ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вероятно, они знают цену каждого камня, в котором хранится своя особая сила.

В течение часа Тарзан нес американца, затем опустил его на землю.

– Может быть теперь ты сам сможешь идти?

– Я попытаюсь. Пошли!

Тарзан двинулся вперед к северу. Вуд колебался. Выражение его глаз и видимые усилия тела говорили о напряженном старании. Но что-то неведомое повернуло его обратно, и он торопливо зашагал на юг.

Тарзан бросился за ним. Оглянувшись, Вуд кинулся бежать. Какой-то миг Тарзан колебался. Этот парень ничего для него не значил, он был всего-навсего обузой. Почему бы не отпустить его на все четыре стороны и оставить в покое? Но увидев ужас на лице беглеца, Тарзан понял, что это Мафка уводит его прочь от Владыки джунглей.

Вероятно, то, что Мафка издевался над Вудом, толкнуло Тарзана вперед, чтобы догнать беглеца. Какой бы силой Мафка не обладал, не было ничего такого, что могло бы уйти от Тарзана.

Через несколько прыжков он нагнал измученного Стенли Вуда и схватил его. Американец начал слабо сопротивляться, пытаясь освободиться, и в то же время цепляясь за Тарзана, умоляя того спасти его.

– Это ужасно! – застонал он. – Неужели ты думал, что я могу убежать от этого старого дьявола? Тарзан пожал плечами.

– Вероятно, нет, – сказал он. – Я знал одного колдуна, который через много лет на большом расстоянии убил свою жертву. А этот Мафка, вероятно, необыкновенный колдун. В эту ночь они расположились на ночлег у Ньюбери, и утром, когда Тарзан проснулся, он увидел, что Стенли Вуд исчез.

IV

СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР

Исчезновение американца окончательно убедило Тарзана в том, что Мафка обладает действительно дьявольской силой. Он ни минуты не сомневался, что Вуд ушел, увлекаемый именно этой магической силой.

Тарзану оставалось только поражаться этой силе. Когда они устраивались на ночлег, Тарзан обвязал травяной веревкой американца, а другой конец веревки укрепил на своей руке. Очевидно, Вуд освободил себя и, не способный противиться этой неведомой силе, убежал, что являлось своеобразным вызовом Тарзану. Очевидно, это и было побудительной причиной, по которой Тарзан повернул назад, а может быть, в нем было желание помочь несчастному американцу.

Тарзан не пошел по тропе к реке Мафа, а двинулся на юго-восток от горной страны Зули, горы которой высились на подступах к стране Кайи.

Итак, через три дня он подошел к восточной стороне страны Кайи. Он был уверен, что Мафка будет ожидать его с другой стороны, следующим по пути за Вудом, что дало бы ему возможность легко взять Тарзана в плен или даже просто убить его. Или вывести на него большое количество женщин-воинов.

Тарзан решил появиться с той стороны, где его ждут меньше всего. Основную ставку Тарзан делал на то, что сила Мафки не сможет воздействовать на него. И был еще один момент, на который надеялся Тарзан. Возможно, Мафке было известно его дружеское расположение к Вуду и то, что он помогал Вуду противостоять этой силе. Возможно, чары Мафки были настолько сильны, что он мог читать мысли своих жертв на большом расстоянии, посредством их глаз видеть все вокруг. Таким образом, пока Тарзан находился рядом с американцем, Мафка чувствовал присутствие Тарзана и фиксировал его действия, идущие вразрез с волей Мафки. Но когда Вуда с ним не стало, Тарзан надеялся, что маг не мог следить за Тарзаном и, тем более, воздействовать на него.

Был полдень третьего дня после исчезновения Вуда. Тарзан взбирался по горному хребту. В каньоне под ним бил горный ключ, который являлся границей между землями Зули и Кайи.

Легкий западный ветер дул в лицо Тарзану, чуткие ноздри которого улавливали присутствие невидимых существ – Шиты-леопарда, рыжего волка и других. Но с востока долетали какие-то вообще непонятные запахи. Помимо всего этого за Тарзаном внимательно следили десять пар глаз спрятанных воинов. Семеро из них были бородатыми белыми мужчинами, пятеро – чернокожими. Тела их были покрыты шкурами диких животных, в руках луки и стрелы.

Они следили за спускающимся в ущелье Тарзаном. Видели, как он вытащил кусок мяса и съел его. Затем они двинулись за ним, стараясь не показываться ему на глаза. Иногда преследователи перекидывались несколькими тихими словами. Ветер дул от Тарзана, так что его великолепные слух и обоняние не могли помочь Владыке джунглей.

Воин, идущий впереди, говорил больше остальных. Это был белый с густыми каштановыми волосами и с серебристой бородой. Сложен он был прекрасно, а высокий лоб и глаза говорили об уме. Спутники называли его Лордом.

Тарзан устал. В течение трех дней он беспрерывно карабкался по горам, ни разу не присев отдохнуть. В прошлую ночь на него напали леопарды. Одного он убил, а остальные терпеливо следовали за ним, выжидая удобный момент для нападения.

Солнце стояло еще высоко, когда он прилег отдохнуть под кустом. Устал он зверски и все же отдыхать устроился в таком месте, куда невозможно было подойти, не потревожив его сон.

Тем не менее, когда он проснулся, было уже за полдень. Множество воинов окружало его, направив на него свои копья. Взглянув на их свирепые лица и увидев безжалостные глаза, Тарзан мгновенно огляделся по сторонам. Выхода не было. Не сказав ни слова, он молча смотрел на молчаливое кольцо. К чему слова? Преследователи ожидали увидеть страх в его глазах. Но ничего подобного не было. Он спокойно лежал, посматривая вокруг своими умными глазами.

– Ну, Кайи, – сказал наконец Лорд, – мы тебя поймали.

Очевидность его заявления была настолько ясна, что никаких комментариев не требовалось. Тарзан хранил молчание. Его больше интересовал язык, на котором к нему обратились, чем сами слова. Похоже, что перед ним стоял англо-сакс, изъяснявшийся на смешанном гальском наречии. В короткой фразе слышались слова из нескольких языков.

Лорд переминался с ноги на ногу.

– Ну, так как, Кайи, – после короткого молчания продолжал он, – что ты можешь ответить?

– Ничего, – сказал Тарзан.

– Поднимайся, – приказал Лорд. Тарзан встал.

– Отберите у него оружие! – рявкнул Лорд и затем, как бы сам с собой, пробурчал на английском: «Черт бы его побрал!»

Но теперь, казалось, Тарзан заинтересовался им. Это был англичанин. Вероятно, нужно спросить самому.

– Кто ты? – спросил Тарзан. – Почему ты решил, что я Кайи?

– Потому что ты прекрасно знаешь, что мы Зули, потому что в этих горах нет другого племени! – Затем повернулся к рядом стоящему воину и крикнул: – Свяжите ему руки за спиной!

Воины повели Тарзана через хребет в противоположную сторону. Было уже поздно, и Тарзан не мог разглядеть страну, к которой они приближались. Он только видел, что идут они по хорошо утоптанной тропе вниз к ущелью. Справа журчал ручей.

В ущелье было очень темно, но наконец они выбрались из него и оказались в стране Зули, где было значительно светлее.

Впереди мерцал слабый свет. Они шагали еще около получаса, и, только подойдя ближе, Тарзан понял, что это яркий костер горит в деревне, к которой они приближались.

Когда они подошли к воротам деревни, Лорд дал знак остановиться; он назвал пароль" и их пропустили. В середине деревни горел костер. Вокруг стояли двухэтажные дома. Около входа в деревню несколько прекрасно вооруженных женщин наблюдали за пришедшими. Все с нескрываемым интересом разглядывали Тарзана.

– А, Кайи! – слышалось вокруг. – Ты скоро умрешь!

– Плохо, что он Кайи, из него вышел бы великолепный муж!

– Возможно, Вура и отдаст его тебе, после того, как немножко познакомится с ним!

– Он никогда не будет ничьим мужем! Я не желаю мужа из львиного мяса!

– Надеюсь, Вура бросит его на съедение львам, у нас же давно не было зрелищ!

– Ну, нет, этого не будет. У него слишком красивая голова. Похоже, что у него есть мозги, а Вура не отдает львам таких умниц.

Через всю эту ораву Лорд вел свою жертву к дому, возвышавшемуся над всеми остальными, у входа в который стояла дюжина женщин-воинов. Одна из них сделала шаг вперед, и острие ее копья уперлось в грудь Лорда.

6
{"b":"3399","o":1}