ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ей пришлось собрать в кулак всю волю, чтобы ее голос не дрогнул.

– Спрятались за спину Байрона? – с наигранной веселостью воскликнула она. – Дон Жуан, да и только! С вами не соскучишься.

Его лицо, освещенное отблесками корабельных огней, внезапно озарилось улыбкой. Он рассмеялся.

Эмми приподнялась на цыпочки и поцеловала его в щеку.

– Спасибо, что не разозлились за машину.

Спасибо? Броди на миг утратил дар речи. А что она от него ожидала? Что он закричит? Схватит ее за плечи и начнет трясти? Ради Бога, он ведь любит ее. Любит! Прошло всего двадцать четыре часа, как она ворвалась в его жизнь и повернула ее на сто восемьдесят градусов. Он ни минуты не сомневался, что с радостью умрет за нее.

И все же завтра ему придется отговорить человека, который, как она думала, ее любит, от женитьбы на ней. И если это удастся, скажет ли она ему «спасибо»?

Броди подавил в себе желание повернуться и поцеловать ее снова. Лишь коснуться губами кончиков ее тонких пальцев.

– Только не делайте так больше, – глуховато попросил он, когда они повернули к отелю.

– Ладно, не буду. – Пройдя в молчании несколько шагов, она спросила:

– Броди?

– Мм?

– Завтра вы позволите мне первой поговорить с Китом? Только одну минутку?

– Нет, Эмми, – сказал он, чувствуя, что сердце его готово вырваться из груди. – Если он вас любит, вам не о чем беспокоиться.

* * *

Эмеральда одиноко лежала в огромной кровати и не могла заснуть от беспокойства. Ей просто необходимо поговорить с Китом первой, иначе все ее планы провалятся с треском.

Она покрутила на пальце свое обручальное кольцо. Эта глупая штуковина была велика, и Эмми приходилось постоянно держать палец согнутым, чтобы оно не соскочило. Ну, ничего, остался всего один день, но сначала надо добраться до Кита и растолковать ему положение вещей, прежде чем Броди возьмется за беднягу. Она больше не имеет права допускать ошибки. Надо составить четкий план, а не дожидаться, пока удача сама свалится на голову. Три раза она пыталась воспользоваться случаем, и три раза ничего не получилось.

С другой стороны, случай столкнул ее с Броди. Тонкие брови Эмми моментально сдвинулись. Броди – необыкновенный человек, сильный, но ни разу не воспользовавшийся своей силой, чтобы подавить ее, как отец.

Вот он ходит в соседней комнате из угла в угол, не в силах заснуть на этом дурацком диване. Вот уже вторую ночь подряд ему приходится уступать ей свою кровать. При том что она на семь дюймов меньше его ростом и на пятьдесят фунтов легче. И самое меньшее, что она могла бы сделать, – это предложить поменяться местами.

Эмми вскочила с кровати, тихонько прошла через темную комнату, не зажигая света, и приоткрыла дверь. Броди сидел в глубоком кресле в дальнем углу. На нем были спортивные штаны, но футболку он на сей раз надеть не удосужился, и неяркий свет лампы, стоявшей у кресла, высвечивал смуглую золотистую кожу плеч, рельефные мускулы груди, слегка покрытой темной порослью волос.

Он был так прекрасен в этот момент, что у Эмми сердце сжалось от желания распахнуть дверь, броситься к его ногам и умолять, чтобы он сейчас же, немедленно увез ее на быстрой красивой белой яхте к своим волшебным островам. Если бы он только посмотрел в ее сторону! Но тут Эмми заметила лежащую на его коленях раскрытую папку. Он был поглощен изучением материалов, предоставленных Марком Ридом, хотел разобраться в слабостях Кита Фэрфакса, чтобы завтра заставить его взять деньги и исчезнуть.

В ее груди вскипела целая буря эмоций. Броди должен быть рыцарем в сверкающих доспехах. Но он им и был. Именно был. Завтра все будет иначе.

И если она хочет, чтобы завтрашний день сложился так, как нужно ей, то лучше сейчас перестать мечтать и начать думать.

Эмми прикрыла дверь и забралась под одеяло.

Большого выбора у нее не было, да и времени в обрез. Идею проскользнуть мимо Броди, пока он будет спать, Эмми отбросила сразу. Риск слишком велик, а если побег не удастся, другого шанса ей уже точно не представится.

Нет, лучше дождаться, когда Броди утром пойдет в душ. Наверняка он позволит ей занять ванную первой. Когда же он пойдет совершать свое утреннее омовение, она воспользуется несколькими минутами свободы и сбежит, взяв только маленькую сумочку. Большую сумку и косметичку она оставит, так что Броди не сразу заподозрит неладное.

Может быть, можно оставить и сумочку? Все, что ей необходимо, – это пятьсот франков, о которых Броди не знает. И носовой платок. И еще помада. И еще маленький блокнотик, где записаны координаты Кита. Все это вполне может уместиться в карманах джинсов.

Если бы только быть уверенной, что денег хватит на такси. Но Эмми не знала, далеко ли названная Китом деревушка находится от Экса. И далеко ли ферма от деревушки. Кит совершенно не разбирался в расстояниях; вытянуть из него какие-либо сведения было практически невозможно, особенно когда он погружался в работу.

Эмми пожалела, что не присмотрелась повнимательнее к карте Марселя, висевшей внизу, в холле, около консьержки, и что не выяснила точно, где находится их отель и где ближайшая остановка автобуса. Но горькая правда заключалась в том, что она вообще не обращала внимания ни на что, кроме Броди.

– Ой est l'anet d'autobus pour Aix, s'il vous plait? [11]– несколько раз пробормотала она про себя, пока эта фраза не стала произноситься легко.

Довольная, Эмми закуталась в одеяло и закрыла глаза. С вопросом проблем нет. Единственное, о чем следовало беспокоиться, – это поймет ли она ответ.

* * *

– Эмми? Вы проснулись? – (Эмми застонала. Любому идиоту было бы понятно, что она еще спит. Этот несносный человек просто не способен встать позже восхода солнца, и даже запах свежесваренного кофе не мог извинить его.) – Уже половина девятого, – добавил он.

Эмми широко раскрыла глаза. Половина девятого? Она не ослышалась? С трудом приподнявшись на постели, она отбросила волосы за спину и сонно поморгала. Прошлой ночью ей понадобилось немало времени, чтобы заснуть.

– Не может быть.

– Мне очень жаль. Я и так долго не хотел вас будить, но все же мне хочется поскорее покончить с этим. Вам, думаю, тоже.

Эмми снова застонала. Кит!.. Ее тщательно спланированный побег полетел к черту, и все из-за того, что она проспала. Теперь Броди, умытый, выбритый, одетый и готовый к выходу, сидел на краю кровати, держа в руках чашку кофе.

– Возьмите, это поможет.

Не правда, мне помочь не может ничто, мрачно подумала Эмми, но чашку взяла и отпила глоток.

– Спасибо.

– Не за что. В соседней комнате есть тарелка со свежими круассанами, если хотите.

– Я думала, что мы позавтракаем в каком-нибудь кафе, под открытым небом.

– Может быть, завтра, – неопределенно отозвался Броди.

– Завтра?

– Вы сможете позавтракать с Китом. А я – сам по себе, если будет настроение.

Эмми бросила на него сердитый взгляд.

– Едва ли вы захотите способствовать такому развитию событий.

– Да, вы правы, – кивнул он. – Но мы можем договориться. Если ваш художник окажется человеком, которого не купишь, я покидаю поле боя. – И с легкой улыбкой добавил:

– Честное слово. – Только теперь Эмми заметила, что его лицо словно посерело, а под глазами обозначились круги. Значит, не одна она не могла заснуть сегодня ночью.

– Я верю вам, – ответила она, протягивая руку, но Броди поспешно встал, отстраняясь от ее прикосновения. Припомнив его слова о том, что она недобрый человек, Эмми поняла, в чем дело. «О, Броди! – с тоской подумала она. – Держитесь. Еще немного».

– Хотя, конечно, я не могу предугадать реакцию вашего отца, – продолжал он. – Если вы останетесь во Франции, то у него будет в распоряжении целый месяц, чтобы продумать план действий. Без сомнения, он в первую очередь вызовет из Шотландии Холлингворта. Не исключено, что будет задействована ваша тетя Луиза.

вернуться

11

Скажите, пожалуйста, где находится остановка автобуса, идущего в Экс? (франц.)

20
{"b":"34","o":1}