ЛитМир - Электронная Библиотека

После короткой церемонии коронования Я-дон послал за О-ло-а и Пан-ат-лин. Затем возник вопрос об управлении храмом и о судьбе жрецов, оказавшихся почти поголовно ярыми сторонниками Лу-дона.

Я-дон обратился к Тарзану:

– Пусть Дор-ул-ото передаст этим людям волю своего отца.

– Вы легко сможете угодить своему богу. До сих пор жрецы внушали, что бог жесток, что ему нравятся кровь и страдания. Тем самым они стремились упрочить собственную власть. Но они обманывали вас. Их лживость доказана поражением жрецов. Заберите храм у мужчин и передайте женщинам, чтобы они правили в нем добром и любовью. Смойте кровь с западных алтарей и восточных. Однажды я дал Лу-дону возможность сделать это, но он не послушался моего мнения. Освободите всех, кто намечен в жертвы. Приносите в храм лишь то, что дорого вам самим, и оставляйте на алтаре. Бог благословит приношения, а женщины из храмов Яд-бен-ото раздадут их тем, кто в них больше всего нуждается.

Тарзан умолк под шепот всеобщего одобрения. Людям опостылело засилье жестоких жрецов, и вот явился авторитетный человек с дельным предложением. Оказывается, от старого религиозного порядка можно избавиться, не меняя при этом верования людей.

– Ас жрецами как? – раздался чей-то голос. – Давайте прикончим их на алтаре, если это угодно богу.

– Нет! – воспротивился Тарзан. – Не проливайте больше крови. Дайте им свободу, и пусть они занимаются тем, чем хотят.

Вечером во дворце состоялся пир, на котором впервые белые воины сидели бок о бок с черными. Между Я-доном и Ом-атом был заключен договор, согласно которому хо-доны и ваз-доны отныне становились союзниками и друзьями. Здесь же за столом Тарзан узнал о причине, по которой Та-ден прибыл с опозданием.

Прибывший от Я-дона гонец сообщил, что наступление переносится на день. И лишь позже обнаружилось, что гонец – переодетый жрец, засланный Лу-доном. Его тут же казнили, после чего поспешили во дворец.

На следующий день О-ло-а, Пан-ат-лин и другие женщины дворца Я-дона прибыли в А-лур, и в тронном зале состоялись церемонии бракосочетания Та-дена с О-ло-а и Ом-ата с Пан-ат-лин.

Тарзан, Джейн и Корак прогостили у Я-дона неделю. Затем Тарзан объявил о том, что покидает Пал-ул-дон. Его просили побыть еще, но Тарзан отказался.

Хозяева, полагавшие, что он обитает где-то на небесах, побоялись настаивать. Тарзан с женой и сыном отправились на север, в Кор-ул-я, в сопровождении черных воинов и хо-донов. Расставаясь с Я-доном и его воинами, Тарзан, как и подобает богу, благословил своих бесхитростных верных друзей, преклонивших колени на пыльной земле среди деревьев.

В Кор-ул-я они провели один день, в течение которого Джейн осматривала диковинные пещеры, а затем двинулись дальше к огромному болоту. Шли они спокойным, тихим шагом, сопровождаемые все теми же хо-донами и ваз-донами.

Всех троих волновал один и тот же вопрос: как перейти болото. Но меньше всех по этому поводу беспокоился Тарзан, жизнь которого состояла из сплошного преодоления препятствий. По личному опыту он знал, что тот, кто захочет, всегда добьется своего.

В его голове созрел очень простой план. Теперь все зависело от воли случая.

Наутро следующего дня люди приготовились выступить в дорогу, как вдруг, словно гром среди ясного неба, раздался жуткий рык грифа.

Тарзан улыбнулся. Вот он, их шанс. Вполне достойный бога способ покинуть Пал-ул-дон.

Тарзан покрепче сжал копье, сделанное руками Джейн, а потому ценимое им очень высоко. Он даже сказал ей, что копье должно занять видное место в коллекции древностей ее отца, профессора Портера.

Заслышав рев грифа, сопровождавшие Тарзана хо-доны вопрошающе уставились на человека-обезьяну, а ваз-доны Ом-ата стали искать глазами деревья повыше, ибо даже отряд воинов бессилен против этого зверя, шкура которого была неуязвима для ножей и копий.

– Погодите, я сейчас, – произнес Тарзан и с копьем в руках пошел навстречу грифу, выкрикивая ни на что не похожий клич Тор-о-донов.

Рев прекратился, и вскоре из-за деревьев появился огромный зверь, после чего Тарзан последовательно повторил все предыдущие действия.

В результате Джейн, Корак и Тарзан, оседлав грифа, двинулись через болото, распугивая всех пресмыкающихся.

На другой стороне болота они обернулись и прокричали прощальное приветствие Та-дену и Ом-ату, а также их отважным воинам, к которым испытывали уважение и восхищение.

Затем Тарзан погнал своего гигантского коня на север и остановил лишь на относительно безопасной территории. Они проводили взглядами удалявшегося грифа и замерли, обозревая напоследок эту землю – землю грифов и Тор-о-донов, землю львов, ваз-донов и хо-донов: первобытную, дикую и суровую землю, которую они успели полюбить, а потому милую и родную.

И, повернувшись снова к северу, они с легким сердцем отправились в страну, с которой не может сравниться ничто, – домой.

37
{"b":"3398","o":1}