ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он втолкнул Нат-ул в пещеру, а затем подкатил к входу несколько больших валунов — этого вполне достаточно, чтобы преградить огромному медведю вход в его дом. После этого юноша прополз внутрь через маленькое отверстие, которое оставил. В царившем в пещере сумраке он разглядел застывшую в дальнем конце фигуру Нат-ул. Худ направился к девушке.

ГЛАВА 3

ОГРОМНЫЙ ПЕЩЕРНЫЙ МЕДВЕДЬ.

Когда Ну, сын Ну, пришел в себя, лучи солнца уже пробивались сквозь щели в обломках камней, заваливших вход в пещеру, где юношу застигло землетрясение. Хотя дикарь все еще туго соображал, он, усевшись, тут же принялся шарить глазами по сторонам в поисках Нат-ул. Не обнаружив девушки, Ну вскочил на ноги и тщательно обшарил каждый угол своего убежища. Все тщетно — Нат-ул нигде не было! С минуту юноша стоял, приложив руку ко лбу, погруженный в глубокие раздумья. Он пытался до мелочей припомнить все, что произошло с ним в последнее время.

Наконец он вспомнил, что покинул селение своего племени, отправившись на поиски Оо, так как уже давно намеревался сделать это, чтобы, убив свирепого зверя, принести и положить его голову возле пещеры Нат-ул, дочери Тха. Но с чего он взял, что Нат-ул должна быть вместе с ним здесь, в этой пещере? Ну провел рукой по глазам, как будто пытаясь отделаться от каких-то назойливых видений. Увы, они продолжали мелькать в хаотическом беспорядке перед его мысленным взором — невиданные звери и незнакомые люди, а среди них — он и Нат-ул, блуждающие в странном, непривычном мире.

Ну встряхнул головой и даже несколько раз топнул ногой. Это же просто смешной сон! Правда, землетрясение ему не приснилось — оно, действительно, было вчера ночью. Это, а также то, что Ну оказался замурован заживо, представлялось очевидным фактом. Юноша вспомнил, что не застал Оо в его логове, а когда начались подземные толчки, он бросился в пещеру зверя в поисках убежища.

Затем внимание дикаря привлекла груда камней, завалившая вход в пещеру. Увидев, что она состоит из небольших обломков, он облегченно вздохнул и принялся разбирать кучу. Он убирал одни камни, а сверху тотчас сыпались другие. Пещера была уже наполовину завалена обломками, когда Ну удалось, наконец, проделать отверстие, через которое можно было протиснуться наружу.

Оглядевшись по сторонам, пещерный человек обнаружил, что землетрясение наделало не слишком много бед. Правда, вершина скалы рухнула вниз, и обломки ее рассыпались повсюду. Они валялись на выступах и у подножия крутого склона.

В течение многих лет здесь находилось логово Оо. Здесь и искал его Ну, решивший преподнести своей невесте величайший из охотничьих трофеев. Однако сейчас вход в пещеру закрывали обломки скалы, и Оо придется, очевидно, поискать себе другое логово — может быть, даже очень далеко от здешних мест. Этого нельзя было допустить. Как же тогда Ну сможет выследить тигра? Дикарь не собирался давать хищнику возможность уйти, ибо, как мы уже говорили, имел на его голову свои виды.

Поэтому Ну немедленно приступил к работе. Несколько часов потребовалось ему, чтобы разобрать завал у входа в пещеру и расчистить от камней ближайший горный выступ. Трудясь в поте лица, юноша постоянно держал под рукой свое копье, каменный топор и нож — ведь Оо мог появиться в любую минуту. А поскольку огромная кошка двигалась почти фантастически бесшумно и появлялась всегда неожиданно, надо было и быть постоянно начеку. Наконец дикарь закончил свою работу и отправился вперед, выискивая добычу на завтрак.

Он твердо решил дожидаться прихода саблезубого тигра и прикончить его, чего бы это ни стоило. Разве не начинали смеяться мужчины и женщины племени, когда он возвращался с охоты на Оо с пустыми руками? Никто не сомневался в искренности его стремления помериться силами со свирепым зверем, поскольку никто не сомневался в мужестве Ну, и тем не менее юноша испытывал страшное унижение, возвращаясь домой не с головой своего врага, а с извинениями, что опять не смог его найти.

Едва Ну удобно устроился на ветке дерева, с которого ему были хорошо видны все подходы к логову тигра, как острый слух юноши уловил звуки, свидетельствующие о том, что кто-то движется сквозь джунгли позади него. Поскольку ветер дул в противоположном направлении, чутье дикаря ничего не могло подсказать ему. Пристально глядя в сторону, откуда раздавался шум, Ну всеми возможными способами старался выяснить, кто бы это мог быть. Надо было определить пришельцев еще до того, как они почувствуют его запах.

Вот наконец двое мужчин появились среди зарослей. Это были Ну и Тха, отправившиеся на поиски юноши. Узнав идущих, Ну радостно поприветствовал их.

— Куда направляются Ну и Тха? — поинтересовался он, когда мужчины остановились под деревом, на котором он сидел.

— Они ищут Ну, сына Ну, — ответил ему отец. — Теперь, найдя его, они отправятся назад, к пещерам племени Ну. И Ну, сын Ну, пойдет вместе с ними.

Юноша пожал своими широкими плечами.

— Ну, сын Ну, останется здесь, чтобы дождаться Оо и убить его, — заявил он.

— Спускайся и пойдем с нами, — настаивал старик. — Люди племени Ну покидают сегодня свои жилища и отправляются на поиски новых мест, где земля не трясется и не падают скалы.

Ну легко спрыгнул на землю.

— Скажите мне, в каком направлении двинется племя, — предложил Ну, сын Ну, — чтобы я смог присоединиться к вам, когда расправлюсь с Оо. Если сегодня он не вернется в свое логово, завтра я отправлюсь вслед за вами.

Отец дикаря на минутку задумался. Доблесть и мужество сына вызывали у него чувство гордости. Когда юноша возвращался домой с головой людоеда или мамонта, старик ликовал не меньше, чем сам охотник. Он понимал и то, что Ну будет чувствовать себя опозоренным, если его снова заставят вернуться без добычи. Он положил руку сыну на плечо.

— Ладно, оставайся, сын, — согласился он. — Оставайся до следующего солнца. Племя пойдет на север мимо Беспокойного Моря по ту сторону от Бесплодных Скал. Из-за стариков и детей мы не сможем двигаться слишком быстро, и тебе не составит труда нагнать нас в пути. Если же ты не придешь, это будет означать, что Оо оказался сильнее сына Ну.

И, не произнеся больше ни слова, Ну и Тха повернулись и двинулись назад, к пещерам, а Ну, сын Ну, снова забрался на дерево, на свой насест.

Весь день он дожидался возвращения Оо. Человекообразные обезьяны, большие и маленькие, сновали снизу, сверху и сбоку от него. Иногда, проходя мимо, они обменивались с ним словом-другим. Внизу под деревом устроился на ночлег мохнатый носорог. Стая гиен прокралась с плато над скалами. Они окружили спящего птеродактиля. Огромное животное открыло свои маленькие глаза и вскочило на ноги, закрутившись так, что поднялся ветер. Затем он в ярости бросился прямо на завывших гиен. Трусливые гиены помчались в сторону и спрятались за громадным носорогом. С быстротой кошки огромный зверь повернулся, пробудившись ото сна. Он повел своей головой, и один из его мучителей оказался отброшенным далеко в сторону, разодранный огромным рогом, насквозь пробившим его тушу. Как только носорог успокоился, гиены снова подобрались к нему. Повторилась прежняя история. Еще долго Ну слышал дикое ворчание окружающих добычу зверей, и вопли, которыми оглашались джунгли, когда носорог в очередной раз расправлялся с кем-нибудь из своих мучителей.

Потом возле скалы загрохотал пещерный медведь. У входа в пещеру Оо он остановился, осторожно принюхиваясь и издавая рычание, выражающее ненависть и гнев. Ну ждал ответного рыка давнего врага Ура, но его не последовало. Ну пожал плечами. Стало быть, Оо где-то далеко, иначе он ни за что не оставил бы вызов Ура без ответа.

Медведь двинулся дальше, к подножию скалы. Он приближался к дереву, на котором сидел Ну. На краю джунглей зверь остановился. Ну пристально наблюдал за ним. Если не голова Оо, то, может быть, голова Ура? Юноша теперь не сомневался в том, что сегодня Оо уже не вернется в свое логово, поскольку было уже довольно поздно. Да и будь саблезубый тигр где-нибудь поблизости, он бы обязательно откликнулся на голос пещерного медведя.

21
{"b":"3400","o":1}