ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец Тур закончил свою лодку. Древесина, которую Строители Лодок выбирали, отличалась, особенно в середине, мягкостью, поэтому легко выжигалась и долбить ее тоже было нетрудно. Огонь, что они разводили в выдолбленном стволе, исполнял сразу две функции — выжигал наиболее твердые верхние слои и укреплял оставшийся тонкий слой. В результате челноки были одновременно легкими и прочными.

Когда Тур закончил, он позвал нескольких соплеменников. Они подошли и помогли Туру спустить челн на воду. Одна из женщин тоже подошла к нему, неся длинную палку, один конец которой был толще другого. Толстый конец был плоский. Это было весло. Тур забросил его в лодку и пробежав линию прибоя, спустил свою лодку на гребень откатывающейся волны, вскочил в челнок и бешено выгребая веслом, одолел следующую накатывающуюся волну.

Ну следил за ним, широко раскрыв глаза. Уважение его к парню стремительно росло. Вот это спорт! Он не мог не признать, что это требует ловкости и смелости. Только храбрец может выдержать опасности, ожидающие его в этих страшных водах. Ну увидел, что он правит прямо в открытое море. Правда, вдали были видны острова. Доберется ли он до них? Ну с детства относился к этой далекой земле как к чему-то окруженному тайной. Этот народ нашел к ней дорогу. Ну научился многому — аэроплан изумил бы его меньше, чем эта грубая долбленка.

Некоторое время он следил глазами за человеком в лодчонке. Они становились все меньше и меньше, по мере того, как ветер, волны и мощные удары веслом относили лодку все дальше в море. Теперь Ну вновь обратил внимание на остальных. Они тоже торопливо заканчивали свои лодки. Работая, они перебрасывались словами, голоса их звучали возбужденно, поскольку приходилось перекрикиваться через достаточно большое расстояние. Время от времени до Ну доносились их слова. Язык был понятен. Внимательно прислушавшись, он понял, что они говорили об отплывшем и его отваге. Ну хотел услышать больше. Он осторожно пробрался сквозь густую растительность к полянке, на которой чужаки мастерили свои суденышки. Выбравшись из гущи спутавшихся между собой ползучих растений, закрывавших его, он сумел рассмотреть стоянку гораздо подробнее. Он увидел, что деревня была окружена кольцом пепла и золы — следы ночных костров, предохранявших от хищников. Увидел он и костры перед каждой хижиной, на которых готовили пищу. Увидел женщин и детей, мужское население деревни. Ничем особенным они не отличались, но одежда и оружие были не похожи на привычные Ну. Удивили его и глиняные горшки. Теперь он смог слышать их разговоры в подробностях.

— Должно быть, она красивая, — сказал какой-то мужчина, — иначе Тур не отправился через эту чужую воду к чужой земле искать ее, — и он ухмыльнулся, бросив понимающий взгляд на молодую женщину, кормившую грудью ребенка и продолжающую при этом чистить заостренным кремнем шкуру зубра, лежащую перед ней на земле.

Лицо женщины безобразно исказилось.

— Пусть он только ее притащит, — закричала она, — и красивой ей не быть. Я сделаю с ее лицом то же самое, — и она принялась неистово скрести шкуру.

— Тур очень рассердился, когда она сбежала от него, — продолжал мужчина. — Она была уже почти у него в руках, но он найдет ее, хотя я сомневаюсь, что от нее там что-нибудь осталось, что стоит привозить. Я думаю, что глупо Туру терять на это время.

Ну пришел в замешательство. Каким образом Нат-ул оказалась на далеких островах? По разговору он понял, что человек по имени Тур отправился за ней именно туда. Это невозможно. И все же по разговору же было ясно, что какой-то мужчина последовал за какой-то женщиной по воде к таинственным островам — женщиной, что удивила его и за которой он охотился именно сегодня, и которая сбежала от него. Это могла быть только Нат-ул!

ГЛАВА 5

ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ НУ

Лодки все были готовы и мужчины принялись переносить их одну за другой к морю. Они складывали в них весла, топоры и гарпуны — точно так же, как это проделал перед ними Тур. Ну наблюдал за ними с лихорадочным интересом. Наконец все отправились в море, яростно выгребая против волн прибоя. В несколько более спокойных водах поодаль от берега лодки разделились и повернули в разных направлениях. Никто из них на острова явно не собирался. Ну увидел, как один из мужчин внезапно поднялся в лодке и метнул свое копье в воду. Моментально около лодки началось волнение. В каждой из лодчонок сидело по трое человек, двое в лодке, за которой наблюдал Ну принялись бешено грести прочь от того, что начало биться в море позади их. Ну догадался, в чем дело. Копье попало в какое-то огромное существо и началась битва. Было слишком далеко, чтобы видеть все в деталях, но Ну разглядел, что лодку тянет в открытое море. Затем он увидел, что лодку подтянуло ближе и с борта полетело в беснующееся существо еще одно копье. Тогда он понял, почему этот народ носил свои гарпуны на таких длинных веревках. Затем в лодке началось смятение: жертва принялась преследовать охотников. Мощный плавник стремительно взлетел над водой и со страшной силой обрушился на лодку. Остальные лодки поспешили к месту битвы, но не успели они добраться, как на спокойной поверхности моря оставались лишь два обломка долбленки и голова и плечи лишь одного из сидевших в челноке, вцепившегося в один из них. Через несколько минут его втащили в другую лодку, и маленький флот вновь принялся разыскивать добычу.

Вскоре он исчез за мысом, и только одна лодка осталась рыбачить недалеко от деревни. Судя по всему, люди в ней искали добычу менее примечательную, и Ну было видно, как они вытягивали из моря одну рыбину за другой. Вскоре лодка была полна до краев, и рыбаки медленно — груз был тяжел — принялись грести к берегу.

Когда они причалили, Ну внезапно осенило. Зрелище опасностей, сопровождающих этот вид спорта на водах вызвало у него непреодолимое желание посоревноваться с чужаками, но сильнее все же оказалась другое соображение, пришедшее ему в голову.

Когда мужчины высадились на берег, к ним подошли женщины, таща огромные кожаные мешки, прошитые жилами. В эти мешки они переложили улов и потащили его, волоча по земле, в деревню.

Мужчины, чьи труды, видимо, были закончены, пристроились в тени деревьев поспать. Это была удача! Ну бесшумно пополз на четвереньках. В руках он крепко сжимал свое длинное копье и каменный топор. Лодка лежала на открытом берегу. Нигде поблизости не было возможности укрыться, чтобы женщины его не обнаружили. Воинственной натуре Ну это было даже в какой-то степени по душе. Не оставалось ничего другого, как бежать прямиком через деревню.

Он встал на ноги и тихо пошел мимо хижин. Не было никакой необходимости провоцировать тревогу, пока была такая возможность. Он шел за спиной молодой женщины, обрабатывающей шкуру зубра. Она не услышала его легких шагов. Но ребенок, игравший с хвостом зубра, взглянул прямо на него, когда он уже проходил мимо. Ребенок прижался к матери с душераздирающим криком. Моментально поселок пришел в движение. Красться уже не было никакого смысла. С мощным воинственным кличем Ну промчался через деревню на глазах у перепуганных женщин и ошеломленных спросонья мужчин.

Ну мчался прямо к лодке, следом за ним бежали трое мужчин. Один подбегал к нему сбоку. Он был близко, настолько близко, что догнал Ну в тот самый момент, когда Ну добежал до лодки. Они оба замахнулись друг на друга своими чудовищными топорами, но Ну, сын Ну, был могучим воином. Он отразил удар, и прежде чем его противник успел прийти в себя, топор Ну раскроил ему череп как яичную скорлупку.

После этого Ну ухватился за лодку и потащил ее навстречу волне, как это делали у него на глазах чужаки. Но ему удалось сделать всего несколько шагов — он был вынужден повернуться и вступить в борьбу с догнавшими его воинами. Они с диким воем набросились на него, в то время как женщины сгрудились на берегу, подбадривая их воплями. Ну оставил лодку и бросился навстречу врагу. Его длинное копье вонзилось в переднего воина из племени Строителей Лодок как раз в тот момент, когда тот был готов метнуть в него свой гарпун. Гарпунер упал. Раздался женский хор воплей и причитаний. К троглодиту приближался третий воин. Для метания копья расстояние было слишком мало, так что парень отбросил тяжелое оружие и ринулся в рукопашную с ножом. Мужчины, не замечая того, что оказались по колено в воде, сражались с такой яростью, будто искали смерти. Громадный вал накрыл обоих, сшиб с ног, подхватил и швырнул на берег. Но они продолжали сражаться, задыхаясь и захлебываясь в соленой воде; когда же вода отхлынула, то позади оставила труп со множеством ран в волосатой груди, нанесенных длинным острым ножом Ну, сына Ну.

25
{"b":"3400","o":1}