A
A
1
2
3
...
22
23
24
...
30

Конечно, когда все закончится, Эмми непременно поблагодарит его. Едва заметная улыбка скользнула по ее губам при мысли о предстоящем удовольствии. Но пока важнее всего снова оторваться от него. Опередить хотя бы на час…

У водителя в кабине было радио или телефон для связи с диспетчерской, и Эмми даже задохнулась от мысли, внезапно пришедшей ей в голову.

Но она немедленно отмела ее прочь. Нет, она не может этого сделать. Это будет слишком ужасно… Броди никогда не простит ее… Но сейчас надо подумать о Ките…

Она поднялась и подошла к водителю.

– Pardon, – нерешительно начала она. Водитель обернулся и вопросительно посмотрел на нее. – Parlez-vous anglais? [12]– Водитель покачал головой. Понимая, что теперь все пассажиры внимательно прислушиваются к ее словам, Эмми повернулась к салону. – Пожалуйста, послушайте, – сказала она. – Меня преследует какой-то подозрительный мужчина. Он угнал машину. – Она указала на заднее стекло автобуса. Две дюжины голов разом повернулись назад, потом в ожидании снова уставились на нее. – Un stalker! – уже с отчаянием произнесла она, потому что автобус приближался к Эксу. – Un stalker anglais! – Она схватила телефон, лежавший у водителя. – Appelez les gendarmes! [13]– с драматическим выражением воскликнула она.

Пока водитель, поощряемый взволнованными пассажирами, набирал номер полиции, Эмми шлепнулась обратно на сиденье, клянясь, что сразу же по возвращении домой займется французским.

* * *

Броди не совсем понимал, чего хочет добиться Эмми, упорно оставаясь в автобусе. В машине ей было бы гораздо удобнее. Но она на каждой остановке жестами показывала, что не собирается выходить, и лукаво поглядывала на него своими блестящими глазами. Пассажиры входили и выходили, путешествие продолжалось. Это начало его беспокоить. На что она рассчитывала?

На подъезде к Эксу он наконец это понял, заметив, что его нагоняют две полицейские машины с включенными мигалками. Одна из них обогнала его, другая пристроилась сзади.

Броди остановился, заглушил мотор «рено» и вышел, недоуменно разводя руками, но смотрел он не на полицейских, а вслед уходящему автобусу. Эмми глядела на него из окна. Броди показалось, что она что-то сказала. Может быть, «простите»?

Но с прощением придется погодить, так как на его руки довольно бесцеремонно надели наручники и затолкали в полицейскую машину. Интересно, что могла Эмми наговорить, чтобы полиция помчалась за ним с такой бешеной скоростью? Уж наверняка что-нибудь ряда вон выходящее! Похоже, на сей раз дело не обойдется несколькими тысячами франков.

* * *

Эмми видела через заднее стекло, как полицейские прижали машину Броди к обочине и заставили остановиться. Пассажиры радостно загалдели и принялись поздравлять Эмми со счастливым спасением.

Но она чувствовала себя отвратительно. Ужасно, что ей пришлось так обойтись с Броди.

Да еще обманула этих славных людей. Она не имела права так поступать. Надо прекратить это прямо сейчас! Эмми уже вскочила на ноги, но в этот момент автобус свернул за поворот. Она осталась стоять, сжимая спинку сиденья; ее сердце готово было выскочить из груди при виде того, как полицейские выводили Броди из машины. И – что хуже всего – он глядел вслед автобусу. Она прошептала отчаянное «простите», но было слишком поздно.

Эмми решила, что, как только приедет в Экс, сразу же пойдет в полицейский участок и все объяснит. Она опустилась на сиденье, не обращая внимания на оживленный разговор вокруг себя.

Но Броди все равно не простит ее. Уедет и предоставит ей разбираться с полицией самой. Потом разыщет Кита и выведает у него все, что она собиралась сделать. Или просто вернется в Англию, а ее оставит сидеть в участке, пока не явится Холлингворт и не вызволит ее из заточения. И она не стала бы винить Броди. Но и рисковать не станет.

Нет. Что сделано, то сделано. Сначала она доберется до деревушки, рядом с которой живет Кит, а оттуда позвонит в полицию.

В конце концов, Броди все равно приедет – хотя бы для того, чтобы высказать все, что он о ней думает. На это Эмми и рассчитывала; она была уверена, что без труда сможет объяснить ему, зачем так поступила. Она усмехнулась. Когда все окончится, он поймет, что она сделала это из лучших побуждений. Он поймет ее. И простит.

Она убедит его простить, раз уж влюбилась в него по самую макушку. Невозможно было его не полюбить. Ведь он – ее вторая половина. Он подходит ей идеально. Он тот самый мужчина, которого она ждала с тех пор, как Оливер Ховард променял ее на деньги и сбежал.

Но ничего нельзя сделать, пока все не закончится, пока Кит…

Проклятье, проклятье, проклятье! Эмми стиснула кулачки и стукнула себя по коленкам. Ну почему все так? Если бы эта чертова женщина… как ее там? Бетти. Если бы Бетти не одолжила Броди свою машину, ничего не случилось бы. Она бы спокойно уехала во Францию.

Но Броди, кажется, способен даже яблоко уговорить упасть к нему в руки. Он, наверное, даже сам не осознает, как легко ему удалось очаровать ее… как легко он смог вытеснить из ее мыслей все остальное…

А что, если он все прекрасно понимает? И ждет первого шага от нее? Ждет, когда она сама признается, что была неискренна насчет Кита.

Может быть, она просто обманывала саму себя.

Эмми рассеянно крутила на пальце колечко. Потом, словно очнувшись, вытянула руку вперед и посмотрела на него. Это было хорошенькое, аккуратное и скромное украшение. Она увидела его в витрине магазина, где продавались подержанные обручальные кольца и потускневшее столовое серебро, и купила, поддавшись первому порыву. О том, что это обручальное кольцо, подаренное Китом, она не говорила. Просто надела его на палец и предоставила отцу делать выводы. Оно сослужило ей хорошую службу, но теперь… Эмми сняла колечко. Хватит мистификаций.

Молодой парень, сидевший через проход от нее, не сводил с кольца глаз, словно зачарованный блеском крошечных бриллиантиков, отражавших яркое южное солнце. Эмми сунула колечко в карман джинсов и подняла волосы кверху, чтобы шее стало хоть немного прохладнее.

Автобус уже подъезжал к остановке. Эмми поспешно поднялась, понимая, что надо все закончить до того, как Броди снова найдет ее, а это случится, так или иначе, сегодня же, и скорее всего – до захода солнца. Конечно, ее выдумка была чудовищной, тем более невероятной она покажется полиции, и Броди освободят.

Тогда он окончит свое задание со свойственной ему быстротой и на несколько дней останется тут, чтобы отдохнуть. Или нет. Едва ли он оставит ее наедине с Китом, когда тот возьмет «отступного».

Выйдя из автобуса, Эмми растерянно огляделась по сторонам, не зная, куда теперь идти. Парень, который любовался ее кольцом, споткнулся и, сорвавшись со ступеньки автобуса, упал рядом с Эмми. Она протянула руку, помогая ему подняться.

Тот пробормотал смущенные извинения и торопливо пошел прочь. Несколько пассажиров, проходя мимо, пожелали ей «bonne chance». [14]

Смущенная Эмми оглядывалась в поисках такси, надеясь выбраться из городка как можно скорее.

* * *

В полицейском участке Броди, предварительно избавив его от всех предметов, которыми он мог бы нанести себе вред, заключили в камеру. Потом принялись проверять его паспорт и водительские права. Броди возражать не стал, прекрасно понимая, что любое сопротивление только восстановит стражей порядка против него и задержит все дело. Вежливо и спокойно отвечал на все вопросы, которые задавал ему полицейский.

Как только все выяснилось, полицейские, стремясь загладить свою вину, взялись ему помочь в поисках мисс Эмеральды Карлайзл.

Хорошо было бы засадить ее в этом участке, пока отец сам не приедет за ней. Это лучшее, чего она заслуживает, мрачно подумал он.

вернуться

12

Извините. Вы говорите по-английски? (франц.)

вернуться

13

Смесь английского с французским: Преследователь! Английский преследователь! Вызовите полицию (франц.)

вернуться

14

Удачи (франц.).

23
{"b":"34","o":1}