ЛитМир - Электронная Библиотека

Пан-ат-лин была уверена, что она пропала. Смерти ей не избежать, но умереть от клыков тигра-людоеда или льва было ужасно.

Зверь настигал ее. Еще мгновение и ей конец. Пан-ат-лин резко повернулась, шагнула вперед и исчезла за краем ущелья.

Удивленный и раздосадованный лев прыгнул и остановился у самого обрыва. Он не мог понять, куда исчезла его жертва.

Внизу, в темноте ущелья Кор-ул-я, Ом-ат вел своих друзей к пещере своего племени.

Вскоре они остановились под большим деревом, которое росло рядом со скалой.

– Сначала, – прошептал Ом-ат, – я пойду к пещере Пан-ат-лин. Затем загляну в пещеру моих предков, поговорю с людьми одной со мной крови. Подождите здесь. Я скоро вернусь. Потом мы вместе пойдем к племени Та-дена.

Он беззвучно подошел к подножию скалы и начал взбираться. В темноте Тарзан не видел колышков в скале и с удивлением наблюдал за восхождением Ом-ата. Тот двигался медленно, ибо приближался к посту часового. Однако знание собственного народа подсказывало Ом-ату, что часовой скорее всего спит. Оказалось, что он не ошибся. Тихо и быстро поднялся он к пещере Пан-ат-лин. Тарзан и Та-ден ждали его внизу.

– Как это ему удается? – спросил Тарзан. Та-ден объяснил, что тот применяет для подъема колышки.

– Ты тоже сможешь запросто подняться. Правда, с хвостом гораздо удобнее.

Они смотрели до тех пор, пока Ом-ат не добрался до пещеры Пан-ат-лин, и вдруг оба увидели голову, высунувшуюся из пещеры.

Было ясно, что Ом-ата обнаружили. За ним тотчас же началась погоня.

Тарзан и Та-ден молча бросились к подножию скалы. Первым достиг ее питекантроп.

Тарзан последовал за ним и только теперь увидел колышки, зигзагом шедшие по стене. Он подпрыгнул, схватился за один из них и подтянулся на руках.

Когда он подтянулся настолько, что мог пользоваться ногами, то увидел, что передвигается довольно быстро. Та-ден, конечно, обогнал его, будучи более сноровистым в передвижении такого рода.

Оглянувшись, Ом-ат заметил преследователя. Тот в свою очередь глянул вниз и увидел Та-дена. В тот же момент он испустил крик, на который откликнулись голоса сотни дикарей.

Поднявшее тревогу существо достигло карниза перед пещерой Па-ат-лин. Там оно остановилось и обернулось к Та-дену, собираясь вступить с ним в схватку.

Приготовив дубинку, оно стояло и ждало, когда Та-ден поднимется на достаточное для удара расстояние. Со всех сторон воины Кор-ул-я бежали к пришельцам. Тарзан, который был почти рядом с Та-деном, увидел, что ничего, кроме чуда, не сможет спасти их.

Рядом, слева от Тарзана, открывался ход в пещеру, которая или пустовала, или ее обитатели еще не проснулись, поскольку из нее никто не вышел.

Тарзан рванул туда, схватил веревку, сделал петлю и метнул в направлении существа, угрожавшего Та-дену, с присущей человеку-обезьяне ловкостью. Веревка обвилась вокруг плеч жертвы. Тарзан дернул ее, и петля затянулась на шее преследователя.

Испустив дикий крик, ваз-дон полетел вниз. Тарзан напрягся, чтобы выдержать рывок, но тот оказался настолько резким, что Тарзан упал на колени. Поднявшись на ноги, он стал снимать веревку с тела поднятого им ваз-дона, ибо она еще могла пригодиться в качестве ценного оружия.

В течение нескольких секунд, прошедших с того момента, как Тарзан бросил веревку, ваз-доны пребывали в состоянии оцепенения, охваченные ужасом. Но вот один из них пришел в себя и бросился на Тарзана с угрожающими криками, призывая за собой остальных воинов.

Он оказался ближе всех к Тарзану. Если бы не он, Тарзан без труда бы добрался до Та-дена, звавшего на подмогу.

Тарзан поднял бездыханное тело ваз-дона над головой, издал дикий крик угрозы обезьян и швырнул его на нападавшего воина.

Удар был так силен, что ваз-дон упал, поломав колышки, вделанные в камень. Когда тела полетели вниз, к подножию скалы, ваз-доны разразились яростными воплями.

– Яд-гуру-дон! – вопили они. – Убей его! Тарзан оказался рядом с Та-деном.

– Яд-гуру-дон, – повторил Та-ден с улыбкой. – Страшный человек. Тарзан ужасный. Они могут убить тебя, но забыть – никогда.

– Они… Что это?

Слова Тарзана прервались восклицанием.

У входа в пещеру появились два тела, сцепившихся в смертельном объятии. Один был Ом-ат, другой – существо, подобное ему, только гораздо более косматое. Силы их были равны, оба боролись не на жизнь, а на смерть.

Боролись они молча, испуская время от времени стоны от очередного сильнейшего удара противника. Тарзан, подчиняясь естественному порыву помочь своему другу, подскочил к боровшимся, желая вступить в бой, но крик Ом-ата остановил его.

– Назад! – выкрикнул Ом-ат. – Это мой личный враг.

Тарзан мгновенно все понял и отступил.

– Это «ганд-бар» – битва вождей, – произнес Та-ден. – Тот, второй, судя по всему, вождь Ис-сат. Если Ом-ат убьет его без посторонней помощи, то станет вождем.

Тарзан улыбнулся. То был закон его родных джунглей – закон племени Керчака, человекообразных обезьян, древний закон первобытного человека, претерпевший изменение лишь под влиянием цивилизации, когда стали использовать кубок с ядом или прибегать к услугам наемного убийцы.

Затем его внимание привлек конец карниза. Над ним появилась мохнатая физиономия одного из воинов Ис-сата. Тарзан хотел было преградить ему дорогу, но Та-ден опередил его. Он крикнул:

– Назад! У них «ганд-бар»!

Воин внимательно вгляделся в боровшихся, обернулся и крикнул воинам:

– Это «ганд-бар» между Ис-сатом и Ом-атом. Затем он обратился к Тарзану с вопросом:

– Кто вы?

– Друзья Ом-ата, – ответил Тарзан. Воин кивнул.

– Мы придем позже, – сказал он и исчез. Битва продолжалась с неослабевающей яростью. Тарзан и Та-ден старались не мешать боровшимся, которые колотили друг друга руками, ногами и хвостами. Наконец один из них споткнулся и грохнулся на землю.

Ис-сат был безоружен, об этом позаботилась Пан-ат-лин. У Ом-ата на боку висел нож, однако он и не пытался прибегнуть к оружию. Это противоречило бы первобытным законам.

Они подкатились к краю обрыва. У Тарзана перехватило дыхание. Они катались взад-вперед, пока не произошло неминуемое – оба полетели в пропасть и скрылись из виду. Тарзан вскрикнул, так как он уже успел привязаться к Ом-ату. Та-ден подошел к краю и посмотрел вниз, ожидая увидеть там распростертые тела. Вместо этого его взору предстали двое борющихся, продолжавшие схватку в двух футах ниже от края скалы. Цепляясь за колышки ногами и хвостами, они чувствовали себя так же естественно на отвесной стене, как и на ровной площадке карниза.

Но теперь их тактика несколько изменилась, ибо Ом-ат, который был моложе, стал брать верх над Ис-сатом. Тому ничего не оставалось, как только защищаться.

Схватив вождя за пояс, Ом-ат пытался сбросить вождя со стены. Он постепенно ломал опоры, на которых стоял Ис-сат.

Вождь быстро терял силы, и с мыслью о неминуемой смерти к нему пришел страх.

Он цеплялся за Ом-ата, за любой выступ и колышек, лишь бы только спастись от неотвратимого страшного падения, и в то же время хвостом пытался достать нож из ножен Ом-ата.

Тарзан увидел это, и, как только Ис-сат вытащил нож, он по-кошачьи прыгнул и очутился рядом с Ом-атом.

Хвост Ис-сата изогнулся, норовя нанести исподтишка подлый удар ножом. Теперь многие увидели гнусную уловку вождя и разразились гневными презрительными криками. Тарзан изловчился и перехватил волосатый хвост Ис-сата, а Ом-ат в тот же миг сбросил с себя тело вождя. Колышки обломились, и Ис-сат полетел вниз.

ГЛАВА IV

Когда Тарзан и Ом-ат вскарабкались снова к пещере Пан-ат-лин и стали рядом с Та-деном, готовые ко всему, что бы ни последовало за смертью Ис-сата, взошло солнце и осветило верхушки деревьев.

Над Кор-ул-я какое-то мгновение стояла тишина. Люди племени глядели то на мертвое тело того, кто был их вождем, то друг на друга, то на Ом-ата и на тех, кто стоял рядом с ним. Наконец Ом-ат заговорил:

5
{"b":"3398","o":1}