ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец он решил рискнуть и повис на веревке, пошире расставив ноги, чтобы в случае падения не угодить в ловушку в центре помещения. Затем медленно, осторожно стал подтягиваться на руках.

Все ближе и ближе становился потолок. Через минуту он сможет выглянуть из отверстия.

Тарзан уже приготовился ухватиться за край отверстия, как вдруг что-то захлестнулось вокруг его рук, и он повис в воздухе. Через секунду Тарзан почувствовал, что его тянут вверх.

Оказавшись на свету, Тарзан увидел, что находится в комнате, но не один, а в обществе жреца со страшной маской на лице, который держал в руках кожаные ремешки. Откуда ни возьмись на Тарзана накинулось несколько человек, связавших его по рукам и ногам. Он не мог оказать сопротивления, ибо руки его сковывала кожаная петля.

Битва продолжалась, а Та-ден все не шел. Силы Я-дона убывали.

В это время доставили связанного Тарзана.

– Вот он, самозванец! – завизжал, брызгая слюной, Лу-дон.

Обергатц, рассудок которого окончательно так и не прояснился, посинел от страха и неожиданности при виде величественной фигуры Тарзана. Теперь он снова увидел его, но не во сне, что часто бывало, а наяву. В сновидениях же Тарзан постоянно являлся ему как мститель, расправляющийся с капитаном Шнайдером, старшим лейтенантом фон Госсом и многими другими.

Обергатц словно не видел, что Тарзан связан, а значит, не представляет опасности. Он залопотал какую-то несуразицу, и Лу-дон понял, что в таком состоянии его вряд ли кто воспримет как бога. Из этих двух лишь Тарзан годился для роли всевышнего, но этого нельзя было допустить.

И тогда Лу-дон приблизился к Обергатцу и прошептал:

– Ты – Яд-бен-ото. Заяви во всеуслышанье, что он не сын тебе.

Немец очнулся.

– Я – Яд-бен-ото! – закричал он пронзительным от страха голосом.

Тарзан посмотрел ему прямо в глаза.

– Вы немец. Лейтенант Обергатц, – сказал он на чистейшем немецком. – Последний из тех троих, кого я так долго искал. Наконец-то бог свел нас вместе.

Обергатц увидел обращенные к нему вопросительные взгляды, воинов, стоявших лицом к лицу с противником, и разум его прояснился. Он понял, что промедление для него смерти подобно.

Громким, грозным голосом, каким он привык отдавать команды, Обергатц возвестил:

– Я – Яд-бен-ото! Это существо не мой сын! Он умрет на алтаре от руки бога, которого оскорбил. Пусть это послужит уроком для всех богохульников. Уберите его с моих глаз. А как только солнце будет в зените, благоверные соберутся перед алтарем и смогут лицезреть кару божественной десницы.

Обергатц воздел руки к небесам.

Тарзана увели прочь, а Обергатц обратился к воинам, стоявшим у ворот:

– Бросайте оружие, воины Я-дона! – возопил он. – Иначе я поражу вас молнией! Тот, кто послушается меня, будет прощен. Бросайте оружие!

Воины Я-дона заколебались, нерешительно поглядывая на своего вождя. Тот бросился вперед с криком:

– Только трусы и предатели способны на подобную измену. А те, кто предан Я-дону, не склонятся перед Лу-доном и лже-богом. Принимайте решение!

Кое-кто побросал оружие и нетвердой походкой вошел во дворец. Верные воины остались с Я-доном. Битва возобновилась, протекая с переменным успехом.

Близился полдень, а Та-ден все не шел. Битва стихла. Я-дон был вынужден сдаться в плен.

– Отведите его в храм! – приказал верховный жрец. – Пусть полюбуется на казнь своего сообщника, а там, глядишь, Яд-бен-ото велит и его самого прикончить.

В храме толпился народ. В центре стоял Тарзан, связанный по рукам и ногам, рядом – его жена. Повернувшись к Джейн, Тарзан кивнул на Я-дона.

– Это конец, – произнес он. – Я-дон был моей последней надеждой.

– По крайней мере, мы нашли друг друга, Джон, – отозвалась она, – и последние дни жизни провели вместе. Я молю лишь о том, чтобы меня не оставили в живых после твоей смерти.

Тарзан не ответил, ибо в глубине души опасался того же, чего и Джейн. Он напряг бицепсы, стараясь ослабить путы, но стоявший рядом жрец заметил это и ударил Тарзана по лицу.

– Скотина! – вырвалось у Джейн. Тарзан улыбнулся.

– Меня и раньше били, – сказал он, – и обидчикам ни разу не удавалось остаться в живых.

– Ты все еще не теряешь надежды? – удивилась Джейн.

– Я ведь пока не умер, – ответил он немногословно. Будучи женщиной, Джейн уступала этому человеку в отваге. В сердце своем она знала, что им придется умереть на алтаре. Тарзан также не видел иного исхода, однако его разум отказывался в это поверить.

В толпе показались Лу-дон и обнаженный Обергатц. Верховный жрец повел немца к алтарю. Встав по левую сторону от алтаря, Лу-дон шепнул что-то Обергатцу, кивком показывая на Я-дона.

– После лже-бога, – объявил Обергатц, – умрет и лже-король.

Он указал пальцем на Я-дона, после чего взгляд его обратился к Джейн.

– А женщина? – спросил Лу-дон.

– Участь женщины я решу позже, – ответил Обергатц. – Сначала поговорю с ней наедине, но сперва пусть увидит, что значит вызвать гнев Яд-бен-ото.

– Пора, – произнес Лу-дон, глядя на солнце. – Приготовьте жертву.

Лу-дон кивнул жрецам, окружавшим Тарзана. Те поволокли его к алтарю, подняли в воздух и положили на алтарь лицом кверху. Но прежде чем это произошло, Джейн, оказавшись в двух шагах от мужа, рванулась вперед и быстро поцеловала Тарзана в лоб.

– Прощай, Джон! – прошептала она. Жрецы схватили ее и оттащили назад. Лу-дон вручил Обергатцу жертвенный нож.

– Я – великий бог! – прокричал немец. – Сейчас вы увидите, как я караю своих врагов!

Он воздел лицо к солнцу и занес в воздухе нож.

– Так умирают богохульники! – завизжал он. В тот же миг поверх людских голов раздался резкий звук выстрела, в воздухе просвистела пуля, и Яд-бен-ото рухнул на тело живого Тарзана. Тут один за другим прогремели еще два выстрела, поразившие Лу-дона и Мо-зара.

Присутствующие, словно по команде, обернулись на выстрелы и увидели на окружавшей храм стене две фигуры – воина хо-дона и рядом с ним полуголого человека из расы Тарзана. Через плечо у него были перекинуты странные ремни с блестящими на солнце цилиндрами, в руках он держал диковинный предмет из дерева и металла, из конца которого шла струйка дыма. Хо-дон зычным голосом возвестил:

– Рядом со мной посланец смерти, прибывший передать волю истинного Яд-бен-ото. Развяжите Дор-ул-ото и Я-дона, короля Пал-ул-дона, а также женщину, подругу сына бога.

Будучи фанатиком, Пал-сат не мог спокойно глядеть на то, как рушится власть человека, кому он служил и кому верил, и его охватила жажда мести. Во всем был виноват один-единственный человек, лежавший в данный момент на алтаре.

Пал-сат подкрался к ножу, выпавшему из руки Обергатца, и прыгнул вперед, норовя подобрать его. Но не успели его пальцы сомкнуться на рукоятке ножа, как странный предмет в руках незнакомца пролаял снова, и Пал-сат рухнул замертво.

– Хватайте жрецов! – скомандовал воинам Та-ден. – А того, кто забоится, Яд-бен-ото поразит молнией.

Оказавшись свидетелями проявления божественной силы, люди, в том числе и воины, не стали мешкать, вдохновленные необычным предметом в руках того, кого Та-ден назвал посланцем смерти. Жрецы были окружены, и в ту же минуту хлынули воины с запада.

Особенно удивило всех то, что среди прибывших воинов оказалось много черных волосатых ваз-донов.

Во главе войска встал незнакомец со сверкающим оружием, справа от него находился Та-ден, а слева Ом-ат, черный вождь.

Воин, стоявший рядом с алтарем, схватил жертвенный нож и разрезал путы, связывавшие Тарзана. Затем освободили Я-дона и Джейн.

Недавние пленники остались стоять возле алтаря, а пришелец со сверкающим оружием бросился к ним и схватил Джейн в свои объятия.

– Джек! – разрыдалась на его плече Джейн. – Джек, сын мой!

Тарзан из племени обезьян обнял жену и сына. Король Пал-ул-дона и его воины склонились перед троицей в знак немого почитания.

ГЛАВА XXV

Через час все собрались в тронном зале дворца Пал-ул-дона. Я-дон восседал на вершине пирамиды. Рядом с ним по обе стороны стояли Тарзан и Корак, посланец смерти, достойный сын своего отца.

36
{"b":"3398","o":1}