ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мужчина! Пленник, которого поймали сегодня.

– Здесь нет ни души, – отвечали воины.

– Сейчас же идите и сообщите Мафке, что пленник сбежал, – приказала Гонфала. – Пусть кто-нибудь из вас пойдет и проверит, как ему удалось это сделать. Поспешите! Не стойте как идиоты! Вы что думаете, я не понимаю, что говорю? Я вам говорю, что он был здесь! Отнял у меня кинжал и запер здесь. Сейчас же идите туда! Но кто-нибудь пусть останется здесь, он может вернуться!

Тарзан решил больше не медлить. Положив на край каминной стенки нож Гонфалы, он спрыгнул на пол своей комнаты и уселся на лавке. Через мгновение он услышал торопливые шаги по коридору. Дверь в комнату распахнулась. С дюжину воинов-женщин ввалились в комнату. Все обомлели.

– Где ты был?

– А куда бы я мог пойти? – как ни в чем не бывало спросил Тарзан.

– Ты же был в покоях королевы Гонфалы!

– Но как я мог туда попасть? – удивленно спросил Тарзан.

– Вот мы сами и хотим это знать. Тарзан пожал плечами.

– Кто-нибудь сошел с ума, – сказал он. – Но только не я. Если вы думаете, что я там был, то почему бы вам не спросить саму королеву?

Воины покачали головами.

– Какой смысл? – сказала одна из женщин. – Он здесь, нам больше ничего и не надо. Пусть Мафка сам разбирается.

И они покинули комнату.

Прошел час, но никаких событий не произошло. Стража снова пришла в комнату Тарзана и повела его неизвестно куда. Его вели по длинному коридору на тот же этаж, где он был раньше. Мафка был здесь. Он стоял за тем же столом, на котором, как и прежде, покоился огромный алмаз Кайи – Гонфал. Рука мага лежала на нем. На столе кроме камня лежало еще что-то, закрытое материей.

Чуткие ноздри Тарзана почуяли кровь, а глаза показали, что этот запах исходил от предмета, лежавшего на столе. Чья это кровь? Что-то говорило, что это человек, которого он уже видел. Тарзан стоял прямо перед магом, скрестив руки на груди и глядя тому в глаза. Оба молчали. Тарзан читал на лице мага страх и любопытство.

– Как ты попал в комнату королевы? – спросил Мафка, и в выражении его лица было что-то новое.

– Если бы я был в покоях королевы, кто знал бы об этом лучше, чем Мафка? – вопросом на вопрос ответил Тарзан. – И если бы я действительно там был, кому бы об этом лучше знать, как не Мафке?

Выражение лица Мафки стало свирепым.

– Я тебя спрашиваю, как ты попал туда?

– Откуда вы знаете, что я там был?

– Гонфала видела тебя.

– А она уверена, что это был я? Может это был страж или вообще это игра ее воображения? А не могла ли великая сила Мафки сделать так, что ей это просто показалось, будто я там был, в то время, как меня там не было?

– Но я не собирался этого делать.

– Может, это кто-то другой? – предположил Тарзан. Наверняка Мафке ничего не было известно, но почему назначение камина до сих пор не раскрыто? Хотя Кайи и поселились здесь значительно позже, чем эти здания были построены. Тарзан размышлял об этом, а Мафка вдруг спросил:

– Кто еще обладает такой же силой, как и Мафка?

Тарзан не ответил, и Мафка, казалось, забыл свой вопрос, продолжая внимательно разглядывать стоящего перед ним пленника. Через открытую дверь Тарзан видел спальню и лабораторию – все, как у Вуры. Было очевидно, что это личные покои Мафки. Вдруг маг задал еще один вопрос:

– Как ты проник к Зули без моего ведома?

– Кто тебе сказал, что я был у Зули? – в свою очередь спросил Тарзан.

– Ты убил моего брата и украл великий изумруд Зули. Ты шел сюда, чтобы убить и меня. Ты спрашиваешь, кто мне об этом сказал? Вот этот человек!

И он сдернул покрывало со стола. На Тарзана смотрели глаза истекающей кровью головы Лорда. Рядом лежал изумруд Зули. Мафка не сводил взгляда с Тарзана, стараясь увидеть его реакцию. Но ни один мускул на его лице не дрогнул. Снова наступила тишина. Нарушил ее Мафка.

– Так умирают враги Мафки. Так умрет каждый, кто нарушит спокойствие Кайи или будет сеять тут смуту – Он повернулся к стражникам. – Уведите его обратно в южную комнату вместе с остальными, приговоренными к казни. Это будет самый ужасный день, который они проведут у Кайи.

Окруженный стражниками Тарзан вернулся в свою комнату. Он думал, что приговоренные к смерти будут уже здесь, но он был один. Размышляя о том, кто будут те несчастные, он подошел к окну и выглянул на улицу. Так он стоял долгое время, обдумывая план побега Вуда, в успехе которого он не сомневался. Он и сам мог что-нибудь придумать, но ему были нужны сведения о Мафке и Кайи, которыми обладал Вуд. Только в этом случае могла прийти долгожданная свобода.

Размышляя о том, что надо вернуться в покои Гонфалы и вновь обрести в ней союзницу, он вдруг услышал шаги. Дверь распахнулась, и стража ввела четырех мужчин. Затем дверь снова закрылась.

Один из прибывших был Стенли Вуд. Увидя Тарзана, он издал радостный вопль.

– Откуда ты взялся? Что ты, черт возьми, тут делаешь?

– То же, что и ты – жду казни.

– Как же ты попал сюда? Я слышал, что тебе не страшна эта чертова сила Мафки.

Тарзан рассказал о неудаче с ловушкой на леопардов. Затем Вуд представил ему троих мужчин. Это были Роберт ван Эйк, Тролл и Спайк, двое белых охотников. Тролла Тарзан уже встречал.

– У меня не было возможности рассказать Вуду о тебе, – сказал Тролл. – Я сегодня вижу его в первый раз с того дня, как мы расстались. Меня только что арестовали, не знаю, правда, за что. А Вуд уже давно арестован. Интересно, что они собираются со мною сделать?

– Я скажу тебе, – ответил Тарзан. – Мы все пятеро будем казнены. Мне об этом только что поведал Мафка. Он говорит, что вы смутьяны.

– Вот птичка, а? Он знает обо всем раньше, чем вы успеете об этом подумать! – воскликнул ван Эйк.

– Я вчера говорил, что все беды из-за этой черной Гонфалы, негритянское отродье!

– Заткни свою грязную пасть, – зарычал Вуд, – или я заткну тебе ее сам!

Он быстро подошел к Спайку и ударил того в челюсть. Спайк отлетел к стене, а ван Эйк кинулся разнимать спорящих.

– Прекратите! – приказал он. – Мы и так хлебнули горя, чтобы еще ссориться между собой!

– Ты абсолютно прав, – вставил Тролл.

– Ладно, но Спайку придется прикусить язык, иначе я прибью его, как только представится случай. Он должен взять свои слова обратно!

– Тебе лучше извиниться, Спайк, – сказал ван Эйк. Охотник угрюмо взглянул на Вуда и прошептал:

– Беру свои слова обратно. Я ничего не имел против этой девчонки.

Вуд удовлетворенно кивнул.

– Хорошо. Я принимаю твои извинения. Затем он повернулся к Тарзану, стоявшему у окна и молчаливо наблюдавшему происходящее. Он постоял молча, затем тряхнул головой.

– Самое плохое, что Спайк прав. В ней течет черная кровь – они все имеют черную кровь. Но мне, собственно, абсолютно все равно. Я безумно в нее влюблен. Если бы ты только видел ее, ты бы понял.

– Я ее видел, – сказал Тарзан.

– Что? – воскликнул Вуд. – Ты ее видел? Когда?

– Почти сразу, как я здесь очутился.

– Ты хочешь сказать, что она приходила сюда?

– Она сидела на троне, когда меня привели.

– А, понимаю. Я думал, что, может быть, тебе удалось поговорить с нею.

– После этого я действительно поговорил с ней в ее покоях. Я нашел к ней ход.

– Что ты говоришь? Как она? Я не видел ее с тех самых пор, как снова сюда пожаловал. Я боялся, что с ней что-нибудь случилось.

– Мафка подозревает, что она помогала тебе в побеге. Он запер ее и держит под стражей.

– Ты говорил ей что-нибудь обо мне? – спросил Вуд в волнении.

– Да, она хочет тебе помочь. Сначала она была дружелюбна, но очень резко изменилась без всякого повода. Она стала опасной, начала звать на помощь.

– Да, она иногда становится такой – то нежная и прекрасная, то просто дьявол в юбке. Как ты думаешь, может, она просто не в своем уме?

Тарзан покачал головой.

– Нет, я так не думаю. Здесь что-то другое. Единственное, что надо сделать – это убрать ее отсюда. Да и нам нужно исчезнуть, прежде чем Мафка приведет в исполнение свой план. Мы должны сделать это сейчас же. Преподнесем-ка ему сюрприз.

14
{"b":"3399","o":1}