ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ведь сейчас произойдет несчастье, и ничто не может помешать ему!

– Все может быть. Жди и смотри.

И Тарзан, перекинув другую ногу, повис на руках, держась за проем окна. В правой руке у него был зажат железный прут. Осторожно, в полной тишине, он скользнул вниз.

Затаив дыхание, Лорд следил за легкой фигурой, которая, коснувшись земли, подобно молнии мгновенно повернулась лицом к зверю. Пантера продолжала спать.

Словно лесной ветерок, Тарзан осторожно стал приближаться к зверю. Он уже прошел половину пути, когда зверь проснулся.

В окне наверху Лорд похолодел. Он не мог не восхищаться смелостью своего товарища по несчастью, но он все же считал его глупцом, рискующим жизнью.

В этот момент пантера прыгнула…

VI

ПОЙМАННЫЙ В ЛОВУШКУ

Ни один из диких котов не обладает такой свирепостью, как пантера. Сила, злобный и бешенный рывок, молниеносное наступление демоничны. Но все это было хорошо знакомо настороженному Тарзану. Он точно рассчитал все свои шансы во встрече со зверем и Вурой и сначала предпочел встречу с меньшим из зол, прекрасно понимая, что только таким образом сможет избавиться от обоих. И теперь его судьба решалась за какие-то считанные мгновения.

Черный зверь был подобен фурии, но молчаливой и смелой. Ни звука рычания не раздалось в ночи. Луна спокойно взирала на деревню Зули, и ничто не предвещало смерти.

Окаменевший Лорд стоял у окна совершенно неподвижно, глупо уставясь на разыгравшуюся трагедию. Из другого окна два глубоко посаженных глаза также неотрывно наблюдали за происходящим.

Успев размахнуться, Тарзан нанес огромной силы удар по голове прыгнувшего зверя. Раздался хруст ломающейся кости, тяжелый удар о землю и… тишина.

Лорд судорожно выдохнул воздух. Хотя все произошло у него на глазах, он никак не мог поверить в это. Горящие глаза из окна Вуры внезапно наполнились страхом, хотя он и продолжал наблюдать за дальнейшими действиями пленника.

Поставив ногу на труп зверя, Тарзан с минуту стоял, не двигаясь, сдерживая свой победный крик. В ночи по-прежнему не раздалось ни звука. Затем он обернулся к окну Вуры, и наблюдающие глаза сейчас же скрылись в темноте.

Тарзан остановился у окна, напрягая свой тонкий слух. Его натренированные уши уловили звук удаляющихся шагов, шлепанье сандалий по полу и почти бесшумно закрывающуюся дверь. Ноздри сказали о запахе Вуры.

Тарзан молча влез в окно, постоял, внимательно прислушиваясь и сжимая в руке железный прут. Не было слышно даже дыхания. Тарзан предположил, что Вура знал о его приближении и затаился, выжидая момент для нападения. В таком случае ему стоит удвоить внимание.

Лорд говорил ему, что у Вуры три комнаты. Наверняка к ним примыкает тронный зал. Но в какой из комнат затаился этот человек? Может быть он помчался за помощью? Все возможно, хотя Тарзан и не слышал никаких звуков приближающихся шагов.

Луна исчезла, и кромешная темнота окружала Тарзана, правда, его острые глаза, привыкшие к тьме, продолжали различать предметы.

Он бесшумно двинулся к следующей комнате, предварительно внимательно осмотрев все двери. Последняя дверь, вероятно, вела в тронный зал. Он вошел в первую дверь и бесшумно закрыл ее за собой. В комнате было темно, как в преисподней. Он напряженно вслушивался, но ничего не улавливал. Ноздри говорили Тарзану, что Вура был здесь совсем недавно, уши убеждали, что он ушел, вероятно, в следующую комнату.

Тарзан вошел в комнату, прекрасно зная, что Вура ожидает этого мгновения и ждет его за следующей дверью. Вдруг Тарзан ощутил, что что-то покрыло его ноги; казалось, на пол упала веревка. Тут же его осенило: его как дикого зверя загоняют в западню. Тарзан рванулся назад, но уже было поздно: веревки обвились вокруг его тела. Они затягивались, связывая его по рукам и ногам. Дальнейшая борьба была просто бесполезной. Тарзан попал в западню из сетки.

Дверь в следующую комнату открылась, и в проеме показался Вура с факелом в руке. На лице его мертвой головы змеилась гримаса. Сзади мага Тарзан увидел лабораторию, с потолочных балок которой свисали человеческие головы.

Эта комната освещалась несколькими факелами, а в середине, на столе, лежал огромный изумруд Зули, испускающий призрачный свет.

– Отныне ты приговорен к еще более страшной смерти, чем та, которую мы тебе придумали, – прохрипел Вура.

Тарзан хранил молчание. Он осматривал веревки, которыми был опутан. Это была толстая и крепкая сетка, свисающая с потолка до пола. Через дыру в потолке от сетки в комнату Вуры тянулась веревка. Эта веревка приводила в действие всю хитроумную ловушку.

Созерцая результат своего ухищрения, Вура был в прекрасном расположении духа. В глазах его не было больше ни страха, ни гнева. Он с интересом разглядывал Тарзана.

– Ты интересуешь меня. Пожалуй, я немного понаблюдаю за тобой. Правда, ты начнешь голодать и страдать от жажды, но человеку, которому суждено скоро умереть, не нужна пища и вода. Зато я разрешу тебе смотреть, как я ем и пью, и ты умрешь самой медленной смертью, которой когда-либо умирал человек. За то, что ты убил мое самое любимое существо, ты умрешь несколько раз. Но я также покажу, что я могу быть добрым и милосердным со своими врагами. Я не так жесток, как ты думаешь. Я постараюсь уберечь тебя от излишних страданий. Ну-ка, взгляни на меня поближе!

Говоря это, Вура разжигал огонь в камине. Затем взял металлический прут с деревянной ручкой и противоположный конец сунул в пламя. Затем он продолжал:

– Головы, которые ты видел, я препарирую. Это моя профессия. Я боюсь, что созерцание этих голов принесет тебе лишние страдания, поэтому я выжгу тебе глаза, чтобы ты их не смог видеть.

Тарзан продолжал молчать. Он не сводил глаз с безобразной фигуры старого мага, двигающегося в зеленоватом свете мерцающего изумруда. Неизвестно, о чем он думал, но только не о смерти. Вероятно, о побеге… Тарзан напряг мускулы и попытался разорвать веревки. Вура, наблюдавший за ним, засмеялся:

– Даже огромный слон и тот не может разорвать этой веревки.

Он склонил голову на бок, и смех замер на его губах.

Вура пришел в ярость, так как Тарзан совершенно не показывал испуга. Вура взглянул на железо, что-то бурча себе под нос.

– Взгляни сюда последний раз, мой гость, так как через минуту ты никогда уже больше не сумеешь что-либо увидеть.

Вура вытащил из огня раскаленный до бела прут и двинулся к пленнику. Веревки перетягивали руки и тело Тарзана, и хотя он и мог слегка двигать руками, но эти движения были очень ограниченными. Положение оказалось чрезвычайно тяжелым. Вура подошел ближе и поднял раскаленный прут на уровень глаз Тарзана. Затем внезапно ткнул этим прутом. Но жертва была начеку. Тарзан сумел прикрыть глаза рукой; прут лишь обжег руку. Снова и снова Вура тыкал прутом, но Тарзан предугадывал его движения и либо отводил голову, либо закрывался руками, обжигая их.

Вура бесился от гнева, что не получается задуманное. Затем он взял себя в руки, отбросил прут и отошел в глубь комнаты. Вернувшись и принеся веревку, он закрепил ее на сетке ловушки и, обходя пленника, стал все крепче и крепче обвязывать его тело. Потом он снова подошел к камину и схватил прут. Конец прута казался особенно алым в зеленоватом свете изумруда.

Вура вплотную подошел к Тарзану, который по-прежнему не выказывал страха. Тарзан знал, насколько он беспомощен, и ожидал своей участи с мужеством стоика.

Вдруг Вуру снова охватил приступ бешенства.

– Ты делаешь вид, что не боишься! – завизжал он, – но я заставлю тебя просить пощады. Сначала правый глаз!

И он бросился вперед, держа перед собой раскаленный прут на уровне глаз Тарзана.

В этот момент Тарзан услышал, как дверь позади Вуры раскрылась. Это был Лорд. Вура кинулся в противоположную сторону, спасаясь от железного прута, который Лорд поднял высоко над головой. Он завизжал, моля о помощи, но пощады не было. Крепко держа прут двумя руками, Лорд сразмаху ударил им по раскаленному пруту, который Вура, обороняясь, поднял перед собой. Прут упал на пол. Затем послышался хруст дробящихся костей, и Вура с проломленным черепом мешком скатился на пол.

9
{"b":"3399","o":1}