ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сквозь джунгли Нат-ул прошла на берег. Ей очень хотелось искупаться, но в одиночку она не рискнула. Она стояла возле моря, раздумывая, в каком направлении ушли люди ее племени. Девушка знала, что обычно они, отправляясь в путешествие — все равно на юг, или на север, — предпочитали двигаться по утоптанному прибрежному песку, ибо это было проще, чем продираться сквозь заросли джунглей. Однако приливом уже смыло все их следы.

Стоя на берегу моря и пытаясь продумать, как действовать дальше, Нат-ул решила, что если племя ушло на север, то она должна была столкнуться с ним вчера, возвращаясь с Бесплодных Скал. А поскольку они не встретились, значит, вождь Ну повел своих людей на юг.

И, повернувшись, Нат-ул двинулась на юг, не ведая о том, что все дальше удаляется от людей своего племени и от Ну.

ГЛАВА 4

СТРОИТЕЛИ ЛОДОК

Бредя на юг, Нат-ул держалась берега. Справа были джунгли, а слева простиралось до неизвестных ей пределов огромное море. Ей казалось, что она на краю земли — там было море, только море, пугающее море. На юго-востоке виднелись очертания островов. Это были хотя и таинственные, но все же знакомые вещи. Они частенько служили предметом разговоров ее народа. Что там? Живет ли кто-нибудь там? А если живет, то похожи ли они на мужчин и женщин? Для Нат-ул они были исполнены той же романтической тайны, что звезды и планеты для нас, но знала о них она еще меньше, чем мы о бесчисленных сверкающих островах безмолвного космического океана — для Нат-ул острова были дальше, чем для нас Марс. Лодка для Нат-ул была не меньшим чудом, чем например, телескоп.

Впереди, за небольшим холмиком человек пятьдесят-шестьдесят мужчин, женщин и детей были чем-то заняты на берегу ручья, впадавшего в море. Когда Нат-ул поднялась на холм и взгляд ее упал на незнакомцев, она тотчас же легла на землю и отползла за куст. Оттуда она принялась наблюдать за странными занятиями этих людей. Было совершенно очевидно, что они пришли сюда недавно, причем после долгого перехода. Они во многом отличались от всех, кого ей доводилось до сих пор встречать. Одеты они были в шкуры самых безопасных зверей — тех, что едят траву. Головы украшали рога буйволов и антилоп, что как ни странно, придавало им довольно-таки устрашающий вид.

Но наибольшее удивление у Нат-ул вызвали их жилища и работа, которой они все занимались. Их пещеры вовсе не были пещерами. Они были сделаны из длинных молодых деревьев, воткнутых в землю и скрещенных наверху и покрытых шкурами и ветками или пальмовыми листьями, а то и листьями растений, напоминающих слоновьи уши.

Оружие тоже было непохоже на знакомое Нат-ул. Каменные топоры были другой формы, а копья гораздо короче и толще, конец копья был острее. Кроме того, к нему был привязан конец длинной, сплетенной из сухожилий веревки, другой конец которой, свернутый, был закреплен на боку у воина. Нат-ул ничего не знала о людях, живущих рыболовством. Ее народ часто ловил рыбу. Иногда рыбу ловили и с помощью легких копий, но рыбная ловля не считалась делом. Поэтому она не могла знать, что копья незнакомого племени были предназначены для двух целей: служить и оружием и гарпуном.

Но больше всего ее заинтересовало занятие чужого племени. Они срубили несколько больших деревьев разной длины, от пятнадцати до двадцати футов. Обрезали и обожгли их, затем каменными топорами сняли кору и твердый слой древесины с верхней поверхности бревен. Мягкую губчатую сердцевину они выскабливали и затем разводили внутри бревен огонь.

Нат-ул только диву давалась. Она видела, что мужчины и женщины очень внимательно следили за огнем, заливая водой любую искорку, грозившую проникнуть слишком далеко от центра дерева. Пламя уходило все глубже и глубже, пока не осталась лишь тонкая оболочка затвердевшего от огня дерева.

Девушка была настолько поглощена этим странным зрелищем, что не заметила, что из джунглей позади и несколько правее ее вышел высокий молодой воин. На плечах его была косматая бизонья шкура, хвост которой волочился за ним по земле. На голове его был поставлен череп буйвола — примитивный вариант шлема — таким образом, что короткие толстые рога приходились на виски.

Спереди шкура расходилась, открывая его хорошо сложенное, мускулистое тело, прикрытое лишь набедренной повязкой из оленьей шкуры, за которую были заткнуты каменный нож и топор. В правой руке он держал крепкий гарпун, у пояса была свернута веревка из жил.

Он постоял несколько минут, следя за девушкой и горящими глазами разглядывая ее красивый профиль и тонкую, изящную фигуру. Затем очень осторожно, крадучись, стал подходить все ближе. Это был Тур из племени Строителей Лодок. Никогда в жизни Тур не видел такой красивой женщины. Смотреть на нее значило желать ее. Тур должен был заполучить ее. Он уже был совсем рядом, когда у него под ногой хрустнула сухая ветка.

Нат-ул вскочила как вспугнутая антилопа. В тот же момент Тур бросился, чтобы схватить ее. С одной стороны от нее был он, с другой — лагерь, за которым она наблюдала. Броситься в сторону лагеря означало неминуемый плен. Она стрелой бросилась в сторону Тура, прямо в его протянутые к ней руки, но когда он сомкнул их, оказалось, что он обнимает воздух. Нат-ул проскочила под его руками и понеслась на север как испуганная лань.

Тур бросился за ней, призывая ее остановиться, но страх только придал силы Нат-ул. Тур следовал за ней, отставая шагов на сто. Он знал, что какое-то время она будет в силах опережать его, но потом его могучие мускулы возьмут свое. Уже сейчас она стала бежать медленнее. Расстояние между ними больше не увеличивалось. Скоро оно начнет сокращаться. Он настигнет ее и тогда!..

На север от Бесплодных Скал Ну нагнал племя отца своего Ну. Он догнал их в период отдыха, и когда он явился, то заметил, что они чем-то смущены. Молодые женщины смотрели на него с печалью. Молодые друзья-воины не улыбались в ответ на его приветственное обращение к ним по именам.

Как полагалось возвращающемуся воину он направился прямо к Ну, отцу своему. Вождь сидел с Тха у небольшого костра, на котором жарилась обмазанная глиной белая куропатка.

Его отец поднялся и приветствовал его. При виде сына старик явно обрадовался, но улыбка так и не появилась на его лице. Он взглянул на голову и кожу Ура.

— Оо не вернулся? — спросил он.

— Оо не вернулся, — ответил сын.

Ну, сын Ну, оглядел присутствующих женщин, детей и смущенных воинов. Он обнаружил, что ее здесь нет. Его мать и сестра Уна подошли и поцеловали его.

— Где Нат-ул? — спросил Ну.

Мать и сестра переглянулись и посмотрели на отца. Ну, вождь, взглянул на Тха. Тха поднялся и подошел к юноше. Он положил руку ему на плечо.

— С тех самых пор как мать родила тебя, — произнес он, — я любил тебя, больше тебя я любил только моего сына Ахта. Однажды я испытал надежду, что ты станешь моим сыном, потому что увидел, что ты любишь Нат-ул, мою дочь. Но Нат-ул ушла с Худом. Мы не знаем как это случилось, но Ра-эль, дочь Кора, сказала, что она ушла охотно.

Он замолк.

— Это ложь! — закричал Ну, сын Ну. — Нат-ул никогда не пошла бы по собственному желанию ни с Худом, ни с кем-либо другим. Когда они ушли? Куда они пошли? Скажите мне, и я приведу Нат-ул, если она жива, и она сама скажет, что Ра-эль говорит неправду. Я приведу ее назад, если она еще жива, но если она не освободилась от Худа, значит, она мертва, потому что она скорее умрет, чем сочетается с кем-нибудь, кроме Ну, сына Ну. Я сказал. Какой дорогой они пошли?

Никто сказать ему этого не мог. Все, что они знали, — когда они все покинули свое старое стойбище, Худа и Нат-ул среди них не было, а потом Ра-эль сказала, что они убежали вдвоем. Когда он принялся расспрашивать Ра-эль, то не добился ничего нового. Она упорно утверждала, что Нат-ул ушла охотно.

— И охота же Ну, сыну Ну, быть таким дураком, чтобы следовать за женщиной, которая выбрала себе другого, когда есть красавицы, которых Ну, сыну Ну, достаточно только позвать? — заявила она.

23
{"b":"3400","o":1}