A
A
1
2
3
...
28
29
30

– Бетти?

– Она сказала мне, что все окажется не таким, каким выглядит на первый взгляд.

– О!

– Эмми! Неужели это правда? – воскликнул Кит. – Ты притворялась? Не могу поверить, что ты могла выкинуть такую ужасную штуку!

– А что тут ужасного? – спросила Эмми. – Если бы мой отец не начал следить за мной с тех пор, как увидел ту нашу фотографию на аукционе, мне ничего подобного и в голову бы не пришло.

– Так вот почему ты попросила меня написать твой портрет?

Эмми широко улыбнулась.

– А как иначе я смогла бы проводить все дни у тебя в мастерской?

– А зачем тебе понадобилось спать у меня на диване под предлогом, что ты слишком много выпила за ужином?

– Прости, – сказала она.

– Ладно уж, прощаю.

– Спасибо. Но моему отцу при всем его богатстве никогда и в голову не приходило поддерживать искусство…

Броди рассмеялся.

– Так, значит, здесь все было продумано и рассчитано. И все напрасно.

– Нет, – возразила Эмми. – Совсем не напрасно. Кит все равно может взять эти деньги. Ты ведь ничего не расскажешь, правда, дорогой? Пожалуйста, Том. Мой отец хочет, чтобы ты уговорил Кита отступиться от меня. И он будет очень доволен…

– Но мне не нужны деньги, Эмми, – вмешался Кит. – У меня теперь есть этот дом и кое-какая недвижимость на побережье. Я как раз собирался туда, когда ты пришла. У меня назначена встреча с адвокатом по поводу продажи виллы.

– Продажи чего?

– Виллы. Одной из трех, которые оставил мне отец. На самом деле, если бы не буря, вы меня здесь уже не застали бы. – Он взглянул на часы. – Послушайте, почему бы вам не остаться тут? Я вернусь завтра. – Он посмотрел на Эмми и Броди. – Нет, не завтра, – поспешно поправился он. – В выходные. Я заеду в деревню, Броди, и поговорю насчет какой-нибудь машины. Ключи оставите под цветочным горшком, когда будете уезжать.

Броди только поднял руку в знак того, что все слышал. Его губы были слишком заняты Эмми.

* * *

– Броди! – Встревоженный шепот Эмми вывел его из блаженного сна, и он приоткрыл глаза, улыбаясь ее розовому заспанному личику. Ее кудри растрепались и падали на лицо, а в золотисто-зеленых глазах светилась любовь.

– Доброе утро, любовь моя, – нежно сказал он. Потом, внезапно проснувшись, быстро притянул ее к себе и поцеловал. Сначала она протестовала, пытаясь что-то сказать сквозь поцелуй, но Броди, смеясь, перевернул ее на спину. – Нет, нет. Когда будишь мужчину, моя дорогая, за это надо платить, – сказал он. – Итак, как ты собираешься?..

– Броди…

– Мне казалось, что этой ночью мы договорились называть меня Том, – напомнил он, целуя ее плечо. – Теперь, когда мы познакомились поближе.

– Том…

– Так-то лучше. А теперь о компенсации… Может быть, поцелуй? Здесь? – Он захватил губами кожу на ее шее. – Или здесь? Или здесь? – Он принялся покрывать поцелуями ее плечи, грудь, живот, и Эмми захихикала, потому что ночная щетина на его подбородке царапала ее нежную кожу.

Потом она вдруг замерла и насторожилась.

– Том! – сказала она с беспокойством, которое заставило Броди прервать ласки и поднять голову.

Но Эмеральда смотрела не на него, а на двери комнаты. Он обернулся и в дверном проеме увидел изумленные лица Джералда Карлайзла и Джеймса Холлингворта.

– Я собиралась сказать тебе, – тихо пробормотала Эмми, – что слышала чьи-то шаги там, внизу. Поэтому и разбудила тебя. Но потом я забыла.

У Джералда Карлайзла был такой вид, словно его вот-вот хватит удар.

– Не будете ли вы так любезны объяснить, какого дьявола вы тут делаете, Броди? – возмущенно спросил он.

Сначала Тому Броди очень хотелось заметить, что это ясно и без объяснений. Но он передумал.

– Выполняю ваши указания, – сказал он. – Ведь вы хотели, чтобы я любыми средствами помешал Эмеральде выйти замуж за Кита Фэрфакса?

Джералд Карлайзл изумленно уставился на него. Потом на свою дочь.

– Я сдаюсь. Можете делать что хотите. Девочка моя, ты слишком часто меняешь постели. Что ж, на этой можешь лежать спокойно.

Броди удивленно поднял одну бровь и поглядел на Эмми, которая сидела, натянув одеяло по самые уши.

– Ты слышала, что тебе сказали, любовь моя? Ложись. Я присоединюсь к тебе.

Эмми прикусила нижнюю губу, чтобы в голос не расхохотаться при виде своего остолбеневшего отца. Потом откинулась обратно на подушки. Броди с непроницаемым лицом повернулся к Карлайзлу и Холлингворту.

– Итак, господа, леди сделала свой выбор. Пожалуйста, когда будете уходить, закройте дверь.

* * *

Том Броди внимательно смотрел на пожилого джентльмена, сидевшего за столом напротив, и ждал. Придется набраться терпения. Все козыри в его руках – и он знал, что Джералду Карлайзлу об этом известно.

– Чего именно вы хотите от меня, Броди? – спросил наконец мистер Карлайзл. – Я имею в виду, что сто тысяч фунтов стерлингов вас вряд ли устроят, не так ли?

– Вы правы. Но если вы ищете достойное применение этим деньгам, я могу назвать вам пару мест, где их примут с огромной благодарностью.

– Сколько вам надо? – резко спросил тот. Броди не разозлился. Он понимал, что это только проверка. Он этого ожидал.

– Мне нужна ваша дочь. И ваше благословение.

– Так вы пришли, чтобы просить руки моей дочери? – Похоже, Джералд Карлайзл не верил своим ушам.

– Я намеревался поступить, как подобает джентльмену. Вероятно, мне следовало принести вам бумаги с моей родословной и подробной историей моей семьи, а также все мои рекомендации, но полагаю, вы уже вызывали Джеймса Холлингворта и он дал исчерпывающую информацию обо мне, уложившись в одну фразу. – Холлингворт ему самому кое-что уже говорил об этом. – На вашем месте я поступил бы именно так.

– О, неужели? – Карлайзл помолчал. – Да, я так и сделал. И он сообщил, что для Эмми встреча с вами – настоящая удача.

Броди сдержал улыбку. Этого Джеймс Холлингворт ему не рассказывал.

– А я считаю, что это мне повезло.

– Думаю, вы правы. – Он пристально посмотрел на Тома. – Если вы поженитесь, то где будете жить? Квартира Эмеральды слишком мала…

– Зато моя достаточно просторна.

– Квартира в доме, перестроенном из склада? Да еще на той стороне реки? – Он поморщился. – Нет. Вам нужен дом. Думаю, это будет мой свадебный подарок. Я поговорю с моим агентом…

– Всему свое время.

– Но…

– Мы сами выберем себе дом. Когда соберемся туда переезжать. И заплачу за него я сам.

Джералд Карлайзл, уже потянувшийся было к телефону, внезапно рассмеялся.

– Боже мой, Броди, подумать только! Эмми наконец нашла подходящего человека. И, что бы ни случилось, могу сказать одно: вам с ней скучать не придется.

Броди неожиданно понял, что под суровой маской Джералда Карлайзла кроется заботливый и любящий отец, желающий дочери только добра. Он почувствовал внезапный прилив симпатии к будущему тестю.

– Да, думаю, вы правы. Но с тем, кого любишь, никогда не бывает скучно. А я люблю ее. И сделаю все, чтобы она была счастлива.

– Да? – Карлайзл поднялся. – Тогда, я думаю, это неплохой повод, чтобы назначить дату свадьбы и выпить.

Том тоже поднялся, чтобы пожать протянутую ему руку, но тут в комнату вихрем влетела Эмми.

– Дорогой мой, все готово. В воскресенье священник прочтет оглашение о свадьбе, а венчание состоится в последнюю субботу сентября…

– Этого сентября? – изумился Джералд Карлайзл.

– Ну, мы, конечно, могли бы подождать до октября… – Эмми взяла отца под руку и посмотрела на него. – Но ведь с октября и по самый конец ноября у тебя назначена масса разных приемов. А потом Рождество, и я категорически отказываюсь выходить замуж зимой… – Она передернула плечами. – И фотографии все будут унылыми и серыми. – Она обратила золотисто-зеленые глаза к Тому:

– Конечно, дорогой, если ты считаешь, что с этими церемониями слишком много мороки, мы можем просто убежать…

– Сентябрь отлично подходит, Эмми, – поспешно перебил ее отец. – Том?

29
{"b":"34","o":1}