ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, – сказал Тарзан, – мир, безопасность автомобильных катастроф, уничтожающие войны… Вуд засмеялся:

– Но не будет львов, леопардов, диких слонов, змей и т. д.

– Лично я хочу только поесть! – воскликнула Гонфала.

– Думаю, сейчас нам принесут. Наконец дверь открылась. Два огромных подноса просунули в щель, и дверь захлопнулась снова.

– Единственная трудность, – отметил Вуд, – это отсутствие ножей и вилок.

– Ничего, – сказал Тарзан и вытащил свой нож. – Это даме.

Когда все насытились, орудуя единственным ножом, Гонфала сказала:

– Со мной что-то происходит. Я еле раздираю веки. Очень хочется спать.

– Со мной та же история. Вуд говорил уже в полусне. Форос спросил:

– А ты, Тарзан? Тот кивнул.

– Чертова дьяволица! Она подсыпала нам снотворного, – пробормотал он.

Тарзан видел, как его друзья один за другим засыпают на полу. Он старался бороться со сном, думая, проснутся ли они опять. Затем он опустился на одно колено и, потеряв сознание, свалился на пол…

***

Стены комнаты были украшены шкурами животных, у ног Менофры лежали Гонфала и Вуд, все еще без сознания. Около нее стоял Кандос, Форос лежал неподалеку.

– Ты послал дикого человека в тюрьму для рабов? – спросила Менофра. Кандос кивнул.

– Да, королева. На него надели цепи. Он слишком силен.

– Очень хорошо. Только глупцы поступают так, как обещали.

Они взглянули на Вуда, который, открыв глаза, медленно приходил в себя, соображая, где же он находится и что с ним происходит. Он очнулся первым и сразу же взглянул на Гонфалу. Грудь ее равномерно вздымалась и опускалась. Слава Богу, жива!

Вуд взглянул на королеву и Кандоса.

– Так вы держите свое слово? Затем он стал искать глазами Тарзана.

– А где Тарзан?

– С ним все с порядке. Из милости я не стала вас убивать.

– И что ты собираешься с нами делать?

– Дикого человека отправят на арену. Тебя и девочку не убьют сейчас. Вы мне пока пригодитесь.

– Зачем это?

– Узнаешь попозже. Форос скоро проснется. Гонфала открыла глаза и села.

– Что случилось? Где мы?

– Мы снова в плену. Это двуличные лжецы.

– Мы снова далеко от дома! – и слезы хлынули из глаз девушки. Вуд взял ее за руку.

– Будь храброй, дорогая!

– Я устала быть храброй, – всхлипывала девушка. – Мне хочется плакать навзрыд, Стенли!

Форос наконец очнулся. Он переводил взгляд с одного на другого и вдруг увидел Менофру.

– А, крыса проснулась! – проговорила королева.

– Ты меня освободила, моя дорогая!

– Ты можешь называть это как тебе захочется, – холодно продолжала Менофра. – Позже ты назовешь это по-другому.

– Давай обо всем забудем. Кандос, развяжи меня. Как тебе нравится связанный король?

– Мне, например, очень нравится! – Менофра оскалилась.

В дверь постучали, и в комнату вошел священник.

– Жени этих двух! – приказала Менофра. Вуд и Гонфала удивленно переглянулись.

– Мы мечтали, правда, не о такой свадьбе. В голове такой женщины не могут возникнуть благородные порывы. Церемония была чрезвычайно проста и закончилась быстро. Менофра все время саркастически улыбалась. Форос был вне себя от гнева. Когда все было кончено, Менофра сказала:

– Итак, кто встанет между этой парой – умрет. Ты понял, Форос? Ты понял, что потерял ее навсегда? Она повернулась к страже.

– А теперь уведите их. Отведите мужчину в темницу рабов, а Фороса в комнату, соседнюю с моей. Заприте его там.

***

Придя в сознание, Тарзан обнаружил, что закован в цепи, а железный ошейник не давал ему возможности уйти достаточно далеко от стены. Он был один. По солнцу он сообразил, что без сознания находился всего около часу. После подсыпанного им снотворного болела голова. Тарзан волновался за судьбу Вуда и Гонфалы. Надо было устроить побег. Но как?

Дверь распахнулась, и в комнату втолкнули Вуда.

– А я волновался, что там с тобой. Боялся, что тебя уже нет в живых.

Вуд уселся рядом с Тарзаном и рассказал ему о последних событиях.

– Как ты думаешь, зачем тебя заковали?

– Может быть, они хотели позабавиться, глядя на меня? – улыбнулся Тарзан.

Поздно вечером рабы возвратились с работ и окружили Тарзана. Один из них бросился вперед и схватил его за руку.

– Тарзан! Это ты?

– Я очень рад видеть тебя, Валтор! – Тарзан радостно улыбнулся.

– Я уже и не ожидал увидеть тебя! Что с тобой случилось?

Вуд поведал ему всю историю.

– Ваша подруга в безопасности до тех пор, пока жива Менофра. Но ей недолго осталось жить. Кандос слишком лжив, и Форос скоро снова обретет утраченную власть. Тогда не останется никакой надежды.

– Если бы я мог снять этот ошейник. Скоро мне на помощь придет Тудос с армией, он спасет нас всех.

– Но у нас ничего не выйдет с этим ошейником, – сказал Вуд.

Каждое утро рабы уходили на работы, и Тарзан оставался в одиночестве, подобно дикому зверю. По возвращении рабы подолгу обсуждали свою участь, настроение все больше изменялось, атмосфера накалялась.

– Какой бы король не пришел к власти, мы все равно останемся рабами.

– Нет, я обещаю вам всем, что когда к власти придет Зиго, все мы будем свободными. Я даю в этом свое честное слово.

Валтор был полон решимости.

С тех пор, как Тарзан был брошен в темницу для рабов, Спайк и Тролл держались друг за друга. Спайк очень боялся Тарзана и старался внушить страх и Троллу, который начисто забыл об алмазе. Единственное о чем он думал, так это о своей сестре Гонфале, которую он потерял, мысли же Спайка были обращены только на алмаз. Он надеялся, что король Атни обретет силу и вернет этот камень ему.

В тот вечер рабы ели скудную пищу и обсуждали план побега, когда открылась дверь и в комнату вошел офицер, неся ошейник с цепью.

– У меня для тебя подарок, аристократ, – сказал он, подходя к Валтору.

– А почему вдруг Форосу захотелось оказать мне такую почесть? – поинтересовался Валтор.

– Это не Форос, а Менофра. Сейчас она у власти.

– А, ну тогда понятно. Психология ненависти к моему классу аристократов. Ведь она была уличной девкой до замужества с Форосом.

– Болтай, болтай. Завтра утром ты и дикий человек умрете на арене. Дикий слон будет последним вашим воспоминанием.

XXIV

СМЕРТЬ

Рабы возмущенно гудели, узнав о смертном приговоре. Валтор был слишком известен среди аристократов, многие из которых томились в темнице.

Вуд очень сокрушался о судьбе своих друзей. Он не мог представить себе, что Владыка джунглей погибнет в этой безжалостной глупой стране.

– Что-то надо сделать, – сказал он. – Надо распилить цепи.

Тарзан покачал головой.

– Я уже с десяток раз осмотрел их, ничего не выйдет. Единственное, что можно сделать, так это разорвать их. Но я уже и это пробовал. Не получается. Нужно ждать!

– Но они собираются убить тебя! Неужели ты не понимаешь?

Тень улыбки прошла по лицу Тарзана.

– Многие люди умирали, умирают и умрут, друзья мои.

– Тарзан прав, – сказал Валтор. – Мы все умрем рано или поздно. Какое имеет значение, где это произойдет? Главное – это встретить смерть храбро. Что до меня, я даже рад, что меня убьет слон. Я ношу прозвище человек-слон с гордостью и предпочту умереть от него, нежели от льва.

– Я предпочитаю умереть от льва. Он убивает быстро, мучений меньше. А главное, что слоны – мои друзья, а друзья не убивают.

– Но этот слон не может быть твоим другом. – Валтор посмотрел на Тарзана.

– Я знаю. Но я имел ввиду не каждого слона в отдельности. А теперь хватит болтать. Я хочу спать.

Наступило утро дня их смерти. Никто не говорил об этом ни слова. Рабы готовили с Вудом плотный завтрак, стараясь сделать его как можно вкуснее. Слышались шутки. Валтор хохотал, и даже Тарзан улыбался своей редкой улыбкой. Вуд нервничал больше всех.

28
{"b":"3399","o":1}