ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Через месяц мне исполнится двадцать три года. По-моему, этого достаточно, чтобы принимать самостоятельные решения. Вы так не считаете?

– В нормальных обстоятельствах – да, бесспорно, – осторожно ответил Броди. – Но, к сожалению, ваши деньги делают положение явно ненормальным.

– Мои деньги! – с отвращением сказала она. – Все упирается в деньги. Это просто неприлично, когда один человек может владеть такими деньгами. Я хотела отказаться от них, едва мне исполнился двадцать один год. Но Холлингворт ничего не хотел слышать.

Броди вполне понимал ее чувства, но едва ли мог их разделить. Теперь он хорошо видел, что беспокойство Джералда Карлайзла вполне обоснованно.

– Может быть, мистер Холлингворт считает, что вы об этом будете жалеть. Позднее, – безо всякого выражения сказал он.

– Холлингворт! – с тем же отвращением произнесла она. – Он до сих пор обращается со мной как с двухлетним младенцем. Даже выговаривает мне, если я трачу больше, чем следует.

– Неужели?

– Это мои деньги, – сердито сказала она. – Кажется, я имею право делать с ними все, что хочу.

Это, конечно, зависит от того, как именно она хочет с ними поступить, подумал Броди. Он налил себе еще кофе, чтобы не встретиться снова с ее глазами, наверняка пылающими негодованием. Ему и так с трудом удавалось сохранять безразличное выражение на лице.

– Он просто выполняет свою работу.

– А вы будете выполнять свою так же непреклонно?

Наконец он собрался с силами, чтобы встретить ее взгляд.

– Если вы хотите спросить, буду ли я убеждать Кита Фэрфакса отказаться от женитьбы на вас, боюсь, мне придется ответить утвердительно.

– А могу ли я сделать что-нибудь, чтобы вас переубедить?

– Зачем? Если он действительно любит, никакая сила не заставит его оставить вас.

Эмми не стала даже отвечать. Да, этим Броди не так-то просто управлять. Надо постараться найти Кита раньше, чем он.

– Расскажите мне о Фэрфаксе, – предложил Броди.

Эмми с подозрением взглянула на него.

– А что вы хотите знать? – Как вы познакомились?

– Он пришел в «Астон» для оценки работ.

– На аукцион?

– Мм… Я там работаю.

Броди как-то не приходило в голову, что Эмеральда Карлайзл вообще может где-то работать.

– Он покупал или продавал?

– Его договор на аренду художественной мастерской подходит к концу. – Она замолчала, запоздало почувствовав западню. – Человеку искусства не так-то просто получить заем, – сердито добавила она.

– Зависит от того, насколько ты преуспеваешь.

– Он очень талантливый. И он будет иметь успех. Но сейчас… – Она пожала плечами.

– Я вижу, это не очень легко. – А еще он видел, что этот парень вполне мог просто стараться подыскать себе такую вот доверчивую богатую невесту. – И это была любовь с первого взгляда?

После едва заметного колебания она ответила:

– А как же иначе?

Броди взглянул на скромное обручальное колечко на ее пальце. Оно смотрелось необычайно трогательно.

– Теперь он во Франции и ждет вас. Не хотите ли сообщить мне, где именно? Она легонько вздохнула:

– Я и так сказала слишком много. Этот вздох не убедил Броди, но и настаивать он не хотел. Допил кофе и, извинившись, вы шел на минуту. По пути сюда он заметил телефонную кабину. В машине у него был сотовый телефон, но ему не хотелось, чтобы Эмми знала, что он куда-то звонит. Броди быстро набрал номер.

– Сыскное агентство «Марк Рид», – услышал он лаконичный ответ.

– Марк, это Том Броди. Насколько я понял, вы занимались сбором информации о некоем Ките Фэрфаксс для Джералда Карлайзла?

– Если и да, то что?

– Мне сообщили, что он во Франции. Вы имеете хоть какое-то представление, где именно?

– Никакого. Меня просто попросили разузнать все, что возможно, о нем и его окружении, когда мисс Карлайзл стала им интересоваться.

– А каких-нибудь связей с Францией вы не обнаружили? Может быть, у него есть там друзья, у которых он может остановиться?

– Если и есть, мне об этом неизвестно. Но я точно знаю, что своих денег на проживание у него нет. – Рид немного помолчал. – Можно посмотреть на дело с другой стороны. У мисс Карлайзл может быть сколько угодно друзей, имеющих деревенские дома где-нибудь в Дордони или Провансе.

Броди едва не зарычал.

– Просто попробуйте откопать еще что-нибудь, хорошо? Может быть, он оставил соседям телефон на случай каких-нибудь происшествий.

– Может быть, конечно, но только сомневаюсь, что он стал бы думать о подобных мерах. Парень, по-моему, немного не от мира сего.

– Сделайте, что возможно.

Затем он решил позвонить Джералду Карлайзлу. Но потом передумал. Эмеральда Карлайзл – не его проблема. По крайней мере перестанет ею быть, как только он довезет ее до дома.

Когда Броди вернулся к столику, Эмми отошла в дамскую комнату, чтобы припудрить нос. Он оплатил счет и посмотрел на часы, прикидывая, сколько времени займет возвращение в Лондон. Надо было также перепланировать свое расписание, учитывая розыски Кита Фэрфакса.

– Все в порядке, сэр? – спросила Бетти, вытирая стол.

– Да, спасибо. Только… – Он снова посмотрел на часы. Что-то слишком долго Эмми пудрит нос… Его укололо тревожное предчувствие. – Бетти, вы не могли бы заглянуть в дамскую комнату? Я немного беспокоюсь о моей спутнице.

– Без проблем. – Она ушла и через полминуты вернулась, с трудом сдерживая улыбку. – Молодой леди нет. Но она оставила там для вас послание. Вам лучше посмотреть самому.

На длинном зеркале жидким зеленым мылом было выведено: «Спасибо, Галахад. Я пришлю вам приглашение на свадьбу». Ниже она поставила витиеватую подпись и подвела жирную черту.

Из открытого окна веяло ночной свежестью;

Тому не надо было даже смотреть на стоянку, чтобы убедиться, что его машины там уже нет. Все ясно: пока он звонил, Эмми позаимствовала его ключи.

И теперь, если эта девчонка водит машину так же решительно, как делает все остальное, она уже очень далеко отсюда. Одна надежда, что ее остановят за превышение скорости. Броди решил позвонить в местный полицейский участок и сообщить, что его машину угнали. Ночь, проведенная в камере, наверняка охладит пыл мисс Карлайзл, мрачно подумал он.

Идея была неплохая, но он тут же отверг ее. Нельзя, чтобы имя Эмеральды упоминалось в газетах. У Джералда Карлайзла непременно будет удар, если он узнает, что его дочь задержана полицией за кражу машины его же доверенного лица. Вот уж газетчики обрадуются!

Том не мог поверить, что вел себя так беспечно. Нет, даже не беспечно. Гораздо хуже. Как совершенный дурак. Он ведь видел, с какой решимостью она добивается своего: не моргнув и глазом, спустилась по водосточной трубе. Что ей какое-то окошко на первом этаже!

Ему захотелось выругаться, громко и неприлично, но он сдержался. Итак, сегодня он показал себя полным идиотом. После того как Эмеральда Карлайзл посмотрела на него своими огромными глазами, спускаясь по трубе, он готов был есть у нее с ладони.

Но Броди и так потерял достаточно времени, чтобы еще тратить его на бесполезное самобичевание. Сейчас необходимо загнать джинна обратно в бутылку. Только для этого его надо сначала поймать…

– Бетти, – сказал он, поворачиваясь к официантке, – мне нужна машина. Немедленно. Вы все-таки можете сделать этот день для меня счастливым. Или эта надпись на вашем значке – пустая фраза?

Глава 3

Эмеральда не могла поверить своему везению. Что называется, попала из огня да в полымя и умудрилась все-таки выбраться.

Еще при входе в кафе она заметила телефонную кабинку и решила при первой же возможности позвонить и попросить кого-нибудь за ней приехать. В том случае, если Броди вдруг вздумается все-таки вернуть ее отцу.

Она терпеливо ждала, пока он выйдет в туалет, и, как только тот скрылся из виду, поспешила к телефону. Но оказалось, что Броди пошел не в туалет – он сам стоял в телефонной кабинке и с кем-то разговаривал. К счастью, он стоял к ней спиной и ничего не заметил.

6
{"b":"34","o":1}