ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Была все еще ночь. До рассвета было далеко, и Тарзан решил воспользоваться этим и выспаться. И он заснул.

Когда он проснулся, солнце стояло уже высоко. Он внимательно прислушался к звукам, которые его разбудили. Это были шаги, приближающиеся к западне. Все ближе и ближе! Он уже слышал голоса. Итак, они шли сюда. Как же они удивятся, увидев в яме вместо леопарда человека! Шаги подошли ближе, и стали слышны возгласы. Очевидно, они увидели, что кусты провалились вовнутрь. Кто-то заглянул в яму, и Тарзан увидел лица нескольких женщин-воинов и мужчин. Они были крайне удивлены.

– До чего хорош леопард! – воскликнул один из них. – Мафка будет рад иметь еще одного пленника.

– Но как он сюда попал? Как он смог пройти мимо стражи, охраняющей вход в нашу деревню?

– Давайте его вытащим отсюда. Эй, ты! Хватай конец веревки и обвяжись вокруг!

Конец веревки показался в отверстии.

– Спустите немного пониже, я зацеплюсь. Тарзан решил не сопротивляться по двум причинам. Во-первых, это означало бы немедленную смерть, а во-вторых, плен давал возможность встречи с Мафкой и, может быть, удалось бы спасти Вуда и его друзей. Ему и в голову не приходило, что он сам не сможет никогда выбраться из этого плена. Он даже не представлял себе подобного исхода.

Точно обезьяна, Тарзан быстро вскарабкался по веревке и, очутившись на земле, заметил, что со всех сторон на него направлены копья. Восемь женщин и четверо мужчин. Женщины были вооружены, а мужчины несли тяжелую поклажу. Женщины спросили:

– Кто ты?

– Охотник, – был ответ.

– А что ты здесь делаешь?

– Я спускался вниз по хребту, отыскивая Ньюбери, и провалился в яму.

– Но как ты сюда попал? В страну Кайи можно войти только через вход, охраняемый стражей. Как же ты прошел? Тарзан пожал плечами.

– Возможно, я прошел не этим путем.

– Другого пути нет! – настаивала женщина-воин.

– Но я прошел другой дорогой. Охотясь, я поднялся по хребту в нескольких милях отсюда. Вот почему я пришел с востока. Я искал более легкий подход к Ньюбери. Теперь, когда я выбрался из западни, я продолжу свой путь.

– Не так быстро, – сказала женщина, первая обратившаяся к пленнику. – Ты пойдешь с нами. Ты пленник.

– Хорошо, – ответил Тарзан. – Пусть будет по-вашему. Восемь копий против одного ножа.

Но теперь у него не было даже ножа. Они отняли его у него. Руки ему связывать не стали. Часть из них пошла впереди Тарзана, остальные – сзади. В другой ситуации Тарзан обязательно нашел бы шанс и скрылся от них, но сейчас ему нужно было попасть в город Кайи.

Сопровождающие его переговаривались в полголоса. Женщины занимались всякими сплетнями и обсуждали трудность добычи красок, которыми они мазали лицо и волосы.

Четверо мужчин, шагавших рядом с Тарзаном, старались вовлечь его в разговор. Один из них был швед, другой поляк, третий немец, а четвертый англичанин. Все говорили на языке Кайи – смеси многих языков. Тарзан прекрасно их понимал, но объяснялся с трудом. Они не понимали его, когда он пытался говорить на древних английском или французском языках. Таким образом, на современных чистых языках он говорить не мог – его не понимали то один, то другой. Наконец он решил объясняться с англичанином, сносно говорившим и на французском.

Тарзан слышал, как к нему обратились по имени Тролл, и вспомнил, что Стенли Вуд рассказывал о нем, упоминая охотника, которого тоже звали Тролл. Это был пухлый коротышка с массивными плечами и длинными руками. Он походил на небольшую гориллу с мощными бицепсами. Тарзан приблизился к нему вплотную.

– Вы были в экспедиции с Вудом и ван Эйком? – спросил он.

Человечек с удивлением взглянул на него.

– Вы знаете их?

– Я знаю Вуда. Они снова его поймали? Тролл кивнул.

– Вы не сможете уйти из этого чертова места. Мафка вернет вас обратно, если не убьет. Вуду почти удалось уйти от него. Парень… – он помолчал. – Скажите, вы Клейтон?

– Да.

– Вуд рассказывал мне о вас. Я представлял вас другим.

– Он еще жив?

– Да. Мафка еще не расправился с ним, но он не в себе. Ни одному еще не удавалось уйти так далеко. Он боится, что один из сбежавших организует военную экспедицию и пойдет на его город. Хотел бы я увидеть это.

– А как насчет Гонфала? – поинтересовался Тарзан. – Не может ли он остановить их так же, как и всех остальных?

– Никто не знает, но мы думаем, что нет. Потому что, если бы он мог это сделать, он бы так не боялся, когда от него сбегает тот или иной пленник.

– Ты думаешь, Мафка собирается разделаться с Вудом?

– Мы абсолютно уверены в этом. И не только потому, что Вуд убежал, а еще и потому, что он нарушил покой Гонфалы-королевы. Она негритянка, и ей не стоит связываться с белым.

– А Вуд говорил мне, что она белая.

– Она белее тебя, но взгляни на них. Разве они не похожи на белых? Они только выглядят белыми, но у всех у них течет негритянская кровь. Но никогда не напоминай им об этом. Помнишь у Киплинга: «Она однажды ночью пырнула меня ножом, чтобы узнать – черная у меня кровь или нет?». Они хотят быть белыми, и один Бог знает почему. Ведь никто кроме нас их не видит и нам не важно, какая у них кровь. Они могут быть хоть зелеными. Я лично женат на шести. И я должен выполнять любую работу, в то время, как они сидят кружком, расчесывая волосы. А я терпеть этого не могу. Я только избавился от старухи, оставив ее в Англии. Я думал, что она плохая, и убежал от нее. И к чему я только пришел – шесть жен!

Наконец показался город. Дома были преимущественно одно – и двухэтажные. Над всеми возвышался один четырехэтажный дом Мафки. Дворец и весь город выглядели очень древними. Многие дома были полуразрушенными. По улицам бродили чернокожие и белые женщины-воины. В тени играли несколько малышей и девушек.

Тарзан слышал, как о нем говорили. Одна из женщин заметила, что он стоит дорого. Но он продолжал идти дальше, не обращая на них внимания.

Внешне жилище Мафки напоминало дворец Вуры, хотя было массивнее и богаче. Теперь Тарзана сопровождали только восемь женщин, мужчины куда-то подевались. У тяжелых ворот все остановились, и Тарзан был передан внутренней страже, которая и повела его дальше. Минуя длинный коридор, они вошли в огромный зал, в противоположном конце которого стоял трон. Тарзан был настолько удивлен, что едва совладал со своим лицом. Он увидел Вуру!

Около него на другом тронном кресле сидела прекрасная девушка. Тарзан предположил, что это королева Гонфала.

Но Вура! Он своими собственными глазами видел его убийство. Неужели это магия?

Когда Тарзан подошел ближе, то ожидал, что Вура его узнает, но тот посмотрел на него так, как будто видел впервые в жизни. Он выслушал все, что ему доложила стражница, поймавшая пленника, не сводя глаз с Тарзана. Казалось, его глаза могут проникать прямо в душу, но ни намека на то, что он видел уже Тарзана раньше. По окончании доклада маг удовлетворенно кивнул головой.

– Кто ты? – задал он первый вопрос.

– Я англичанин. Я охотился.

– За кем?

– Мне нужна была пища.

Задавая вопросы Тарзану, маг не снимал руки с поверхности алмаза, покоящегося перед ним. Это был Гонфал – огромный алмаз Кайи, благодаря которому Мафка был так же всемогущ, как и Вура. Девушка рядом с ним сидела молчаливо и торжественно. Она не отрывала глаз от Тарзана. Мягкая и тонкая юбка из кожи леопарда покрывала ее ноги, верх ее одеяния был позолочен. А вокруг ее головы, казалось, был золотой ореол. Он был символом силы, но Тарзан знал, что истинная сила находится в фигуре, сидящей рядом с ней, в оболочке старой грязной кожи.

Наконец маг нетерпеливо сказал:

– Уведите его прочь!

– Мне не выбирать для него жен? – спросила Гонфала. – Женщины могут прекрасно заплатить за него.

– Я думаю, что лучше его уничтожить, чем отдавать женщинам. Он опасен. Уведите его.

Стражники отвели Тарзана на верхний этаж и поместили в огромной комнате. Здесь они оставили его одного, крепко закрыв за собой дверь.

12
{"b":"3399","o":1}