ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подобные мужчины – большая редкость, подумала Эмеральда. Бедняга Кит замер бы на месте, уставившись на нее, и тем самым провалил бы всю затею. Конечно, он очень милый, необыкновенно талантливый, но совершенно не умеет принимать решения. Поэтому ей и необходимо отыскать его прежде, чем это сделают ищейки отца.

Шаря между розовыми кустами в поисках туфель, она на минуту пожалела, что не может задержаться и поблагодарить незнакомца за его доброту. Какого же цвета у него глаза? – задумалась Эмеральда. Серые? Или карие? Издали, да еще при слабом свете, она не разглядела.

К сожалению, для вежливости времени не было, но она не сомневалась, что незнакомец поймет: ей необходимо было как можно скорее оказаться подальше от отца, прежде чем ее побег будет обнаружен. Если бы только найти вторую туфлю! Да где же она?!

Наконец туфля отыскалась под раскидистым кустом лаванды, у самого края клумбы. Бежать босиком было невозможно. Она стерла бы ноги до крови, пока добиралась бы к старому гаражу, где, несомненно, и стоит ее машина. Она сама слышала, как отец говорил шоферу: «Мисс Эмеральда решила побыть несколько дней дома. Отведите ее машину в гараж, Сандерс».

Она сердито фыркнула, стряхивая грязь с туфель и надевая их.

– Может быть, вы оставили ключи в машине, Броди? – внезапно раздался со ступеней нетерпеливый голос отца.

Эмеральда прижалась к стене.

– Возможно, я выронил их в холле. Броди. Эмеральде понравилось звучание его имени. В нем было что-то прочное. И этот Броди, благослови его Бог, делал все, чтобы задержать отца и дать ей как можно больше времени на побег, причем даже не обращая внимания на недовольство в голосе отца. Не многие мужчины смогли бы решиться на такое. К сожалению, его старания могут оказаться напрасными: поблизости не было никакого укрытия и с минуты на минуту ее непременно обнаружат и водворят обратно в детскую, где наверняка будут держать на хлебе и воде. Ее саму это мало волнует. Но бедный Кит…

А что, если попросить помощи у Броди? Мысль о том, чтобы броситься к нему на грудь, была определенно привлекательной. Эмеральда не ошиблась в оценке ширины его плеч и роста. А о его характере говорили поступки.

Но нет. Он и так уже сделал более чем достаточно. Требовать же, чтобы даже такой благородный рыцарь сделал выбор между ней и ее отцом, едва ли было возможно. Но от одной мысли, что придется сдаться без боя, у Эмеральды темнело в глазах. Оставалось буквально несколько секунд, прежде чем мужчины выйдут из-за угла дома. И Эмеральда не стала терять время. Она спряталась за «БМВ», молясь, чтобы его дверца оказалась незапертой. И ее ангел-хранитель, видимо, услышал молитву, потому что дверца легко открылась, и она скользнула в машину, благословляя немецких конструкторов за то, что все это ей удалось проделать совершенно бесшумно.

Она не знала, куда поедет ее странствующий рыцарь, но куда-нибудь он все же должен поехать. Хорошо бы подальше от отца и от Ханиборна, а как только они достигнут цивилизации, достаточно будет одного телефонного звонка, чтобы в ее распоряжении оказалось все, что нужно. Раздумывая таким образом, Эмеральда проскользнула за спинку переднего сиденья и поздравила себя с неожиданной удачей.

Пусть это и не самый удобный способ путешествовать, но, если разобраться, куда более надежный, чем пытаться бежать на собственной машине. Любая попытка выехать на ней из гаража непременно привлекла бы внимание отцовского шофера, и к тому времени, когда она подъехала бы к воротам, они были бы уже надежно заблокированы.

Броди же проедет через ворота свободно, и никто его обыскивать не станет. Кто знает, может, он даже позволит ей переночевать у него. А утром она уже будет во Франции, вместе с Китом, и пускай тогда Холлингворт хоть лопнет.

Между прочим, Эмеральда очень надеялась, что, когда они отъедут подальше, она сможет наконец сесть прямо и поблагодарить своего спасителя за помощь. При этой мысли на ее губах появилась легкая улыбка. Она была уверена, что они с Броди вполне могут стать друзьями.

Скрипнул гравий, водительская дверца открылась, и в щель между сиденьями Эмеральда увидела, как Броди быстро достал ключи из кармана и повернулся к ее отцу.

– Похоже, они все это время лежали на сиденье, – услышала Эмеральда голос Броди. Наверняка при этом он даже не покраснел. Потому что человек, способный столь быстро и четко принимать решения, едва ли смутится от такой безобидной лжи. – Вероятно, я их здесь обронил.

Джералд Карлайзл недовольно фыркнул.

– Мне казалось, вы считаетесь лучшим новым работником Холлингворта. – Интонация его голоса ясно показывала, что он думает о новых работниках вообще и о Броди в частности. И добавил:

– Надеюсь, вы окажетесь способны решить эту проблему так, как надо. Я не хотел бы, чтобы эта история попала в газеты, – с чувством закончил он. Эмеральда так и застыла.

– Я поговорю с Китом Фэрфаксом, – пообещал в ответ Броди. – Если ему нужны только деньги, то все упирается в сумму.

– Сумма меня не волнует. Сколько бы он ни запросил, это будет дешевле, чем перспектива брака моей дочери с каким-то проходимцем, который только и ждет, как бы наложить лапу на ее состояние.

– А если он действительно любит ее? Джералд Карлайзл пренебрежительно и возмущенно фыркнул.

– Делайте что угодно, но добейтесь, чтобы они не поженились. Броди. Это будет на вашей личной ответственности.

Эмеральда, съежившаяся за сиденьем, замерла. Значит, это Броди поручено заниматься с Китом? А как же Холлингворт? Она могла бы управиться с этим старым напыщенным болваном одной левой, но Броди – совсем другое дело. От мрачного предчувствия она содрогнулась.

Броди небрежно швырнул папку с бумагами на пассажирское сиденье и сел за руль. Эмеральда съежилась, стараясь занимать как можно меньше места. Конечно, Броди мог быть потрясающе любезным с девушками, которые спускаются по водосточным трубам, задрав юбку, но Эмеральда сильно сомневалась, что он будет так же любезно потворствовать ее побегу из дома.

Или что его так же легко провести, как Холлингворта.

Надо как можно скорее добраться до Кита, прежде чем Броди поговорит с ним. Иначе бедняга даже не поймет, что на него свалилось.

Глава 2

Броди включил двигатель и открыл окно. С минуту он любовался широко раскинувшимся парком. Его раздражало твердое убеждение Карлайзла, что деньги способны решить любые проблемы. Из своего жизненного опыта он уяснил, что деньги как раз и являются причиной этих проблем. И в данном случае – особенно. Будь Эмеральда Карлайзл простой девушкой, которая сама зарабатывает себе на жизнь, она спокойно могла бы выйти замуж за того, кто ей нравится, и никто на свете не сказал бы им ничего, кроме добрых пожеланий.

Тут ему вспомнилась длинноногая стройная девушка, которая спускалась по водосточной трубе, и он спросил себя: а достаточно ли сильно любит ее Кит Фэрфакс, чтобы противостоять искушению взять «отступного»?

Выехав за роскошные каменные ворота Ханиборна, Броди решительно выбросил из головы гнусное задание, которое ему поручили, и занялся другим, более насущным вопросом. У него во рту маковой росинки не было после съеденного утром сандвича. На пути сюда он заметил в ближайшей деревне вывеску кафе, но тут же решил, что лучше отъехать куда-нибудь подальше. Карлайзл дал ему понять, что он должен немедленно, без остановки, мчаться в Лондон, чтобы найти Кита Фэрфакса. Вероятно, голод не являлся для него достаточным оправданием даже минутного промедления.

Броди поморщился. Даже если бы он поехал прямо в Лондон, было уже слишком поздно что-либо предпринимать. Ситуация и без того достаточно неприятная, чтобы добавлять к этому нелепую сцену – появиться у Фэрфакса дома посреди ночи и напомнить ему о его низком происхождении, недостойном высокородной Эмеральды Карлайзл.

Вспомнив выразительные глаза этой девушки, ее губы, так красиво складывавшиеся в искреннюю улыбку, он подумал, что на месте Фэрфакса любого, посмевшего им помешать, немедленно вышвырнул бы вон. Но все же Броди не мог представить, что Кит Фэрфакс способен кого-либо ударить. На фотографии у этого парня было такое растерянное и мягкое выражение лица, что Том в любом случае окажется в нелепом положении.

3
{"b":"34","o":1}