ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Почему им так хочется быть белыми? – спросил Тарзан.

– Один бог ведает. Они никого, кроме друг друга не видят и никогда не увидят. Вероятно, главная причина кроется в прошлом. Очевидно, Мафка и Вура знают это. Говорят, что они вечно были здесь, что они бессмертны, но это, конечно, неправда.

Пока я жил тут двадцать лет, у меня собралась кое-какая информация. Вура и Мафка – два близнеца, прибывшие сюда из Колумбии много лет тому назад, привезли огромный изумруд, наверняка украденный где-нибудь. Как они раздобыли бриллиант Гонфал – я не знаю. Возможно, они кого-то убили при попытке удрать с ним из страны.

Самое интересное, что эти двое верят в силу своих камней. И это на самом деле так. Попробуй, лиши одного из них их камня, и вся сила уйдет от них. Но в этом мы еще больше убедимся, убив их. Хотя у нас нет никаких шансов на успех, мы все же собирались убить Вуру. Теперь же это невозможно. Я здесь, наши мечты не осуществлены. Меня отправят к львам, а тебя приговорят к смерти.

– А в чем тут разница?

– Меня отправят на двор, где держат львов. Но тобой Вура рисковать не захочет. Тебя могут растерзать на части – голову и все остальное. А Вуре понадобится твой мозг. Я уверен в этом.

– А почему, собственно, он ему понадобится?

– Ему нужен мозг таких людей, как ты – умных, смелых, независимых от его сверхъестественной силы.

– Но зачем он ему? – настаивал Тарзан.

– Для того, чтобы съесть его.

– О, понятно. Он верит в легенду, что, съев мозг храбреца, сам становишься храбрым. Я часто сталкивался с подобными явлениями.

– Все это чушь, – сказал Лорд.

– Не знаю. Я всю свою жизнь живу в Африке и многие вещи не отрицает хотя бы потому, что не понимаю их. Так что не берусь судить. Но я думаю вот о чем и полагаю следующее.

– Ну?

– Что Вуре не достанутся мои мозги, а тебя не бросят львам. Конечно, в том случае, если мы устроим побег.

– Побег? – фыркнул Лорд. – Ничего не выйдет.

– Может быть, но я ведь только полагаю. Ведь я не сказал, что уверен в этом наверняка.

– И как ты мыслишь это сделать? Взгляни-ка на дверь. И что, ты не видишь решетки на окне? А за окном…

– Пантера, – продолжил Тарзан за него.

– Откуда ты узнал о пантере? – в голосе Лорда послышалось удивление и подозрение.

– Запах Шиты очень терпкий, – ответил Тарзан. – Я почувствовал его сразу же, как только вошел сюда. А когда подошел к окну, все сомнения исчезли. Кстати, это самец.

Лорд покачал головой.

– Ну, я не знаю, как это тебе удается, но, тем не менее, ты прав.

Подойдя к окну, Тарзан внимательно осмотрел решетку.

– Глупец! – воскликнул он.

– Кто это? – в свою очередь спросил Лорд.

– Кто все это мастерил. Взгляни!

Он крепко уцепился за два прута и с силой дернул раму, которая поддалась под тяжестью его тела. Вытащив раму, Тарзан поставил ее на пол. Лорд свистнул.

– Человек! – воскликнул он в восхищении. – Вы сильны как бык. Но не забывайте о пантере и о том, что на шум во дворе мгновенно сбежится стража.

– Мы к этому готовы, – ответил Тарзан, ударяя рамой об пол. Потом, сильно нажав, выдернул из пазов два прута. – Думаю, это пригодится и послужит прекрасным оружием.

И Тарзан протянул Лорду один из прутов.

Оба затаили дыхание, поджидая стражу, привлеченную шумом. Но никто не появился. Только пантера разволновалась. Снизу донеслось злобное рычание. И когда они выглянули в окно, то увидели черного зверя, стоящего посреди двора, задрав вверх морду. Огромная черная кошка смотрела на них.

– Сможешь ли ты уйти отсюда, если мы выберемся за пределы города? Или Вура, подобно Мафке, может руководить действиями и помыслами жертв?

– В этом-то и зарыта собака. Собственно поэтому-то мы и решили его убить.

– А как он ладит с Зули? Они хорошо относятся к нему? – продолжал расспрашивать Тарзан.

– Страх, ужас и ненависть – вот все чувства, которые испытывают Зули. Больше ничего.

– Женщины тоже?

– А что случится, если он вдруг окажется мертвым?

– Чернокожие и белые, пленники и рабы заберут своих женщин и постараются пробиться к себе на родину. Все стремятся во что бы то ни стало выбраться отсюда, попасть к себе домой. Женщины, урожденные Зули, уже столько наслышались о прекрасном мире за пределами их страны, что тоже пойдут следом за мужчинами. Они знают от мужчин, что благодаря их огромному изумруду они будут богаты в этом новом для них мире и смогут жить счастливо. Если здесь на каждого белого приходится по десятку жен Зули, то в свободном мире каждая женщина будет иметь одного мужа, о чем каждая из них мечтает.

– Почему же тогда Зули сами не убьют Вуру?

– Страх перед его сверхъестественной силой. Они не только убьют его, но сами даже защитят его от опасности. Вот, если он вдруг окажется мертв, это уже совсем другое дело.

– Где он? Где он спит? – поинтересовался Тарзан.

– В комнате прямо за троном. Но почему ты спрашиваешь об этом? Ты ведь не…

– Я собираюсь его убить. Другого выхода нет. Лорд покачал головой.

– Ничего не выйдет.

– Один из моих соотечественников томится в тюрьме Кайи. С помощью Зули я освобожу его и всех остальных пленников, ибо я не уверен, что смогу справиться один. Мафка более осторожен и трусливее Вуры.

– Ведь ты предстал перед этим чудовищем всего один раз, да и то со связанными руками, – напомнил Лорд.

– Есть какой-нибудь иной способ проникнуть к нему в комнату кроме тронного зала?

– Есть. Но это трудно. Можно попасть к нему в спальню из этого двора, но там ходит пантера. Она охраняет и его и устраняет возможность побега пленников из заточения. В этой комнате мы как раз с тобой и находимся.

– Это плохо, – размышлял вслух Тарзан. – Я могу наделать много шума и уж наверняка разбужу Вуру, выламывая решетку из его окна.

– На его окне нет решетки.

– Но пантера! Как она умудряется стеречь его и охранять от покушающихся на его жизнь?

– Над этой пантерой Вура имеет еще большую власть благодаря все той же магической силе. Каждое ее действие под его контролем.

– Ты уверен, что на окнах Вуры нет решеток?

– Абсолютно уверен. Кроме того, его окно постоянно открыто, так что Вура в любую минуту может подозвать пантеру.

– Прекрасно! Я пройду к нему через окно.

– Ты продолжаешь забывать о пантере.

– Я не забыл о ней. Расскажи мне о каких-нибудь привычках Вуры. Кто с ним живет? Когда он встает? Где он ест? Когда он впервые выходит в тронный зал?

– Кроме него в спальне нет никого. Насколько мне известно, кроме него в этой комнате никто не бывает. Завтрак ему подается через небольшое отверстие в полу. Поднимается он с рассветом и тут же ест. В его распоряжении еще три комнаты, и что он там делает – одному дьяволу известно. Иногда какая-нибудь из его женщин-воинов приходит в эту комнату. Но ни одна еще не сказала нам, что она там видела или что там делается. Они слишком напуганы. Примерно через час после еды он выходит в тронный зал. К этому времени здесь уже собирается множество Зули. Тут он произносит приговоры, объявляет наказания за день прошедший и настоящий. Затем он идет в свои покои и остается там до вечерней трапезы, которая происходит в тронном зале. Таков распорядок его дня, когда не случается ничего непредвиденного.

– Хорошо! – воскликнул Тарзан. – Все пригодится для осуществления моего плана.

– Все, кроме пантеры, – заметил Лорд.

– Возможно, ты и прав, посмотрим, – сказал Тарзан, подходя к окну.

Пантера спокойно лежала у окна Вуры, положив голову на лапы. Тарзан прислушался, потом обернулся к своему новому знакомому.

– Пантера спит, – сказал Тарзан и перекинул ногу через оконный проем.

– Ты же не собираешься спускаться во двор! – воскликнул Лорд.

– Почему бы и нет? Это единственный путь к Вуре, а пантера спит.

– Она долго не проспит.

– А я и не жду от нее этого. Я только попросил ее поспать, пока я не спущусь к ней.

8
{"b":"3399","o":1}