ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я думала, вы упали. Я думала… – Она умолкла, вспомнив, что слишком горячо и необдуманно высказала свои чувства, которые еще надо проверить. Слышал ли он ее слова? По выражению его лица понять было невозможно.

– Что вы думали, Эмми? – Она покачала головой. Броди сердито пожал плечами. – Я просто хотел спасти вашу сумку, пока машина не успела свалиться в реку. – Он протянул ей руку, чтобы помочь спрыгнуть. – Спускайтесь, здесь какая-то лачуга…

Она оттолкнула его руку.

– Мою сумку? Вы рисковали жизнью из-за нескольких тряпок? – Эмми не могла поверить, что мужчина может оказаться таким глупцом. Она же любит его! Как он посмел рисковать жизнью, когда она его любит! – Вы глупый, бестолковый… – она запнулась, подыскивая подходящее слово, – человек! – закричала она и взвизгнула, но уже не от гнева, а от страха, потому что вдалеке продолжал грохотать гром и вспыхивали молнии. – Как вы могли?

Броди стал выбираться на дорогу.

– Могли бы хоть спасибо сказать, – заметил он, убедившись, что Эмми высказала все, что хотела.

Но он ошибся. Она высказала, еще далеко не все.

– Спасибо? – Она гневно посмотрела на него. Броди никак не удавалось вылезти наверх. – Вы хотите, чтобы я вас благодарила? А что бы я сказала вашей матери, если бы машина съехала вам на голову? Что вы погибли, потому что я не могла обойтись без смены белья? – Она задохнулась от негодования и стукнула его кулаком по плечу. – Какой безмозглой дурой вы меня считаете! – Она еще раз гневно взмахнула рукой, но Броди ловко увернулся от удара.

Вдруг Эмми испуганно вскрикнула: ее ноги заскользили по мокрой глине и она почувствовала, что неудержимо едет вниз по скользкому склону. Тратить силы на крики о помощи она не могла – стоило ей вдохнуть немного воздуха, как дыхание перехватывало снова.

Но Броди, бросившись за ней, схватил ее за ворот футболки и потянул на себя, чтобы при падении основные удары пришлись на его долю. Внезапно падение закончилось. Они лежали на земле и, молча глядя друг на друга, улыбались, счастливые, что все обошлось благополучно.

– Повторим еще раз? – наконец сказала Эмми, когда ее сердце немного успокоилось. Улыбка Броди исчезла.

– У меня есть идея получше.

Эмми замерла. Она лежала на нем, ее бедра плотно прижимались к его. Внезапно се сердце снова забилось в бешеном ритме.

Броди принялся отводить мокрые пряди рыжих волос с ее губ, щек; от его прикосновений по всему ее телу разливались жаркие волны, от которых у Эмми стучало в ушах и перехватывало дыхание. В жизни бывают такие моменты, которые жизнь посылает людям в подарок, – прекрасные, незабываемые, – и Эмми знала точно: сейчас один из таких.

И поскольку все происшедшее, ее отец и Кит не позволяли Броди сделать первый шаг, Эмми решила, что теперь очередь за ней.

Глядя прямо в его глаза, она медленно отвела черные густые пряди с его лба, нежно коснулась свежей царапины на его щеке, провела ладонью по горлу. Его глаза потемнели, в них засверкало желание.

Но он не пошевелился, когда Эмми принялась медленно расстегивать его рубашку, так что дождевые струи теперь омывали обнаженную грудь, потом опустила голову, чтобы коснуться губами загорелой кожи. Он не двигался, но Эмми слышала его прерывистое, неровное дыхание, почувствовала стон, зарождавшийся в глубине широкой груди, когда коснулась языком его сосков, стон, когда ласкала губами впадинку у него под горлом.

Внезапно почувствовав отчаянное желание тоже ощутить струи дождя обнаженной кожей, она села, подняла кверху руки и стянула порванную футболку. Потом завела руки за спину, чтобы расстегнуть лифчик, и, когда он повис тоненькой атласной полоской, отбросила его в сторону.

Она чувствовала, как все его тело вздрагивает от подавляемого желания. Медленно наклонившись, коснулась затвердевшими сосками его груди. Но Броди по-прежнему только смотрел на нее, и Эмми, так же медленно, склонилась к его губам.

Она не стала его целовать, а только коснулась кончиком языка чувствительной кожи нижней губы.

Эмми втянула в себя дождевую воду с его губ, словно колибри, пьющая нектар из цветка. Потом ее язык медленно проник в глубину его рта… и больше вопроса о том, кому брать в свои руки инициативу, не возникало…

Оба с неистовой поспешностью освободились от промокших джинсов, чтобы почувствовать наконец соприкосновение своих тел. Время остановилось, пока они с жадностью обменивались страстными ласками. Броди на миг оторвался от ее губ, несмотря на протестующий стон Эмми, поднял ее на руки и понес в каменную пастушью хижину.

Внутри было темно, но сухо и гораздо теплее, чем там, на ветру. Пол был густо устлан сухой листвой и травами, опьянившими их сладким ароматом, когда они упали на них.

– Броди, – начала Эмми, но испугалась собственного голоса, который прозвучал неестественно громко в тишине лачужки. Но он не дал ей продолжить, накрыв ее губы своими, и дальнейшие слова оказались ненужными. Все было и так прекрасно. Больше ничего не имело значения. Объяснения подождут. Все решится как-нибудь само. Потом.

* * *

Золотые солнечные лучи, проникавшие в хижину, разбудили Эмми. Она высвободилась из объятий спящего Броди и встала на колени, чтобы осмотреться. Гроза прошла, оставив после себя чистое небо и яркое солнце. Эмми высунула голову из хижины, остро ощущая свою наготу при ярком свете, но вокруг не было ни души, и, добравшись до сумки, лежавшей неподалеку, она принялась доставать одежду.

Броди не проснулся, даже не пошевелился, пока она натягивала на себя влажные трусики и измятое платье.

Она опустилась на колени рядом с ним, коснулась пальцем его лица, но не стала будить, заметив черные круги под глазами и сильно ввалившиеся щеки. Две ночи, проведенные на диване, даром не прошли. Эмми вынула из сумки старую спортивную рубашку, которую носила вместо ночной сорочки, и укрыла его.

Она посидела еще немного, с умилением глядя, как вздымается при дыхании широкая грудь. Его волосы высохли спутанными кудрями, и Эмми не удержалась от искушения дотронуться до них.

– О, Броди, дорогой Броди, – прошептала она. – Я так люблю тебя.

Он не пошевелился. Эмми посмотрела на часы. Начало шестого. Пора отправляться, иначе скоро снова стемнеет, а она и понятия не имела, далеко ли еще идти.

Эмми вспомнила о листке с адресом. Куда он мог деться? Она держала его в руках перед тем, как они остановились. Может быть, она его уронила? Или сунула в карман джинсов? Эмми поднялась и крадучись вышла из хижины. Их одежда валялась разбросанная там, где они ее сняли, и щеки Эмми слегка порозовели при воспоминании о своем недавнем бесстыдном поведении. Она подобрала свои джинсы. Бумажки в кармане не было.

Бросив вещи в дверях хижины, она вскарабкалась на дорогу к машине, которая все еще держалась на обочине, зацепившись за большой камень и задрав капот к небесам. Передние сиденья машины находились на уровне головы Эмми, и она, заглянув внутрь, сразу обнаружила злосчастный клочок бумаги. Эмми поспешно схватила его и отскочила в испуге: ей показалось, что машина шевельнулась.

Посмотрев на листок, она убедилась, что до дома идти совсем немного, меньше километра, если верить указаниям, которые Броди дали в полиции. Над дорогой стоял легкий туман – дождевая вода стремительно испарялась на жарком солнце.

Эмми задумалась: она дойдет до фермы Кита минут за десять и сразу вернется обратно с каким-нибудь фургоном, чтобы вытащить «рено», прежде чем проснется Броди. Послав в сторону хижины воздушный поцелуй, Эмми заторопилась вперед по дороге.

* * *

Броди открыл глаза. Все тело болело, словно его только что пропустили через бетономешалку, но он не обращал на это внимания. На душе было легко, и он чувствовал себя невероятно счастливым. Повернулся к Эмми, чтобы разбудить ее поцелуем, обнять и сказать, как сильно он ее любит. Но девушки рядом не было.

Сначала он просто не поверил своим глазам.

27
{"b":"34","o":1}