ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отделясь от группы воинов, Тха шагнул на площадку для выступающих, специально оставленную свободной. Он увидел перед собой старейших мужчин племени, сидящих на корточках, за ними — остальных, стоявших на коленях. Позади всех толпились молодые мужчины племени Ну.

Тха зычно прокашлялся, содрогаясь всем своим мощным телом.

— Здесь, где мы обитаем, земля грохочет и дрожит, — начал он. — Скалы вот-вот рухнут. — Он указал в сторону пещер и сделал выразительный жест рукой вниз. — Мы все погибнем. Надо уходить отсюда. Надо искать новое место, где земля не трясётся. Звери есть повсюду. Плоды тоже есть повсюду. Злаки растут в долинах возле каждой реки. Мы можем охотиться везде, где пожелаем. Еды у нас будет вдоволь. Давайте заберем наших женщин и наших детей и покинем эти места.

Произнося свою речь, Тха наглядно изображал перед слушателями и охоту за дичью, и сбор плодов и зерна, и движение племени в поисках нового места обитания. Его жесты были исполнены изящества и достоинства. Воины слушали его с напряженным вниманием.

Закончив, Тха занял свое место среди старейших воинов и сел на корточки. Поднялся другой оратор, тоже пожилой человек. Он вышел на площадку и стал говорить, сопровождая слова жестами, об опасностях переселения. Он вспомнил многочисленные случаи, когда иноземцы, малыми группами и большими отрядами, приближались слишком близко к земле Ну и как тогда воины племени нападали на них, убивая всех, кто не успел спастись бегством.

— Другие поступят с нами точно так же, — заявил старик уверенным голосом, — если мы приблизимся к землям, на которых они обитают.

Едва он сел на свое место, как в центр из кружка молодых воинов пробрался Худ. Худ давно мечтал о Нат-ул, дочери Тха, и сейчас у него были свои причины поддержать ее отца. Во-первых, таким образом он мог снискать расположение старика. Во-вторых, если племя покинет эти земли немедленно, пока Ну, сын Ну, отсутствует, у Худа появится прекрасная возможность без всяких помех осуществить свои планы в отношении Нат-ул.

— Тха говорил мудрые вещи, — заявил Худ. — На этих землях небезопасно дальше оставаться ни людям, ни зверям. Луны не проходит, чтоб не было грохота и сотрясения земли, и кое-где в горах уже начались обвалы. В любой момент может рухнуть и наша скала. Надо двигаться туда, где земля не дрожит. Нам нечего бояться чужаков. Пускай боятся старики и беременные женщины. Племя Ну — могучее племя. Оно может идти, куда пожелает, а тот, кто посмеет встать на нашем пути, будет уничтожен. Давайте послушаемся Тха и уйдем отсюда немедленно — в любой момент может произойти новое сотрясение.

После юноши говорили и другие воины. Страх перед землетрясением среди всех был столь велик, что почти никто не возражал Тха. Чуть ли не все были готовы покинуть родные места хоть сейчас же. Ну слушал соплеменников со степенным достоинством. Когда желающих выступать больше не оказалось, вождь поднялся со своего места.

— Хорошо, — произнес он. — Мы покинем эту землю. — Худ еле сдержал удовлетворенную улыбку. — Но, — продолжил вождь, — не раньше, чем вернется мой сын Ну.

Тут Худ нахмурился.

— Я пойду искать его, — заключил Ну.

На этом совет закончился. Мужчины племени занялись своими повседневными делами. Тха вместе с Ну отправился на поиски сына вождя. Группа охотников двинулась на север, к Бесплодным Скалам, у подножия которых, неподалёку от моря, накануне видели громадного мамонта.

Худ пошел к своей пещере и стал караулить, когда Нат-ул появится одна. Наконец, его терпение было вознаграждено. Он увидел девушку, идущую к источнику, возле которого никого больше не было. Худ бросился вслед за ней. Он настиг ее в тот самый момент, когда Нат-ул склонилась, чтобы наполнить водой пузырь.

— Я хочу, — сказал Худ, переходя сразу к делу, — чтобы ты стала моей женой.

С минуту Нат-ул пристально смотрела на юношу, а потом расхохоталась прямо ему в лицо.

— Пойди добудь голову Оо и положи ее перед пещерой моего отца, — ответила она. — Может быть, тогда Нат-ул и подумает о том, чтобы стать женой Худа. Впрочем, я забыла, — девушка внезапно перешла на крик, — Худ не ходит на охоту, он предпочитает оставаться дома со стариками, женщинами и детьми, когда мужчины отправляются выслеживать Глу, — она особенно выделила слово «мужчины».

Юноша густо покраснел. Он совсем не был трусом — трусы на земле стали плодиться гораздо позже. Грубо схватив девушку за руку, он закричал:

— Худ докажет тебе, что он не трус! Он заставит тебя уйти вместе с ним и стать его женой. А если Ну, или Тха, или Ну, сын Ну, попробуют отобрать у Худа Нат-ул, Худ убьет их.

Говоря это, он тащил девушку к джунглям, которые лежали как раз между скалой и морем. Нат-ул сопротивлялась как могла, пытаясь освободиться, но Худ, закрыв одной мощной рукой ей рот, а другой обхватив за талию, продолжал двигаться вперед со своей добычей. Пройдя джунгли, он повернул вдоль берега на север. Здесь он опустил руку, зажимавшую девушке рот.

— Ты пойдешь со мной? — спросил он. — Или я должен тащить тебя целый день?

— По своей воле я не пойду, — заявила Нат-ул. — Иначе ни Ну, сын Ну, ни мой отец, ни мой брат не вправе будут убить тебя за то, что ты сделал. А сейчас у них это право есть, потому что ты увел меня насильно. Так делали только волосатые люди, жившие много времени назад, — они силой брали себе жен. Ты животное, Худ, и когда мои мужчины схватят тебя, они с тобой и расправятся как со зверем.

— Тебя ожидают ужасные страдания, — предупредил Худ, — поскольку, если ты не пойдешь со мной добровольно, племя убьет нашего ребенка.

— Никакого ребенка не будет, — решительно ответила Нат-ул, нащупывая под рыжей оленьей кожей рукоятку каменного ножа.

Худ нарочно держался поближе к берегу, чтобы его ненароком не заметили охотники на мамонта, возвращаясь из своего похода: ведь они тоже двинулись на север, хотя и с другой стороны джунглей, простиравшихся параллельно морю до самого подножья Бесплодных Скал.

Солнце было уже в зените, когда Худ потащил свою пленницу вверх по крутому склону Бесплодных Скал, которые юноша решил перейти, чтобы на той стороне найти безопасное убежище. Он знал, что после совершенного им поступка ему, возможно, не удастся вернуться в племя в течение целой полной луны. Да и тогда он не сможет чувствовать себя совершенно спокойно, потому что в племени Ну уже на протяжении многих поколений не брали жен насильно. Люди верили, что у женщин, которые выходят замуж по собственному выбору, дети рождаются более красивыми, физически крепкими и смелыми, чем у тех матерей, которые не многим отличаются от пленниц или рабынь. Тем не менее Худ надеялся, что ему удастся убедить Нат-ул сказать, что она убежала с ним добровольно, и тогда ни один человек не сможет возразить против их брака. Но на это может потребоваться много дней.

С вершины Бесплодных Скал было видно далеко на север. Взору открывался совсем иной вид, чем с южной стороны. Внизу расстилалась огромная равнина с разбросанными по ней точками случайных деревьев. Неподалеку широкая река, берега которой заросли дикими джунглями, впадала в море. На равнине посреди высокой травы и диких злаков паслись стада антилоп и бизонов. Попадались здесь и овцы, а дальше, в джунглях, обитало множество диких боровов. Стоило кому-нибудь из хищников появиться на равнине, как все травоядные тут же обращались в паническое бегство. Блея, мыча, повизгивая или хрюкая, они неторопливо слонялись по равнине, то в очередной раз принимаясь жевать, то занимаясь любовью, только тогда, когда были уверены, что им ничто не угрожает. Да и куда бежать от кровожадных хищников? Ими кишмя кишат все окрестности, и, убегая от одного, непременно нарвешься на другого.

Худ повел Нат-ул вниз по северному склону Бесплодных Скал, подыскивая пещеру, в которой они могли бы временно обосноваться. На полпути между вершиной и подножием горы он нашел то, что искал. Земля перед входом в пещеру была усыпана обглоданными костями антилоп, бизонов и даже мамонта. Худ крепче сжал в руке копье. Это было логово Ура, пещерного медведя. Юноша поднял кость и бросил ее вовнутрь, в мрачную темноту. Ответного рычания не последовало — значит, Ура не было дома.

20
{"b":"3400","o":1}