ЛитМир - Электронная Библиотека

Та-ден усмехнулся.

– Каждый приводит такие же доводы, как и ты, Ом-ат, – сказал он.

– Хватит! – вмешался Тарзан. – Так недалеко и до ссоры, а ссориться нам нельзя. Мне хочется узнать побольше о вашей стране и о религии, однако не из ваших перепалок. Вы верите в одного бога?

– Да, но и в этом мы различаемся, – сказал Ом-ат с горечью.

– Различаемся… – едва не выкрикнул Та-ден. – А почему бы нам и не различаться? Возможно ли согласиться с тем…

– Прекратите! – воскликнул Тарзан. – Я, кажется, растревожил осиное гнездо. Давайте лучше не затрагивать политические и религиозные темы.

– Да, это лучше, – согласился Ом-ат, – но позволю себе заметить, что один и единственный бог имеет длинный хвост.

– Это богохульство! – вскричал Та-ден и схватился за нож. – У Яд-бен-ото нет никакого хвоста!

– Замолчи!

Ом-ат завизжал и рванулся вперед, но Тарзан тут же встал между ними.

– Хватит! – гаркнул он. – Давайте будем верны нашей клятве дружбы. Мы должны быть благочестивы перед богом, каким бы мы его ни представляли.

– Ты прав, бесхвостый, – сказал Та-ден. Он успокоился.

– Ом-ат, давай останемся друзьями.

– Хорошо, – согласился тот, – но…

– Никаких но, Ом-ат, – урезонил его Тарзан. Черный пожал плечами и улыбнулся.

– Пойдемте в долину, – сказал он. – Слева находятся пещеры моего племени. Я хочу снова увидеть Пан-ат-лин. Та-ден навестит своего отца там, внизу, а Тарзан поищет вход в А-лур. Договорились?

– Давайте пока не разлучаться, – возразил Та-ден. – Тебе, Ом-ат, придется искать Пан-ат-лин ночью. В город мы можем пойти в любой момент, там правит мой отец, и Я-дон всегда с радостью примет друзей своего сына. Но для Тарзана войти в город А-лур совсем другое дело, хотя туда проникнуть можно, и у Тарзана достаточно смелости. Подойдите поближе и слушайте, так как у Яд-бен-ото тонкий слух, и он может услышать.

Он стал шептать на ухо своим спутникам. А в этот момент в сотне миль отсюда маленькая, почти голая фигурка медленно брела по степи, постоянно оглядываясь.

ГЛАВА III

В Пал-ул-доне наступила ночь. Луна освещала скалы Кор-ул-я, Горла Льва, где жило племя Ис-сата. Из-за скалы появилась голова, волосатые плечи, и существо осмотрелось по сторонам.

Это был Ис-сат, вождь, который удостоверился в том, что за ним никто не наблюдает. Затем он повернулся лицом к белой меловой скале. Издалека казалось непонятным, каким образом волосатая фигура передвигается по отвесной скале, и только вблизи можно было обнаружить вбитые в скалу колышки, служившие человеку опорой.

Длинный хвост помогал Ис-сату двигаться с большой скоростью. Он походил на гигантскую крысу, ползущую по камню.

В меловой скале находились пещеры, имевшие одинаковый вид и одинаковые размеры. Перед входом в пещеру располагался выступ, образующий нечто вроде веранды. В глубине ее шел проход шириной в три и высотой в шесть футов. Судя по всему, это был вход во внутреннюю часть пещеры.

С другой стороны находились маленькие отверстия, служившие окнами. Через них в помещения поступал свет. Такие же отверстия, видневшиеся в скале на разной высоте, говорили о том, что и там тоже было жилье.

Кое-где текли ручейки, а верхняя часть скалы была черной от копоти.

В этом примитивном жилище обитали питекантропы. Вождь остановился у входа и прислушался, потом бесшумно скользнул внутрь. У двери, что вела во внутренние помещения, он снова остановился и снова прислушался, после чего тихо откинул шкуру, закрывавшую вход, и вошел в большую комнату. В дальнем углу мерцал свет.

К этому свету он и стал бесшумно подкрадываться. Свет шел через приоткрытую дверь соседней комнаты.

Там за столом на камне, покрытом шкурой, сидела молодая женщина ваз-донов. В одной руке она держала тонкую металлическую пластинку, очевидно, золотую, а в другой расческу.

Расческой она расчесывала свою густую шерсть. Ее одежда лежала рядом с ней. Фигура ее была красивой и грациозной. Несмотря на то, что все ее тело было покрыто шерстью, девушка была прекрасной.

То, что Ис-сат, вождь, также находил ее красивой, проявилось в изменившемся выражении его лица и учащенном дыхании. Он ворвался в комнату. Молодая женщина, с ужасом во взоре, мгновенно схватила свою одежду из львиной шкуры и набросила на себя. Ис-сат решительно подошел к ней.

– Что тебе? – прошептала она. Она прекрасно знала, что ему нужно.

– Пан-ат-лин, – сказал он, – твой повелитель пришел за тобой.

– Так вот зачем ты отослал моего отца и моих братьев выслеживать Кор-ул-лула? Уйди из пещеры моих предков!

Ис-сат улыбнулся. Это была улыбка сильного и злого человека, уверенного в своей власти, – нехорошая улыбка.

– Я уйду, Пан-ат-лин, – сказал он, – но и ты пойдешь вместе со мной – в пещеру вождя Ис-сата, и тебе станут завидовать все женщины Кор-ул-я. Пошли!

– Ни за что! – вскричала Пан-ат-лин. – Ненавижу тебя. Я скорее стану подругой хо-дона, чем пойду с тобой – мучителем женщин и убийцей детей!

Ужасная гримаса исказила лицо вождя.

– Яамка ято! – закричал он. – Я приручу тебя! Я сломаю твое сопротивление. Вождь Ис-сат берет то, что хочет, и никто не смеет возражать ему! Ты могла бы быть первой в пещере предков Ис-сата, но теперь ты станешь последней, и когда я разделаюсь с тобой, ты станешь принадлежать всем мужчинам пещеры Ис-сата. Так я поступаю с теми, кто отвергает любовь вождя!

С этими словами он набросился на девушку. Улучив момент, она схватила камень и сильно ударила его по голове. Ис-сат, не издав ни звука, рухнул на пол. Пан-ат-лин склонилась над ним, готовая ударить снова, если он придет в себя. Затем вытащила нож Ис-сата, заткнула себе за пояс и, оглядываясь, вышла из комнаты.

В нише во внешней комнате около выхода на карниз лежали колышки. Она взяла шесть колышков и вышла на карниз. Убедившись, что ее никто не видит, она стала спускаться к подножию. На поверхности скалы в шахматном порядке располагались в три ряда отверстия. Используя взятые колышки и переставляя их в отверстиях, девушка совершила спуск. Внизу росло сучковатое дерево, его Пан-ат-лин использовала как последнюю ступеньку для спуска. Это был один из тайных путей для бегства из деревни.

Существовало три таких спуска, пользоваться которыми разрешалось только в экстренных случаях. Тому же, кто вздумает спуститься без особой надобности, грозила смерть. Это Пан-ат-лин знала хорошо, как и то, что оставаться там после того, как она настроила против себя Ис-сата, было хуже смерти.

Девушка в темноте заторопилась в сторону холмов, которые находились в миле от Кор-ул-я. Это было ущелье воды Кор-ул-я, куда Ис-сат послал ее отца и братьев.

У нее была надежда, правда, очень слабая, встретить там отца и братьев, ну а если нет, то в нескольких милях оттуда находился Кор-ул-гриф, где она сможет надолго укрыться от Ис-сата, если удастся избежать встречи с ужасным чудовищем, чьим именем называлось ущелье.

Пан-ат-лин карабкалась по гребню Кор-ул-лула. Ей так хотелось, чтобы ее скорее заметили отец с братьями или их люди. Девушка не знала, что делать, куда идти. Она чувствовала себя маленькой и беззащитной, потерянной и одинокой в темной ночи.

Вокруг высились горы, и до ушей Пан-ат-лин доносились странные звуки. Вскоре она услышала звук, который издает гриф. Он шел из ущелья Кор-ул-гриф.

Девушку охватила дрожь. Через несколько секунд ее чуткие уши уловили другой звук. Что-то приближалось к ней, спускаясь с высоты по краю ущелья.

Она остановилась, затаив дыхание.

Пан-ат-лин была смелой, но, как и всякого первобытного человека, темнота пугала ее. Она многое пережила этой ночью, нервы были на пределе, и она чутко реагировала на малейший шорох, страшась знакомых ей ужасов, а еще больше – незнакомых.

Но сейчас раздавался не слабый шорох. Она надеялась встретить отца, а вместо него в темноте к ней приближалась сама смерть. Да, Пан-ат-лин была девушкой храброй, но всему есть предел. Она повернулась и бросилась бежать.

4
{"b":"3398","o":1}