживавших в дворце, выходила в коридор. В одном из помещений находилась Джейн, спавшая там одна. По концам коридора стояла охрана.

Дворец безмолвствовал, погруженный в сон. Там, где правил Я-дон, ложились и вставали рано. Здесь не бывало диких оргий, столь частых во дворце А-лура. По сравнению со столицей, Я-лур был спокойным, тихим городом. И тем не менее, у каждого входа стояли часовые.

Караульные посты состояли всего из пяти человек, причем бодрствовал лишь один, а четверо спали. Так оказалось и на сей раз, когда двое, разделившись, направились каждый в свой конец коридора. Назвав пароль, они сменили на вахте часовых, которые без лишних вопросов с радостью уступили им свои места. После этого в коридор вышел третий, и все вместе они двинулись к комнате жены Тарзана. Один из них был тем самым, который втерся в отряд Я-дона. Лиц его сообщников видно не было, ибо жрецы не снимают маски перед посторонними.

Они тихо открыли дверь и вошли. На груде мехов в углу спала Джейн Клейтон. На полу лежали коврики. Вошедшие ступали бесшумно. Один из них поднял коврик и накинул на голову спящей, другой подскочил к ней и зажал ей рот, чтобы та не закричала. Затем Джейн связали руки и ноги. За все это время не было произнесено ни звука.

Поставив женщину на ноги, они грубо толкнули ее по направлению к окну, выходившему в сад. Джейн идти отказалась. Разозлившись, они были готовы применить силу, но не осмелились, опасаясь гнева Лу-дона. Пришлось поднять ее и нести на руках.

Джейн отбивалась как могла, но им удалось протиснуть ее через окно, где снаружи их уже ждали двое жрецов из храма.

34
{"b":"3398","o":1}